МЕНЯ ЛИШАЮТ ПРАВА ГОЛОСОВАТЬ

16 октября 1999 в 00:00, просмотров: 744

Я не собирался голосовать за ЛДПР. Более того, планируя голосовать за социал-демократов, я тем самым намерен был проголосовать против ЛДПР. Но на днях я узнал, что ЛДПР исключена из списка кандидатов. Центризбирком сам, вместо меня, проголосовал против ЛДПР. Одновременно он попытался выбросить из нормальной, законной политической жизни "на улицу", во "внесистемную" оппозицию, а то и в подполье миллионы граждан, поддерживающих эту партию. Все получилось, как в славные советские времена, когда за весь народ и "за", и "против" голосовал ЦК КПСС, а то и одно Политбюро. При этом Центризбирком ссылается на закон, на правила регистрации. Действительно, вот уже ряд месяцев я слышу о благом замысле не допускать криминал во власть. Но, во-первых, это дело доверили почему-то одной из весьма заинтересованных и весьма ангажированных сторон — администрации. Той самой, которая, по признанию самих законодателей, от них мало зависит и, соответственно, руководствуется только своими интересами. Если объединение состоит из бюрократов — можно сделать ему при проверке "послабление", "войти в положение". Не нравится — можно ужесточить проверку. Во-вторых, до сегодняшнего дня я так и не услышал, чтобы где-то опустился шлагбаум перед криминалом. Охотятся совсем за другим: за правильностью составления анкет. Согласитесь: неправильно указанные сведения о доходах и о собственности — это далеко еще не криминал. В таких случаях Центризбирком обязан был сделать одно: проинформировать избирателей о том, что заявил сам кандидат, а что говорят налоговые и другие органы. А если Центризбирком вместо защиты избирателей от криминала занялся выявлением нарушений, при этом выявлением не собственно нарушений по линии ГАИ или налоговых органов, а только нарушений в анкетах, и использовал информацию для исключения кандидатов из списка — то он объявил поход против самого главного конституционного права избирателей — права самим решать вопрос о том или ином кандидате. Но дело не только в попытке восстановить коммунистический порядок, когда вместо меня решали, кому быть кандидатом, а кому нет. Дело еще и в критериях отсева. Если у кандидата есть приватизированная тридцатиметровая квартира, ремонтируемая ежемесячно им самим за свои деньги, автомашина и шесть соток сада — обо всем этом он обязан доложить избирателям. А вот если у него госквартира в двести метров, если он живет на госдаче с участком в один гектар, если его и семью возят два-три государственных автомобиля (не считая автомобилей охраны) — то ни о чем этом избиратели не узнают. Не узнают избиратели и о величине реального дохода государственного деятеля. Ведь нигде не отмечено, по каким ценам и где кандидат покупает продукты и вещи. Или вот, например, предприниматель, которому его фирма сняла гостиничный номер за рубежом по цене, превышающей официальный норматив, уже обязан внести превышение в доход и заплатить за него налог. Но если начальнику всегда "покрывают" фактическую плату за номер, то в его облагаемый налогом доход ничего не попадет — живи он хоть в трехкомнатном номере пятизвездочного отеля. То же самое — с размером его командировочных. Я уже писал в "МК" в заметке "Выборы: ковровая дорожка перед бюрократией" о том, что примечательная черта новых правил о выборах — трогательная забота о кандидатах от бюрократии. Теперь можно еще раз убедиться в этом. Вся энергия проверяющих и от избиркома, и от администрации обрушилась на частника. Совсем в духе коммунистической идеологии. Кандидат-люмпен (у которого ничего своего нет) и кандидат от бюрократии (у которого есть все, но от государства) — всегда в фаворе. А ведь, строго говоря, именно данные о госчиновнике важнее для избирателя. Частник — правильно или неправильно заполняя декларацию — в конце концов, тратит свои деньги. А вот кандидат из аппарата тратит на себя деньги как раз избирателя, и избирателю особенно важно знать, сколько реально получает за счет кармана налогоплательщиков такой кандидат, по достоинству оценивать уверения такого кандидата, что для пенсионеров или школ нет ни одной "свободной" копейки. Что же делать? Есть всего два варианта. Или действительно защищать избирателей от криминала, но чем-то реальным, а не путем проверки деклараций с данными, давно известными государству. Или иметь декларации от всех кандидатов со сведениями обо всем имуществе и всех доходах, включая все предоставляемое государством. И тогда списки приобретут иной вид. А мерзкие волкодавы из телевидения и газет проверят еще и государственные корты, бассейны, автостоянки — или оплачиваемые кандидатами от бюрократии по смехотворно низким тарифам, или вообще не оплачиваемые. Но и в таких случаях не избирком, а избиратели должны решать судьбу кандидата. А сейчас атаки избиркома на представителей партии бюрократии — это цирк. Реально всех их или "простят", или проведут через другой вход. А вот ущемление прав избирателей — останется. Тот же Владимир Вольфович на деле получил бесплатную рекламу. Учитывая сочувствие избирателей к "гонимым" — он получил и новых сторонников. Появилось у него и право говорить о десятках миллионов голосов, которые имела бы ЛДПР, останься она в списке. Я не удивлюсь, что после регистрации нового блока опытный в правовых делах Жириновский все же подаст от ЛДПР в суд на Центризбирком, и рекламный "подарок" станет еще весомее. Приходится сделать вывод: под видом спасения избирателей от криминала идет реставрация норм советской жизни. И в части отстранения нас от составления списка кандидатов. И в части попыток скрыть реальные доходы и привилегии господствующего класса. В этом "общем деле" трогательно объединились и наши законодатели, и наша администрация. Еще одно обоснование выводу съезда социал-демократов (за который нас упрекали со всех сторон) — нам не с кем объединяться на этих выборах. Подвожу итоги. Меня лишили права проголосовать против ЛДПР. Хотелось бы услышать от Конституционного суда ответ на вопрос, почему забота по защите избирателей от криминалитета превратилась в урезание прав избирателя.





Партнеры