О ПЛОХОМ НЕ ДУМАЛ, НЕ ГАДАЛ. ЗА МКАД УЕХАЛ И РОПАЛ

7 октября 1999 в 00:00, просмотров: 334

Есть на подмосковных дорогах небольшие по своей протяженности участки — своего рода аномальные зоны, притягивающие самые тяжелые ДТП с зловещей периодичностью. Узнать эти участки легко — по количеству символических могилок и надгробных памятников, установленных вдоль дороги. В придорожных "усыпальнях", конечно, никого по-настоящему не хоронят, но и сооружать их никто не запрещает. С каждым годом таких памятников скорби становится все больше и располагаются они на таких участках чуть ли не вплотную друг к другу. Причин дорожно-транспортных происшествий, по оценкам сотрудников организационно-аналитического отдела УГИБДД РФ, может быть аж 228. То есть любое ДТП должно быть отнесено к одной или нескольким из 228 возможных позиций. Это и погодные условия, и освещенность трассы, и состояние дороги, и продолжительность нахождения водителя за рулем, и скоростной режим, и техническое состояние машины и т.д. Бывает, что только-только поставили памятник в память о погибших, разбившихся на крутом повороте. Не проходит и двух дней, как в этот обелиск на крутом вираже врезается очередная жертва... И становится он "двести двадцать девятой" причиной очередной автомобильной аварии. В прошлом году на территории области в ДТП погибло 2502 и ранено 9324 человека. Погибло 86 детей, 851 ребенок был покалечен. По сравнению с 1997 годом число погибших возросло на 13,5%, а раненых — на 8,2%. Московская область имеет самый высокий в стране показатель тяжести последствий аварий. Для сравнения: в Москве аналогичный показатель ниже более чем в два раза. С начала этого года на дорогах Подмосковья погибло немногим меньше, чем за весь предыдущий год. Наиболее высока тяжесть последствий ДТП на Киевском, Волоколамском и Минском шоссе: 31—33 погибших на 100 пострадавших. Виновниками каждого пятого ДТП оказываются водители в нетрезвом состоянии. В 1998 году они отправили на тот свет 29 человек и 180 покалечили. Лидируют по числу "пьяных" ДТП Шаховской район (52%), Балашихинский (40,5%) и Истринский (37%). Каждое второе ДТП происходит из-за превышения установленной скорости движения. В каждом четвертом — водители скрываются с места происшествия. И лишь небольшой процент дорожного травматизма руководители подмосковной ГИБДД списывают на нерасторопность самой автоинспекции. А на самом деле? — У меня участок 72 километра, — рассказывает Александр, инспектор ДПС, обслуживающий Волоколамское шоссе и часть подмосковного кольца, — ну и как его контролировать на раздолбанной "шестерке"? Мчится, скажем, "девятка". Скорость — огромная. На требование остановиться не реагирует. Догнать ее практически невозможно. Я ее, конечно, передаю на следующий пост. Вводится план "Перехват". Но до следующего поста — много километров и ни одной патрульной машины. Но зато множество боковых съездов и объездных путей. Так что на следующем посту она уже вряд ли появится... Что представляет из себя рядовой подмосковный батальон ДПС? В его составе — две роты. Каждая рота состоит из двух взводов. За каждым взводом закреплены определенный участок и... две машины, одна из которых, как правило, в ремонте. Правда, администрация области не так давно передала областной автоинспекции в качестве взаимозачета несколько машин "Волга". Но для ДПС эта машина не подходит. Слишком много ест бензина, хватает ее от силы тысяч на 20, а потом требует капитального ремонта. Но, как говорится, на безрыбье и рак щука. Между тем ДПСникам приходится контролировать большие территории. Расстояние от поста до поста составляет 60 километров, а то и больше. Например, расстояние от Солнечногорского поста ДПС до следующего поста-пикета — более 100 километров. И, несмотря на это, за последний год закрыли 12 стационарных постов, на очереди — еще несколько... Выходит, гоняй, нарушитель, сколько хочешь — никто не поймает. Даже если пикет тебя засек, устаревшие ретрансляторы обеспечивают связь в радиусе лишь 15 километров. — Где-нибудь на линии можно кричать в рацию сколько угодно — никто не отзовется, — продолжает Александр. — Но зато хорошо слышны разговоры бизнесменов по мобильникам... У милиции же сотовых телефонов пока нет и, прямо скажем, не предвидится. Короче, оснащение "дорожных смотрителей" — одни слезы. Да и для обеспечения безопасности на дорогах делается очень мало. Практически везде в области отсутствуют ограждения, разделяющие встречные потоки транспорта. На большей части опасных участков нет линии разметки. А ведь после установки разделительного бордюра на МКАД аварийность на этой трассе снизилась на 40 процентов! Подмосковные дороги освещаются лишь на 30 процентов. Фонарные столбы стоят, свет проведен. Но за электроэнергию платить некому. В 26 районах области отсутствуют оборудованные площадки для проведения государственного технического осмотра. А ведь технические неисправности машин — одна из основных причин дорожных трагедий. По информации УГИБДД Московской области, лишь 64 процента индивидуального транспорта жителей Подмосковья прошли ГТО. Самое страшное, когда сбивают пешехода. Даже если он сам полез под колеса... Пик наездов (70 процентов от общего числа ДТП) приходится на осень. День становится короче, темнеет рано. А дачный сезон еще в самом разгаре. Пешеходы (часто в нетрезвом состоянии), дачники идут по узким обочинам дороги. Водитель их просто может не заметить. Особенно если ослепил встречный транспорт. Как правило, такие ДТП имеют тяжелые последствия. Итак, случилось страшное. Что дальше? Рассказывает Сергей, капитан СБ ДПС, обслуживающий Истринский район: — Пострадавших должна доставлять в больницу "скорая помощь". Но попробуй дозвонись до нее с глухой подмосковной трассы, особенно ночью! Хорошо, если какой-нибудь водитель проедет мимо с мобильным телефоном или сообщит на ближайший пост-пикет. Если происшествие — с летальным исходом, возникает другая забота: как вывезти труп? Не засунешь же его в багажник! Затем — разбитая машина. Чтобы ее убрать, нужен кран-грузовик. Причем, согласно Закону о милиции, за машину — частную собственность — отвечает инспектор, прибывший на аварию. Он составляет протокол, учитывая не только повреждения машины, но и находившиеся в ней вещи. Вплоть до мелочей. Например, магнитолу, бумажник, даже игрушку на лобовом зеркале. Чтобы в противном случае родственники не устроили обструкцию: дескать, у погибшего водителя были часы "Ролекс" и тысяча долларов в кармане. Вот и стоит инспектор, караулит машину. А может, не караулит. Но тогда разбирайся как хочешь. А что делать? Коммерческие эвакуаторы областной автоинспекции не по карману. И, наконец, зарплата. Сотрудники областной ДПС несколько месяцев ее фактически не получают. Высокое начальство, таким образом, волей-неволей благословило их зарабатывать самостоятельно... Картинка получается грустная. На темной подмосковной дороге, без разметки и разделительного бордюра, стоит бедный-бедный гаишник. Машина плохая, телефона нет. Как, впрочем, и денег. Водитель его не любит. Начальство — тоже. Как следствие — дороги, утыканные скорбными памятниками, все больше напоминают кладбищенский пейзаж. Комментарий заместителя начальника Управления ГИБДД Московской области Николая Арнаутова: — Если инспектор ДПС не в состоянии выполнить поставленную перед ним задачу, он должен доложить об этом своему начальнику, который обязан принять меры. Основными причинами ДТП и гибели людей по-прежнему остаются: недостаточное финансирование из федерального бюджета; правовой нигилизм пешеходов; почти полное отсутствие развязок на подмосковных дорогах, разъединяющих пешеходов и водителей; несоблюдение скоростного режима; низкая дисциплина водителей и ограниченные средства воздействия на нарушителей... При срочной эвакуации пострадавших и техники всегда можно воспользоваться попутками. Для инспектора отсутствие эвакуатора — не оправдание. Это же будни жизни. Вопрос освещенности трасс напрямую связан со своевременной оплатой электроэнергии. Этот вопрос, как, впрочем, и вопрос своевременной выплаты зарплаты, должен решаться на уровне местного бюджета района. Не платить работникам милиции зарплату — позор и преступление.




Партнеры