СВЯЩЕННЫЙ ИНТИМ

24 октября 1999 в 00:00, просмотров: 292

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ Понятно, что сейчас с Кавказом много других проблем, кроме конфликта Руслана Аушева с центральной властью по поводу многоженства. И регистрация в Ингушетии первых "мультибраков" — событие совсем другого калибра, чем война в Дагестане и теракты в центральной России. Тем не менее вокруг многоженства не утихают бурные споры. Похоже, оно стало еще одним камнем преткновения в отношениях правоверных и православных. Сегодня мы столкнули в лобовой схватке настоятеля храма Тихвинской иконы Божьей матери в Новом Симоне отца Петра и заведующего отделом Духовного Управления мусульман европейской части РФ Фарида Асадуллина... ОТЕЦ ПЕТР: "ЕСЛИ МАТУШКА УЙДЕТ, Я БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ ЖЕНЮСЬ" — Каков официальный взгляд православной церкви на брак? — Существует три варианта решения этого вопроса. Исламский — многоженство, языческий, пришедший из римского частного права, — "очередное" многоженство, и третий вариант — христианский брак. Первые два брака исходят из сложившейся бытовой ситуации, а христианский предполагает мистическое осознание брака, когда двое становятся плотью единой. Если в гражданском браке две стороны договариваются о разделе обязанностей, ответственности друг за друга и за детей, то в христианском браке только одна сторона — семья. Она неделима, мужа и жены по отдельности не существует, только единое целое. Такое вот проникновение друг в друга. Даже в случае кончины супруга церковь разрешает овдовевшему брак лишь исходя из милосердия. Но это возможно только для мирян. Священники не имеют права на повторный брак. Ведь душа не умирает, и семья сохраняется и в загробной жизни... — Где священники знакомятся со своими будущими женами? — Некоторые в храмах, некоторые в семинарии. В семинарии есть специальное регентское отделение, где учат на руководителей церковных хоров и куда принимают исключительно девушек. Туда всегда очень большой конкурс, мужчин не берут. Эти же девушки в качестве послушания выполняют работу по кухне и уборке в семинарии. Таким образом и происходит знакомство. Сам я встретился с супругой еще задолго до принятия сана — когда мы учились в Архитектурном институте... Быть матушкой очень непросто. Надо верить, присутствовать на службах с мужем и воспитывать в вере детей. — Наверное, не все женщины выдерживают такую жизнь и уходят от своих мужей? — Да, такое случается. Некоторые думают, что священники имеют кучу денег, белые "Волги" и прочие блага. На самом деле среднее духовенство живет очень небогато. Если матушка ушла, то священник уже не имеет права на повторный брак, но, по новым правилам, он может оставаться на приходе. Раньше он не мог продолжать вести приход и вынужден был уходить в монашество. На моей памяти было два случая, когда священники вступали в повторный брак, и оба раза они были отстранены от прихода и с них снимали сан... — Какие аргументы вы готовы противопоставить сторонникам многоженства? — Многоженство просто идет по пути потакания человеческим страстям. Жена в полигамном браке абсолютно бесправна. Да, шариатскими законами оговорены ее экономические права и право на интимную близость в положенные дни. Но она лишена возможности быть мужу советчицей и опорой. Лишена возможности духовного единства. Кроме того, над ней постоянно висит угроза, что ей предпочтут другую жену. Исламский брак не оставляет женщине права выбора в случае, если она стала нелюбимой. Христианский же брак признает уникальность союза мужчины и женщины, а многоженство больше рассматривает семью как племенное хозяйство и мужчину — как производителя, обязанного обеспечивать всех жен. Это ощутимо бьет мужа по карману за его страсти. Нет, кстати, большой разницы — иметь трех жен одновременно или состоять в третьем браке, все равно есть обязательства перед предыдущими семьями... А христианский брак призывает мужчину дорожить тем, кого ему дал Бог. Кроме того, в христианском союзе вырастают психологически более здоровые дети. — Еще один аргумент мусульман — демографический рост при легализации многоженства. — Да, наверное, будет прирост. Но надо учесть, что это будет исламское население... — Вам не кажется, что безбрачие, да и единобрачие — это устаревшая норма? — В нравственных нормах нет понятия прогресса. Если не убий — то раз и навсегда не убий, и прочая. Церковь против снижения даже на чуть-чуть нравственных планок в обществе. — Но ведь любой россиянин может зарегистрировать в загсе один брак, второй, третий... Что же, получается, многие нарушают церковный канон? — Фактически да. Церковь ставит знак равенства между второбрачными и двоеженцами. — Говорят, что в мусульманских республиках многобрачие и так уже было. Почему бы его не узаконить? — А закон должен не потакать тому, что уже существует, а звать к лучшему. Хочется, чтобы право исходило из идеала. — Но помилуйте, везде в мире растет число разводов, а вы все призываете к идеалам... — Если люди изначально уверены, что брак должен быть один на всю жизнь, это влияет и на их взаимоотношения, и на добрачное поведение. Вообще же брак это не только радость, но и в какой-то степени мученический путь, который должен пройти человек. Если же к браку относиться как к союзу случайных сексуальных партнеров, ничего хорошего из этого не выйдет. Развод — это объективное зло, и чем больше число разводов, тем сильнее нужно воспевать идеалы единобрачия. — Хорошо, но что вы будете делать, если вдруг влюбитесь? — Человек не должен потакать своим страстям. В первую очередь надо помнить о чувстве долга и ответственности за свою семью. МУСУЛЬМАНИН ФАРИД: "ЛУЧШЕ БЫТЬ ЗАКОННОЙ ЧЕТВЕРТОЙ ЖЕНОЙ, ЧЕМ ПРОСТИТУТКОЙ" — Что говорит ваше вероучение по поводу брака? — Согласно положениям, изложенным во второй суре Корана "Аль-Бакара", мусульманин может — но не обязан — иметь до четырех жен. При этом оговаривается, что относиться к ним он должен одинаково, соблюдая принцип справедливости и полного равенства. Но фактически сейчас и раньше этим правом в России пользовались только немногие: наиболее состоятельная часть мусульманского духовенства и патриархальной буржуазии, жившей и живущей согласно букве Корана. Шариат рекомендует относиться к женщине "по-доброму" — избегать создания конфликтных ситуаций в быту, в воспитании детей, в общении с родными и близкими. Создание комфортного микроклимата внутри семьи и вокруг нее тоже оговорено Кораном — как и степень ответственности, которая ложится на мужчину в мусульманском браке. — Странно как-то получается: Бог один, а "брачные" взгляды у мусульман и христиан такие разные... — Мусульмане — более последовательные монотеисты (монотеизм — это единобожие), чем христиане. По нашим канонам, Аллах един, и делить Бога на Отца, Сына и Святого Духа недопустимо... Ислам тоже един и в то же время многовариантен: он исходит из существующих экономических и географических особенностей. Где-то мусульманин исторически имел возможность иметь четырех жен, где-то (например, в России) жена была одна, и при этом российский мусульманин не чувствовал себя обделенным. — Какие факты вы можете привести в защиту многоженства? — У нас есть пример нашего Пророка, у которого в общей сложности было девять жен. После смерти первой и любимой жены — Хадиджи он женился на представительницах разных племен. И с каждой из них был по-своему счастлив. Что касается Кавказа, то там многоженство существовало давно, сегодня лишь стоит вопрос о легализации этой сложившейся практики. Я думаю, что Аушев руководствовался именно этим. Вдобавок — решение демографической проблемы, которая очень остро стоит перед репрессированным и несколько раз выселявшимся ингушским народом... Кроме того, у мусульман мужчина является для женщины по шариату "опорой". Женщина наделяется всеми необходимыми социальными гарантиями, которые позволяют ей безбедно жить и воспитывать детей, даже если брак по каким-то причинам распался. Перед заключением брака обязательно составляется "акду-ль-завадж" — брачный договор, в котором обязательно оговаривается сумма компенсации, которую получает женщина. В большинстве арабских стран эта норма закреплена юридически. Если мужчина нашел деньги жениться, то должен содержать супругу. — Оппоненты многоженства считают, что оно просто потакает человеческим страстям... — В российских условиях многоженство — это конкретный способ борьбы с падением нравов, которое, к сожалению, наблюдается в нашем обществе. Это путь решения таких острых проблем, как, например, женская проституция. Лучше быть законной четвертой женой и иметь легальное место в обществе, чем зависеть на панели от прихоти очередного клиента. — А православные священники говорят — в таком браке между супругами нет духовной близости... — Кому-то и с одной женой хорошо, а кому-то и с четырьмя тоскливо... Кроме того, православная церковь лукавит. Она — правда, давно — освящала все семь браков Ивана Грозного... Есть мнение, что в православном браке растут психологически более здоровые дети. Так вот, это голый, ничем не подтвержденный тезис. У ребят из многодетных семей сильнее развито чувство локтя и взаимной поддержки. А большинство многодетных семей — именно мусульманские. — Как в мусульманских семьях решаются извечные проблемы женской ревности? — Наверное, соперничество и конкуренция в кавказских или арабских семьях за право быть первой женой существуют, но все вопросы решаются четким внутрисемейным распорядком. — Есть ли среди ваших знакомых многоженцы? — Я сам и мои знакомые имеем по одной жене. Но мы живем в Москве и вынуждены считаться с существующими традициями этих мест и с "Законом о семье и браке". — Где вы познакомились со своей супругой? — Это было лет десять назад. Мы познакомились в мечети, и это обстоятельство сделало наш брак счастливым. — Если вы влюбитесь в другую, как поступите? — Когда это произойдет, тогда и буду думать, а сегодня это для меня неактуально. Рейтинг самых... женатых Больше всего браков было у некоего бывшего баптистского священника Глинна Вулфа из штата Калифорния. Он женился 27 раз. При этом тещ у рекордсмена было лишь 25 — потому что с двумя из жен он заключал брак дважды. Самый известный "незаконный" многоженец — Джованни Вильотто (104 брака!). Однажды случилось так, что 4 его жены одновременно находились на борту одного парохода, и еще две ожидали супруга в пункте прибытия — Лондоне. Что касается "официальных" многоженцев-мусульман, то здесь достижения таковы: Библейский царь Соломон (он же Сулейман ибн Дауд) был господином гарема, состоявшего из 700 жен и 300 наложниц. Живший в конце XVII — начале XVIII в. султан Марокко Мулай Исмаил также стал рекордсменом на почве многоженства. К сожалению, Книга рекордов не сообщает о численности его жен, но о том, что цифра была немаленькой, говорит факт: к 31 году Исмаил имел 525 сыновей и 342 дочери, а когда ему стукнуло 49 лет, султан стал отцом 700-го сына! И, наконец, у короля маленького южноафриканского государства Свазиленд Собхузы II, умершего в 1982 г., было 50 жен.



Партнеры