Угонщик

24 октября 1999 в 00:00, просмотров: 646

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ Он опять шел на дело. А когда он шел на дело, его всегда охватывало нервное возбуждение. Приятное азартное возбуждение. Такое, какое овладевало хищным зверем перед выходом на охоту. Сердце громко стучало, по спине пробегали мурашки, и совсем незаметно подрагивали пальцы на руках. Но голова работала ясно. И он до мельчайших подробностей знал, как будет действовать. Все как прежде. Значит, он еще не потерял своих профессиональных навыков. Значит, он все еще мастер своего дела. Вот только коленный сустав на правой ноге его беспокоил. Травмированное когда-то колено ныло, и тупая боль в нем при каждом шаге напоминала о том джипе, который он так и не смог угнать. Благо, что сам ноги унес. В тот раз он легко обезвредил дорогую и модную сигнализацию, но не разглядел в темноте кабины заурядного пейджера, через который и поступил сигнал хозяину джипа. Когда джип завелся, он вдруг спинным мозгом почувствовал, что все дороги к отступлению уже были перекрыты и на него началась охота. Он тогда моментально открыл дверь джипа и вывалился на асфальт, больно ударив колено. Бежать было поздно, и он закатился под внедорожник в самый последний момент. А через несколько секунд оперативники окружили джип в ожидании хозяина. Лежа под машиной, он слышал, как они разговаривали, видел, как два милиционера прочесывали все углы на автостоянке, надеясь обнаружить его. Ох, если бы кто-нибудь из них додумался присесть на корточки и заглянуть под джип! Тогда бы он получил второй срок. Но его Бог в тот раз был милостив. Он уже был в трех сотнях метров от площадки, которая располагалась рядом с детской поликлиникой. Он давно приметил, что на этой самой стоянке хозяева всегда неосмотрительно бросали "тачки" на продолжительное время. И среди них можно всегда было выбрать то, что пользовалось спросом у перекупщиков. Правда, в этот раз ему была нужна только иномарка. Хорошо бы германского или итальянского производства. За них платили по максимуму. Да, лучшие годы жизни, когда он был молодым и дерзким угонщиком, прошли. Теперь он даже не мог похвастать той прытью и сноровкой, которой обладал лет десять назад. Остался только азарт, опыт и при каждом шаге нестерпимая боль в правом колене. Случись, если придется ретироваться и, как говорится, брать ноги в руки, это самое колено могло подвести в самый кульминационный момент. И тогда снова новый срок, снова нары и казенная одежда. Лишь однажды за свою карьеру он попался в руки милиции. ...Ему оставалась самая малость: найти два необходимых контакта, закоротить их, и тогда вся система сигнализации попросту придет в негодность. Такая операция на языке специалистов-угонщиков называлась выжиганием центрального блока через подфарник. Даже неопытному студенту автомеханического факультета достаточно было взглянуть на схему охранного электронного устройства, чтобы увидеть, как легко вывести из строя соединенный с габаритными огнями, фарами и звуковым сигналом центральный блок-процессор, если закоротить проводки, подводящие напряжение к лампочкам. Контакты заискрились, и "девяносто девятая", коротко икнув, мигнула уцелевшей фарой и задними габаритными огнями. Он достал из кармана куртки связку ключей, нашел короткую отмычку из твердого сплава, сунул ее в замочную скважину и резко крутанул в правую сторону. По щелчку догадался, что дверь машины можно было свободно открывать. Он был уже в кабине, когда два милицейских "Форда" перегородили ему дорогу. Тогда он все делал правильно, но не знал, что именно эту машину оперативники оставили в качестве наживки. После отсидки возраст все чаще стал напоминать о себе, и он поменял специализацию. Он перестал связываться с мощными джипами и быстроходными "Мерседесами". Он подошел к больничной стоянке. "Тачки" стояли в ряд. Штук восемь. Он профессионально определил, что вторая слева, небесного цвета, была как раз германского производства. С хромированными деталями, мягким кузовом, отличной тормозной системой, упругими шинами. Оставалось только удостовериться, что внутри нее никто не спит, как это часто бывало. Он перекрестился и, стараясь не переходить на бег, через всю площадку устремился к голубой красавице, то и дело поглядывая в сторону дверей поликлиники. Вздохнув с облегчением — внутри никого не было, — он взялся за ручку двумя руками и дернул ее на себя. "Тачка" легко поддалась. Он выкатил ее из общего ряда и, набирая скорость, направился в сторону березовой аллеи. Детская коляска германского производства бесшумно катилась по асфальту. Через час он, старый профессионал-угонщик, передаст ее перекупщику и получит пятьдесят долларов... Q Q Q После очередной попытки одолеть склон, который скорее походил на ледяную горку, чем на дорожное полотно, я впервые пожалел, что не заменил летнюю резину на зимнюю, шипованую. Вышел из салона и в сердцах хлопнул дверцей машины. Но не успел сделать и шагу, как, поскользнувшись, грохнулся на мерзлую землю. Поднимаясь, в стороне услышал дружный смех, и только тут заметил, что за моим штурмом обледенелой горы все это время наблюдала ватага пацанов-подростков. Их было человек восемь. Самый низенький и вертлявый подошел к машине. — Дяденька, давайте мы вам поможем! — Чем? — Толканем тачку в гору. Дел-то! — А справитесь? — усомнился я в их возможностях. — Вы что, первый! — улыбнулся пострел и махнул рукой, призывая компанию на помощь. Я уже был готов занять место за рулем, но в последний момент, когда толпа мальчишек окружила машину, спросил главаря: — А чем буду обязан? — Мелочи! — шмыгнув, утер он варежкой нос. — По два рублика на каждого. Дел-то! Признаться, я попал в довольно-таки безвыходное положение. Во-первых, опаздывал на деловую встречу; во-вторых, мою тачку уже подпирали еще две легковушки; в-третьих, по моим размышлениям, помощь пацанов обошлась бы гораздо дешевле, чем услуга трактора или тягача. Да и ни того, ни другого поблизости не было. — Годится, — сказал я и занял место за рулем. — Только вы не шибко-то жмите на газ. Легонько надо, на малых оборотах, — дал ценные указания низкорослый предводитель и через секунду уже уперся в задний бампер. Выталкивали машину наверх они дружно и профессионально. Никто не упал, никто не зашибся, и через три минуты мой "Жигуль", преодолев ледяной скат, остановился на пике горы. — Дел-то! — снова сказал ненавязчивый спаситель, ожидая платы за работу. Рассчитываясь, я обратил внимание на их экипировку. Все до одного были в ботинках с мощными рифлеными протекторами. Получив вознаграждение, они весело побежали вниз, где в их помощи нуждался следующий горемыка. Поздно вечером, возвращаясь обратно, я решил поехать той же дорогой. По крайней мере нисколько не сомневался, что спуститься с горы мне удастся без посторонней помощи. Но каково же было мое удивление, когда на самом верху горы, где начинался спуск, увидел самодельную, сколоченную наспех решетку, на которой было приколото объявление со стрелкой — "Объезд". Включив дальний свет, я увидел ватагу мальчишек, моих давних спасителей, которые дружно таскали в ведрах воду и выливали ее на дорогу. Заливкой катка командовал все тот же самый низенький и вертлявый мальчуган. — Заливай эту прореху, — показывал он своему товарищу на непокрытый льдом кусок асфальта. Дел-то! Я улыбнулся и понял: склон подготавливался к завтрашнему дню. Дети делали свой хитрый маленький бизнес. Даже школяры в этой сложной жизни старались занять свою трудовую нишу...




Партнеры