ФАЛЬШДОКИ

8 октября 1999 в 00:00, просмотров: 474

Анатомические подробности чьей-то жизни, извлеченные из порнокассет, — изобретение не новое. Секс-скандалы — проверенное средство конкуренции во всем мире. Война с противником при помощи его интимных слабостей — а они у людей богатых и "по жизни" скучающих всегда найдутся — обречена на успех. Но в последнее время многое вывернуто наизнанку. А что если столь модной теперь яростной борьбой за права прикрыть обыкновенную уголовщину? Это мысль... То ли девочка, а то ли виденье Покачивается "от возбуждения" любительская видеокамера. С каким-то даже наслаждением скользит она по детскому телу: грудная клетка, угловатые ключицы, тонюсенькие икры. — Раздевайся до конца, Яна! — у командующей съемкой женщины чуть заметный хохляцкий говорок. — Хорошо, мамочка... Лет девять малышке, не больше. Не Лолита даже — ее полупрозрачная тень. Девочка-виденье в дешевеньких трусиках и маечке. Скомканное платьице валяется рядом. Туда же скоро летят и трусики... Маму нельзя ослушаться. Мама знает, что правильно, а что нет. Сам оператор в кадре не засветился ни разу. Лишь слышны его отдельные слова, да еще лежат на телевизоре дорогие мужские очки — безмолвно свидетельствуя о присутствии в квартире кого-то третьего. "Именем Российской Федерации... признать Кудрявцева Александра Петровича, 1955 года рождения, русского, женатого, ранее не судимого, работавшего директором АООТ "Гудок", виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьей 135 УК РФ ("развратные действия"), 132 ч. 3 п. "в" ("насильственные действия сексуального характера")... и приговорить его к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима..." В начале февраля 1995 года дело "нового русского маньяка" Александра Кудрявцева гремело по всей Москве. Не было ни одной популярной газеты, в которой не смаковались бы подробности его сексуальных оргий с третьеклассницей Яной Василенко (фамилия изменена. — Е.С.) и ее мамой Таней. Кудрявцева тщательно проверяли на причастность к изнасилованиям и исчезновениям других малолеток, но там он оказался абсолютно чист. И вот, спустя четыре года, это старое дело вновь попало во внимание правоохранительных органов. Причем совершенно неожиданным образом. Жена Кудрявцева, Ольга, подала в суд на Никулинскую межрайонную прокуратуру Москвы. Таинственный развратник А начиналось все почти по-семейному, даже чуть-чуть комично. 3 февраля 1995 года на Кременчугской улице, в доме № 34, произошла пьяная ссора между любовниками. Приехала милиция. Женщина, которую звали Татьяна Василенко, слезно упрашивала стражей порядка упрятать ее приятеля за решетку хотя бы на 15 суток — дерется он, дескать, очень сильно. — Посадить меня хочешь? — возмутился драчливый любовник Андрей Шмаков, молодой парень, нигде не работающий и живущий исключительно на средства им же избиваемой пассии. — Я тебе тогда тоже нары обеспечу. Не на пятнадцать суток, а лет на десять, не меньше. И повел милиционеров прямиком в ванную комнату. Там была "заныкана" интересная видеокассета, которую Андрей, по его словам, сам же и спрятал, свистнув когда-то у подружки. Ведь на кассете этой была заснята 9-летняя Яна Василенко, Танина дочка, танцующая обнаженной перед неизвестным оператором. Вскоре выяснилось, что мама Яны поддерживает с этим оператором постоянную интимную связь. И дочь свою вроде бы к совместным оргиям привлекает — заставляет заниматься со взрослым мужиком оральным сексом. Но где найти этого развратника, Шмаков не знал. Только слышал, что человек тот очень богатый и влиятельный. Оперативники "рыли землю" в поисках таинственного любителя малолеток. А заодно выясняли прошлое Яниной мамы. Оказалось, что Таня Василенко приехала в Москву с Украины в 1984 году. Выучилась на бухгалтера, вышла здесь замуж. Однако семейная жизнь не удалась — кроме московской прописки и коммунальной комнатенки, у ее мужа не нашлось никаких достоинств. После рождения дочери Яны их отношения практически прекратились. И в декабре 1993-го Татьяна дала объявление в газету: "Молодая женщина, имеющая дочь 8 лет, желает познакомиться с мужчиной, способным на моральную и материальную поддержку. Заранее благодарю..." Сколько кредитоспособных самцов откликнулось на газетный призыв, доподлинно неизвестно. Главное, что однажды на горизонте появился ОН. Богатый, умный, представительный. Сразу согласился помогать материально — снял отдельную квартиру и давал деньги на карманные расходы. Не слишком докучал своим присутствием — назначал не больше одного свидания в месяц. Да еще оказался и наивным — ничего не выяснил насчет существования официального мужа и молодого любовника, которые тоже кормились с "барского плеча" и сматывались из арендованной квартиры только на время Таниных любовных свиданий со "спонсором". А Яна оставалась с мамой. По версии следствия, растление несовершеннолетней Яны Василенко происходило в три этапа. Сначала любовники просто сажали девочку перед телевизором, который был подсоединен к включенной видеокамере. Видеокамера же стояла у кровати, где пьяная мама с пьяным же приятелем занимались любовью. А Яна наблюдала за всем происходящим на экране. Постепенно "спонсор" разошелся и стал снимать видеокамерой саму Яну, показывающую стриптиз. А потом, после секса с матерью, он укладывал девочку в постель — гладил ее тело, обучал оральному сексу. Узнав о том, что происходит, молодой Танин любовник Шмаков тоже "не побрезговал" ребенком. Завел Яну как-то в ванную и заставил сделать ему минет. Имя человека, щедро спонсировавшего Татьяну и одновременно развращавшего ее дочь, оперативники наконец узнали. Им оказался 40-летний директор АООТ "Гудок", соучредитель благотворительного фонда имени Королева, соучредитель охранной фирмы "Дас" Александр Кудрявцев. Вечером 6 февраля 1995 года в офис Кудрявцева ворвалась группа захвата. Начался обыск, которым руководил следователь Никулинской прокуратуры Александр Хромых. Время было позднее. Понятых просто нашли на улице. Все они, как на грех, оказались "неместными" и через пару часов запросились по домам. Личный сейф Кудрявцева вскрыли уже ближе к полуночи. Там лежали аккуратные зеленые пачки — 1000 купюр по 100 долларов — и еще какая-то мелочь. Общая сумма изъятых денег составила 120 800 долларов США. — Да нам просто некогда было переписывать номера купюр, — объясняет теперь Александр Хромых. — Представляете, сколько времени на это ушло бы? Понятые у нас уже чуть ли не выть начали... Мы быстро пересчитали деньги, упаковали их и отправили на хранение. Понятно, что это было не совсем правильно, но другого выхода у нас не было. Почти в то же время шел обыск и в квартире Кудрявцева, в Крылатском. — К нам пришли человек шесть. Никого из них, кроме соседей-понятых, я не знала, — вспоминает жена Кудрявцева, Ольга. — Оперативники прошли в комнату сына и тщательно ее обыскали. Забрали все видеокассеты. А еще у нас дома хранилось дорогое коллекционное оружие: самурайский меч прошлого века, фашистские и советские кортики, штык к винтовке Мосина и другие вещи. Все это тоже унесли. О потере своего имущества Ольга в тот момент, конечно, не думала. В ее голове застряла страшная фраза, брошенная человеком, руководившим обыском: "Твой муж — сексуальный маньяк. Таких нужно на месте расстреливать!" Двойное убийство Александр Кудрявцев начал "делать деньги" еще в те допотопные времена, когда многие об этом и не помышляли. В конце 80-х ездил по деревням, фотографировал народ прямо по избам — всем нравилось. Подсобрал деньжат, на паях с женой Ольгой и знакомым фотографом Дмитрием Бакшиным — тем самым, с которым он по деревням путешествовал, организовал фирму "Реком". А примерно с 1993 года решил заняться издательским бизнесом. Фирма "Реком" совместно с ЦК профсоюзов подписали договор с редакцией газеты "Гудок" и стали управлять делами в одноименной типографии. — Я работал с Кудрявцевым приблизительно полгода до того, как его арестовали, — рассказывает личный охранник Кудрявцева Сергей Беляев. — Понимаете, я с ним везде ходил — и не знал, что у него на стороне женщина есть. Он, конечно, очень осторожным был, но ведь такое от телохранителя не скроешь? У меня у самого медицинское образование, я бы его педофильские замашки сразу определил. Но ничего же похожего! Обычный мужик... Хотя какие-то проблемы у него были, иначе зачем бы он меня с двумя напарниками нанял? По словам жены, последние полгода Кудрявцеву настойчиво угрожали. Звонили по телефону, требовали отказаться от "Гудка". Ольга даже мусор выносила под ручку с охранниками. Но что именно происходило тогда с их бизнесом, она до сих пор не знает. — Это началось летом 1994 года, — рассказывает Ольга Кудрявцева. — Однажды Саша сказал, что многим перешел дорогу. Но кому конкретно он помешал, я не знала — я не занималась делами и оставалась для Саши прежде всего женой. В начале осени 1994-го убили двух хороших знакомых Кудрявцева, тоже коммерсантов. А сам хозяин "Гудка" даже проходил по этому делу одним из подозреваемых. Двоюродные братья-бизнесмены, 27-летний Юрий Якимович и 29-летний Юрий Громов, были убиты в ночь с 31 августа на 1 сентября 1994 года. Их трупы обнаружила дальняя родственница, случайно заскочившая утром в квартиру Якимовича на Мосфильмовской улице. Было видно, что перед смертью ребят долго пытали. — На кухне стоял ужасный запах от включенного газа, — вспоминает родственница, проникшая в закрытую квартиру через балкон 8-го этажа. — На столе валялась черная папка с документами на квартиры, принадлежавшие братьям, на их машины, а также паспорта чужих людей. Но бардака не было, вся одежда лежала на своих местах. Только дорогие вещи исчезли — телевизор и видеомагнитофон. Видно, их убийцы с собой забрали. Женщина немедленно вызвала милицию. Квартиру после осмотра опечатали. Но когда наступило время похорон, выяснилось, что забирать ребят из морга не в чем — вся их одежда висела дома. Пришлось вскрывать пломбу... — Я вошла в квартиру вместе с сотрудником милиции, — продолжает свидетельница, — и просто остолбенела. Такие перемены за несколько дней — везде хаос, все разгромлено, разбросано, перерыто. Даже паркет вскрыт. И ни одежды, ни дорогих вещей — исчезло все. Но кто это мог взять, если печать на двери нетронута? Приехавшая из Астрахани мать Якимовича, Тамара Георгиевна, спешно пересчитала оставшееся имущество. — Две машины-"девятки", что под окнами стояли, исчезли, электроаппаратура импортная вся, видеокассеты с записями, — расстроилась она. Но самое главное, Тамара Георгиевна знала, что незадолго до своей гибели Юра купил в Москве две квартиры — жениться собрался. Но исчезли и эти квартиры – со всеми потрохами, то бишь документами. Это преступление так и не раскрыли. Вот уже пять лет несчастная женщина пытается узнать, кто же все-таки убил ее сына и племянника и украл потом их имущество. На все заявления, ходатайства и жалобы один ответ: "Никулинской межрайонной прокуратурой... рассмотрено. В материалах дела отсутствуют какие-либо данные о наличии в квартире, где было совершено убийство, изъятии и выдаче кому-либо документов на принадлежащие Громову и Якимовичу квартиры. Данные, что последние на день убийства имели в собственности квартиры, отсутствуют... Следствием выдвинуто предположение, что остальные вещи похищены совершившими убийство лицами". Кудрявцева в свое время "таскали" по этому делу часто. — Да его могли бы элементарно посадить тогда за это убийство, — уверена жена. — Но через несколько лет он вышел бы. Совращение малолетней — вот единственная статья, после которой из зоны просто так не выходят. Таких людей там распинают. И те, кто решил отнять у нас все, прекрасно это понимали. И доллары превращаются... Конфискованное у Кудрявцева имущество прямиком отправилось в Никулинскую прокуратуру. Изъятые же доллары пытались вручить на временное хранение бухгалтеру прокуратуры города — ведь статья, по которой проходил Кудрявцев, не предусматривала имущественной конфискации, рано или поздно деньги нужно было возвращать семье. Однако перепуганный бухгалтер наотрез отказался принимать по описи такие деньжищи. Камеру вещдоков в Никулинской прокуратуре только что отремонтировали. Но сигнализацию еще не поставили — хранить изъятое у Кудрявцевых там было нельзя. Поэтому следователи растащили ножи и кортики по кабинетам, распихали по столам. А видеокассеты вообще растащили по домам. Доллары же в конце концов отправили в сейф к заместителю прокурора. Летом 1995-го, когда следствие еще находилось в самом разгаре, Ольге Кудрявцевой предложили прийти в Никулинскую прокуратуру и забрать свои деньги. — У меня прямо гора упала с плеч, когда она за своими деньгами пришла, — вспоминает следователь Александр Хромых. — Все-таки такая ответственность на прокуратуре висела — полгода у нас эти доллары проклятые хранились! Буквально каждую бумажечку проверяли, прежде чем вернули. И расписку с Кудрявцевой получили, все честь по чести... Никаких сомнений в подлинности денег у нас не было. Хотя при выдаче номера купюр мы тоже не переписывали. — Я сразу же хотела обменять деньги в банке, — продолжает Ольга Кудрявцева. — Дома даже есть нечего было: муж в тюрьме, дела стоят. А в обменном пункте мне сказали, что доллары фальшивые. Из 120 с лишним тысяч только 10 тысяч подлинными оказались. Получается, что мою семью ограбили в прокуратуре — подменили настоящие деньги липовыми. Вероятность того, что фальшивыми эти доллары были с самого начала, еще в сейфе Кудрявцева, невелика. Это, кстати, признали и в прокуратуре. Но когда именно произошла подмена денег, определить было совершенно невозможно — ведь номера купюр ни разу не записывались, даже видеосъемка обыска в офисе "Гудка" почему-то не велась. Хотя и до, и после этого каждый шаг следствия фиксировался на пленку. Вдобавок ко всему выяснилось, что и остальные конфискованные вещи, включая самурайский меч прошлого века с рукояткой из акульей кожи (его ориентировочная цена — 19 тысяч долларов), тоже куда-то исчезли. Ольга Кудрявцева сразу же написала заявление в прокуратуру города с просьбой возбудить уголовное дело против следователя Александра Хромых по статье 172 УК РСФСР (за халатность). Одновременно она послала соответствующие телеграммы в Генпрокуратуру, в московскую мэрию и Госдуму. — Я безумно перепугалась одного — что должна теперь хранить эти деньги в собственной квартире, — объясняет Ольга. — Как будто сама себе приговор подписываю. Придут ко мне с обыском — и вот вам, куча фальшивых бумажек. А возвращать эти доллары в прокуратуру... Так я никогда в жизни их больше не увижу и не докажу, что они у меня вообще были. Муж — маньяк, жена — фальшивомонетчица — отличный способ расправиться с нашей семьей... Часть денег — приблизительно 70 тысяч долларов — Ольга решила спрятать на даче под Чеховом. О существовании этой дачи вроде бы никто не знал. Заброшенные места, пустая проселочная дорога — искать в таком месте нечего. Вскоре дачу ограбили. Причем позарились только на злополучные фальшивки. Дело о халатности следователей передали в прокуратуру Южного округа. Оставшиеся 40 тысяч долларов были изъяты из квартиры Кудрявцевых. Провели техническую экспертизу купюр. Все бумажки оказались поддельными. Одна радость — в ходе начавшегося расследования "выплыл" на свет бесценный самурайский меч. Все это время он спокойно пылился себе в кабинете одного из следователей. Однако остальное коллекционное оружие так и не нашли. А самурайский меч, не успев вернуться к владельцам, исчез во второй раз. В конце концов уголовное дело по факту пропажи коллекционного оружия, принадлежащего семье Кудрявцева, тихо прекратили — посчитали, что "эта утрата не повлекла за собой причинения существенного вреда государственным либо общественным интересам, а также охраняемым законом правам и интересам граждан". А про фальшивые доллары и вовсе забыли. Между собой решили, что Ольга и сама вполне могла их подменить — участь своего супруга в тюрьме облегчить. В СИЗО с сексуальными насильниками ведь запросто обходятся — "опускают" их в пять минут. А все их движимое и недвижимое имущество отправляют в тюремный "общак". Про то, что Кудрявцев богатый человек и запросто хранил 120 тысяч долларов в сейфе, все газеты тогда протрубили. Значит, за деньгами могли заявиться гонцы из зоны. Вот Ольга и нашла способ спрятать настоящие деньги от воровских авторитетов. Отказники Между тем расследование по делу "нового русского маньяка" подошло к концу. В октябре 1998 года состоялся наконец суд. К уголовной ответственности за растление несовершеннолетней Яны Василенко был привлечен не только Александр Кудрявцев, но и молодой любовник Андрей Шмаков (за эпизод в ванной) и сама мама Таня — за то, что попустительствовала развращению дочки. Но отвечать за свои поступки Татьяна Василенко не стала — ее признали невменяемой и отправили лечиться в Троицкую психиатрическую больницу. Яна Василенко от своих первоначальных показаний о том, что ее развращал мамин поклонник, отказалась. Открестился ото всего и Андрей Шмаков — бывший сотрудник телестудии, кстати. — Кудрявцев ничего противоправного не совершал, — сообщил он на суде. — Я раскаиваюсь, что его раньше оговорил. А еще я хочу заявить, что видеосъемку Яны Василенко делал собственноручно, в своей коммунальной квартире, о которой Кудрявцев даже не знал. Я снимал голую девочку просто так, не думал, что это преступление. Оральным сексом с ней никогда не занимался — оговорил себя и Кудрявцева тоже. На вопрос судьи о том, почему же он молчал столько времени, молодой человек ответил загадочно: " Другого выхода у меня не было..." Таким образом доказательств, что Александр Кудрявцев все-таки совершил то, в чем его обвиняют, у суда не осталось. На остальных изъятых у него дома видеокассетах были записаны обычные боевики. Однако Кунцевский суд посчитал, что он все-таки виноват, и приговорил его к 10 годам лишения свободы. А в августе 1999 года, после рассмотрения кассационной жалобы в Мосгорсуде, срок заключения скостили на год. Яна помнит все Ольга Кудрявцева до сих пор требует, чтобы ей вернули похищенные из сейфа доллары и оружие. Даже в суд на Никулинскую прокуратуру подала. Но из суда пока ни ответа ни привета — вроде бы материалы дела при пересылке затерялись. Уволенный из прокуратуры следователь Александр Хромых стал адвокатом. И до сих пор убежден в том, что вел тогда следствие правильно, посадил настоящего маньяка и лишился из-за этого любимой работы. 70 тысяч фальшивых долларов, украденных с заброшенной дачи, так нигде больше и не "засветились". Хотя, по идее, должны были — обычные грабители сразу попытались бы их потратить. Таня Василенко все еще в психбольнице — отпускать ее пока не спешат. Многие люди, которые могли бы рассказать подробнее о бизнесе Кудрявцева и его врагах, просто исчезли — в том числе и первый заместитель Кудрявцева Дмитрий Бакшин. Он даже на суд не явился. Не пришла на рассмотрение кассационной жалобы и Яна Василенко. Родная бабушка увезла ее из столицы, подальше от сплетен. Мне удалось разыскать эту семью в маленьком подмосковном городке. Яна учится сейчас в 8-м классе — на одни пятерки. О ее прошлом никто из новых друзей не знает. — Да, я могу с вами побеседовать, но недолго, — голос в трубке испуганный, нервный. — Да, все, что я говорила на следствии, правда. Мамины друзья заставляли меня раздеваться перед ними. Эти люди мне не нравились. И Александра Кудрявцева я помню, и Андрея Шмакова. Мама болела, ее было очень жалко... Извините, я больше не могу с вами говорить. Из параллельной трубки доносится голос бабушки: — Не надо ворошить прошлое. Яне через несколько дней 14 лет исполнится — она уже уголовную ответственность будет нести. И за ложные показания, между прочим, тоже. А если она всю правду расскажет, никому не поздоровится. Таня моя ни в чем не виновата, оговорили ее. А насчет остального — что они с девочкой сделали — это правда. Яна помнит все. Александр Кудрявцев все еще ждет своего этапа в зону, хотя половину тюремного срока он уже отмотал. За прошедшие 4 года семья Кудрявцевых потеряла все. Для того чтобы выжить, Ольга занимается мелкой торговлей — отдает товар на реализацию. В 1996 году в арбитражном суде состоялось слушание дела о незаконной приватизации "Гудка". Типография благополучно вернулась к профсоюзам. А Кудрявцевой даже не дали взглянуть на это арбитражное дело, сказали, что она "никто". Поэтому теперь ей кажется, что весь сыр-бор разгорелся как раз из-за их семейного бизнеса. На самом деле прямых доказательств этому нет. Зато один факт совершенно очевиден: в районе Никулинской прокуратуры образовалась странная "черная дыра", в которой пропадают чужое имущество, доллары, вещдоки. Говорят, что несколько совпадений — это уже система. Но разобраться в ней никто не хочет.



Партнеры