ЧЕЧЕНСКИЙ МАУГЛИ

24 октября 1999 в 00:00, просмотров: 1110

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ Продуваемое всеми ветрами поле аэродрома. Люди с нетерпением ждут посадки вот уж 4 часа как задерживающегося самолета с Северного Кавказа. Наконец-то лайнер проплывает по дорожке и замирает в нескольких метрах от толпы встречающих. Подъезжает трап. Вскоре из чрева самолета двое мужчин выводят мальчугана. Пацан держится с достоинством взрослого и сильного мужчины. Между тем последние два года своей 12-летней жизни он провел в чеченском плену. Один из сотрудников Главного управления по борьбе с оргпреступностью, склонив ко мне голову, шепчет: "Вот он, тот самый, которого мать отдала за 5 килограммов черной икры". Далее следует длинная очередь нецензурных высказываний. "Да врешь, поди", — отвечаю я ГУБОПовцу. Тот в свою очередь проводит рукой по горлу и щелкает пальцем по передним зубам: "Я не я буду, Юр!" Когда я узнал все подробности этой истории, то в моей душе что-то перевернулось. Ну неужели можно отдать собственного ребенка в залог за коммерческий долг? История хранит сколько угодно случаев, когда у коммерсантов, запутавшихся в долгах, кредиторы крадут детей, и те идут на любые их требования, чтобы вернуть свое чадо. Но чтобы мать отдала частичку самой себя за какие-то несколько тысяч рублей. Не верится. Хотя это было всего два года назад. n n n История началась в конце мая 1997 года. Тогда наша героиня, назовем ее Екатериной, вместе с сыном отправляется в Дагестан, в Кизляр. Жила она в Подольском районе Подмосковья и занималась мелким бизнесом. Постоянно брала в Дагестане у знакомых чеченцев несколько килограммов черной икры на реализацию, а продав товар, возвращала деньги. Так было и на этот раз. С пятью килограммовыми пакетами икры она вместе с сыном, которого зовут Стасик, возвращается в Подмосковье. Продать икру женщина должна за неделю. В назначенный срок она вместе с сыном приезжает в Кизляр. Однако отдать чеченцам деньги Екатерина не может. По ее версии, неизвестные воры обокрали ее в поезде. Но как было на самом деле — доподлинно неизвестно. Чеченские компаньоны Екатерины позволяют ей отдать долг несколько позднее. Дают ей время съездить из Кизляра домой и привезти деньги. Однако чеченцы требуют каких-то гарантий, что Екатерина не исчезнет навсегда. Та, недолго думая, предлагает оставить в Кизляре Стасика. Вдумайтесь, оставить сына в залог за 5 килограммов икры! Сыну она говорит, что оставляет его в гостях. Сама вернется через несколько дней и не хочет тратиться на билеты. Особей, подобных Екатерине, мы нередко называем нелюдями, волками. Но серые хищники не способны на такие поступки. Вспомните Киплинга, те строки, в которых он описывает, как Мать Волчица готова вступить в неравный бой с Шер-Ханом, защищая даже не своего, а чужого ей по крови человеческого детеныша: — А отвечаю я, Ракша (Демон): человеческий детеныш мой, Лангри, и останется у меня! Его никто не убьет. Он будет жить и охотиться вместе со Стаей! Берегись, охотник за голыми детенышами, рыбоед, убийца лягушек, — придет время, он поохотится за тобой! А теперь убирайся вон или, клянусь оленем, которого я убила (я не ем падали), ты отправишься на тот свет хромым на все четыре лапы, паленое чудище джунглей! Вон отсюда! Материнский инстинкт толкает Волчицу на неравный поединок за жизнь человеческого детеныша. Ее ничто не сможет остановить. В то время как мы, люди, называющие себя Царями природы, без секунды раздумий отдаем своих детей в залог за долги. Так кто из нас лучше? По-моему, все-таки волки. Но вернемся к маленькому Стасику, оставшемуся в чеченском плену. n n n Сказать по правде, Стасику повезло. Чеченцы, взявшие его в заложники, не были ни боевиками, ни ваххабитами. Они перевезли его в Чечню и поселили в одном из сел. Русский мальчик ел с ними из одного котла. Спал, как и они, на полу. За два года плена успел выучить чеченский язык. Без проблем общался с горцами. Иногда смотрел телевизор. Единственным его отличием от детей Ичкерии было то, что он постоянно перечитывал единственную во всем селе русскую книжку "Народные сказки". Это помогло ему не забыть родной язык. Однако, несмотря на человеческие условия пребывания мальчугана в плену, вокруг его персоны разворачивались нешуточные интриги. Когда Екатерина еще раз приехала в Чечню, денег у нее, опять же, по ее словам, не оказалось. Это становится весьма странным. Ведь стоимость билетов от Москвы до Ичкерии и обратно давно превысила цену 5 килограммов черной икры. Скорее всего платить за освобождение сына и не входило в планы Екатерины. Она решила, воспользовавшись своими знакомствами среди исламских боевиков, пожаловаться Басаеву и Радуеву. В конце концов главарям бандитов стало известно о малолетнем русском пленнике. Однако хозяева Стасика являлись весьма уважаемыми в Чечне людьми и надавить на них было не по силам так называемым полевым командирам. Стасику же пришлось пережить череду переездов из села в село. Екатерина же задействовала все новые и новые связи среди чеченцев. В конце концов дело дошло до того, что она сама оказалась в плену у одного из боевиков. Правда, через несколько дней один из ее знакомых чеченцев вернул ей свободу, обменяв на "Мерседес". Я не знаю, поняла ли Екатерина или нет, что договориться с хищниками невозможно, с ними можно только драться. Хотя этот принцип известен еще с детства, все от того же Киплинга. — Кто за этого детеныша? — спросил Акела. — Кто из Свободного Народа хочет говорить? Ответа не было, и Мать Волчица приготовилась к бою, который, как она знала, будет для нее последним, если дело дойдет до драки. n n n Первый раз оперативники ГУБОПа узнали о существовании Стасика после ареста в Москве министра национальной шариатской безопасности Атгериева. Вернувшись в Чечню, главный исламский контрразведчик, дабы набрать себе очки, взял Стасика "напрокат" и показал его по телевидению в качестве освобожденного пленника. Тогда тетя и бабушка Стасика, увидев его по ТВ, и обратились в российские правоохранительные органы. Мальчуган и сам смог посмотреть в плену по телевизору один из сюжетов о своем вызволении из плена. Чеченцы, у которых он жил все это время, попытались объяснить ему, что такое политика, но может ли это понять 12-летний парень? Узнав о Стасике, оперативники провели хитроумную комбинацию, и вскоре мальчуган оказался на свободе. 8 октября Стасик уже был в Москве. Он несколько минут по-детски проплакал в объятиях бабушки. Но очень скоро его лицо вновь стало серьезным, и он спросил у людей с видеокамерами: "А когда меня покажут по телевизору?" Екатерине же об освобождении сына решили даже не сообщать. Да и мать ли она Стасику уже? Правда, прокуратура еще не вынесла решение, как классифицировать поступок горе-мамаши. Но уж точно не как волчий. — Приходи скорей, мой сынок, — сказала Мать Волчица, — ибо знай, дитя человека, я люблю тебя больше, чем собственных волчат. — Приду непременно, — сказал Маугли. Стасику, можно сказать, повезло. По мнению психологов, он едва ли не единственный человек, который вернулся из чеченского плена без моральных и физических травм. Кто его знает, что случилось бы с этим ребенком, если бы его чеченские хозяева оказались не бизнесменами, а боевиками. Или если бы уступили натиску полевых командиров и отдали им пленника. Я помню кадры из видеофильма, показанного мне как-то сотрудниками Главного управления по борьбе с оргпреступностью. Плачущие русские девочки с выдранными клоками волос. Детские тела, превращенные в один сплошной синяк. Эти дети никогда уже не будут плакать. Все их слезы впитала земля Ичкерии. А детская кровь и детские слезы — это то, из-за чего во все времена и в любых странах взрослые мужчины шли на войну. Расскажем об одном из русских детей, кому довелось сполна пережить все ужасы чеченского плена. Больно даже писать об этом. Но эта суровая реальность, и никуда нам от этого не деться. n n n В мае этого года в Волгограде была похищена 14-летняя дочь председателя одного из областных колхозов. За освобождение Юли похитители потребовали с ее отца многотысячный выкуп. У председателя колхоза, который еле-еле сводил концы с концами, попросту не было таких денег. Он принял решение обратиться в правоохранительные органы. Другого пути вернуть дочь у несчастного родителя не было. В то время пока оперативники всеми силами пытались установить местонахождение ребенка, Юле пришлось пережить настоящий ад. Чеченцы держали ее то в металлической клетке, то в сыром подвале. Практически ежедневно избивали и насиловали. Иногда над ребенком одновременно издевались по нескольку человек за раз. Девочку удалось освободить лишь на минувшей неделе. Когда она на административной границе Чечни была передана оперативникам Главного управления по борьбе с оргпреступностью, на девочке не было живого места. Все ее тело представляло собой один большой синяк. Живые же и веселые девичьи глаза превратились в очи старухи. Когда Юлю доставили в российскую больницу, через которую прошел далеко не один освобожденный из чеченского плена, медики признались, что настолько изуродованного (и физически, и морально) ребенка им еще не приходилось видеть. Я искренне надеюсь, что врачам удастся вернуть Юлю к нормальной человеческой жизни и залечить все ее раны. Причем раны душевные в данном случае врачевать намного сложнее. n n n А еще, когда я узнаю очередную историю об освобожденных из чеченского плена людях, то постоянно вспоминаю показанные мне ГУБОПовцами кадры, на которых был запечатлен разговор в двумя российскими солдатами, которые провели в плену всего полтора месяца. За это короткое время чеченцам удалось превратить их в правоверных мусульман. У ребят был совершенно отсутствующий взгляд, и на все вопросы своих освободителей они отвечали лишь цитатами из Корана. Не будем судить их строго. Смена веры, я думаю, пусть остается на их совести, рано или поздно все равно придется ответить перед Богом. n n n Оперативники Главного управления по борьбе с оргпреступностью отмечают, что со времени начала в Чечне так называемой наземной операции количество освобожденных из плена резко возросло. Но в основном это те, кто удерживался в северных районах Ичкерии. Кто знает, сколько еще пленников томится на юге это горной республики. Может быть, они сейчас расплачиваются своей жизнью за каждый новый успех федеральных войск. И в то время пока мы занимаемся "перегруппировкой сил", чеченцы вымещают свою злобу на своих пленниках. Успеем ли мы вернуть им свободу? И не надо забывать, что в конце Второй мировой войны, когда наши войска занимали европейские земли, концлагеря всегда освобождались в первую очередь.




Партнеры