МАЗОХИЗМ У БАНКОМАТА

24 октября 1999 в 00:00, просмотров: 652

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ Николай взгромоздил ноги в унавоженных сапогах на кушетку — полоски шелка от Версаче прогнулись под крестьянской тяжестью. Алевтина же, отставив в угол окровавленные вилы, споро ссыпала в мешок серебро. Ссыпала бы и сервиз — да побьется, опилок надо... Этажом ниже механизатор Митрохин, булькая бутылью столетнего коньяку, лез в джакузи. Струи "Наполеона" лились мимо рта на телогрейку, дальше — в джакузные глубины, окрашивая их в колор персика. Из дальних покоев надсадно верещало контральто: должно, насиловали горничную. Кто-то, оставляя борозды на паркете, протащил ржавый "максим": "Охрану добивай! Вон он, гнида, налево побег!" Так завершался штурм усадьбы миллионера Дрынцалова. А кто выглянул бы в окно на крыше — увидал бы над Москвой черные дымы. Полыхали банки, роскошные офисы и винные склады. По Рублевке к канадской границе несся лимузин с потухшей мигалкой: по мигалке могли шмальнуть из кустов. Трепыхался защемленный дверцей авто краешек женского платья. Лицо его обладателя было смутным: то ли Чубайс в парике, с неумело накрашенными губами, то ли Волошин без бороды. Хиханьки хаханьками, а ведь революционная ситуация налицо. Смотрю опросы общественного мнения: 47% считают, что так дальше жить нельзя. Опрашивают, понятно, низы. Верхи же пребывают в уверенности: жить льзя — и еще как. Самый-самый верх, кремлевский, об "актуалке", как-то — коррупции, нищете, немереных долгах и стоящих заводах, — ни гу-гу. Для приличия элементарного могли бы, но — т-с-с, молчок. У Ельцина — последняя президентская осень, взятки гладки. Небожители пониже рангами бичуют действительность, но как раз из элементарного приличия. Предвыборного. А сами забывают заявить в избирком старые авто: дескать, машина 12 лет не бегала, что ее вписывать, а джип в ДТП обгорел, поэтому не считается. Вы бы забыли про свой "Жигуленок", пусть ржавый и на приколе?.. Значит, у них достаточно машин, чтобы в общем автопарке затерялась одна-другая-третья. Значит — можно существовать! Вот кандидат в Думу от КПРФ, 73-м номером в списке — этот номер точно пройдет. Шитуев Валерий Александрович. Рубрика "Источник доходов" (простите, что длинно, зато поучительно): ООО Финансово-строительная компания "ТЕСКО", ООО "ТЕСКО-М", Российский банк реконструкции и развития, ООО Страховая компания "ГЛОССА", ООО "Пионерское", ООО "Полярное сияние", ЗАО "Рыцарь и К°", ООО "Развитие АЛЬФА", ЗАО "Скорость света", ООО "Финансовый стиль". Сомнения никакого: этот рыцарь-пионер будет в Думе бороться за права трудящего народа со скоростью света... Вместе с Зюгановым и Анпиловым, который присылаемые сочувствующими деньги кладет на личные счета... А вот — Доренко Сергей. Не власть, но при власти. Любит сюжеты про голодающих пенсионеров. Тоже борец за справедливость — с зарплатой, как говорят, $15000 в месяц. От Березовского. Сидит мужик, на подбородке у него черные икринки, на столе — пустая 0,7 "Блэк лейбла". Сидит, гладит по коленке выписанную на ночь из Лондона в Жуковку Кейт Мосс. И вдруг как зарыдает, заревет белугою... "Что ты, дарлинг?" — "Эх, Катюха, народ жалко!" Не, не дождемся мы милостей от власти по ее доброй воле. Потому как власть — что справа, что слева, что в центре, что нонешняя, что будущая — это, по сути, единый класс с единым интересом: дави конкурентов, охраняй личные закрома. Те же, кто добирается до реальных рычагов, исходят из принципа, известного начальнику любой маломальской конторы. Пока подчиненный не просит прибавки — чего ему повышать-то? Или еще принцип — армейской срочной службы или тюремной отсидки: кто опускается — того и опускают... Солженицын тщательно копался в проблеме человеческого сопромата. Почему в тридцать седьмом тысячами шли на верное заклание, покорные как агнцы? У кого хватило ума — не ждали ареста, сбежали в тмутаракань, там выжили. Некоторые отстреливались. Но единицы. Загадка! Гипноз! Интересно: до каких пределов дойдет наш мазохизм? Или фатализм? Не платят зарплату — ништо, разведем огород, картошкой пропитаемся. Рубль обвалился? Погрустили у глухонемых банкоматов, немедленно выпили да и разошлись. Бензин вздорожал? Будем копить, меньше ездить. Где эти недовольные 47 процентов? У телевизора недовольничают? Ну а что делать: не идти же громить усадьбы, в самом деле! Семнадцатого года обратно тоже не хочется. Тем более — главное имущество все равно за границей... А возьмем Выборг, целлюлозно-бумажный комбинат. Событие недели. Понятно, что с приватизацией там было нечисто. Пока новые хозяева делили, куда что загнать из оборудования и площадей, рабочие кой-как сами наладили дело. Даже деньги домой приносить стали. Ну и отстояли заводик. С дрекольем. Это на семнадцатый год не похоже: рабочие не первые начали, извините... Другие были прецеденты: те же шахтеры, над которыми в Москве смеялись-обсмеялись, все-таки некие денежки получили после забастовок. Или пример совсем не политический: общества потребителей. Ходили занудные дяди и тети по инстанциям, ныли: надо принять закон. Надоело колбасой за спасибо травиться и приемники, еще на заводе сломанные, держать вместо мебели. И добились-таки: вон сколько процессов теперь люди выиграли благодаря этому потребительскому закону. Дефектные же приемники в магазинах меняют без звука... А то еще есть горячо мною любимый юрист Ольшанский, лучший друг автовладельцев. Умеет нагнать такую волну, что из-за него гаишники открестились от эвакуаторов, а платные парковки скоро будут под судом. Организованное по делу, по конкретному поводу сопротивление — только это нас может вытянуть. А не сказочный кандидат в президенты с нимбом и крылышками: президентство и крылышки — понятия несовместные. Иностранные журналисты, посмотрев на наши демонстрации с лозунгами "Банду Ельцина под суд!", весьма удивлялись. "Мы бы поняли, — говорят, — если бы у всей этой толпы на плакатах было написано что-нибудь вроде "Протестуем против принятия закона о повышении налоговой ставки". И если бы толпа не один день ходила, а регулярно, пару месяцев. Да была бы побольше раз в пять. Вы бы ставили реальные цели и долбили в одну точку. У нас это срабатывает..." И у нас бы сработало. Только никому не надо: проще поворчать на кухне. Есть у вас за ваучер купленные акции, на которые дивидендов присылают в год три копейки, а офис у главных акционеров между тем в пятьдесят этажей, и фасад из хрусталя, — ну поинтересуйтесь для самоуважения, почему три копейки, а не десять. Строят у вас под окнами вторую кольцевую? Покачайте права хоть немножко: может, вам зеленая зона в полкилометра положена. И звукоизоляция бесплатная. Начальство ворует? В налоговую его, начальство. "Мы если за Илюмжинова не проголосуем — нас убьют", — говорили мне пастухи в Калмыкии. Родимые, кто ж вас поедет убивать — до вас по степи три часа трястись. Все не так просто, естественно, но пытаться-то надо! Да, больно будет сначала, неприятно. Тихая добродетель вознаграждается только в раю, увы. Вспомните историю американских профсоюзов: сколько там было слез и мордобоя! Но добились чего хотели. А у нас ходит в кожаном пальто сытый товарищ Шмаков, и мысль у него одна: как бы лишний санаторий сдать в аренду... Продолжится нынешнее "опускание" — что ж, значит, мы его достойны. Кстати, у постоянно опускаемых и название специальное есть. Печатать не буду. Сами его знаете.



Партнеры