МИЛЛИОН ИЗ ТУАЛЕТНОЙ БУМАГИ

9 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 279

Это сейчас, с наступлением ноября, нами начинает овладевать один вопрос: какие фамилии теннисистов мы увидим в списках участников "Кубка Кремля"? Затем долго будем обсуждать — приедут или нет, скажем, Анна Курникова с Моникой Селеш. А когда настанет черед мужской части турнира, будем надувать, словно ребятенок малолетний, губки из-за того, что с теннисного Олимпа к нам спустится разве что Евгений Кафельников. Ко всему хорошему привыкаешь быстро, к тому же всегда хочется большего. И то, от чего еще вчера все приходили в дикий восторг, завтра может уже не вызывать прежних радостных эмоций. И в день сегодняшний, когда Москва принимает юбилейный — десятый — "Кремлин Кап", вполне уместно, пусть и конспективно, вспомнить о том, как зарождался турнир... Да, в девяностом году, уверен, проведение в СССР первого спортмероприятия под эгидой Ассоциации теннисистов-профессионалов вызвало у всех ту же реакцию, какая наблюдалась у жителей Карибских островов, когда Христофор Колумб со товарищи показывал им зеркальце. Ведь что советский народ-труженик имел тогда в плане тенниса? Прямо скажем, не ахти какое разнообразие. "Международный" любительский турнир, как его называли, августовский, на который приглашали игроков, учитывая партийную принадлежность. Теннисные мячики "красный треугольник", заслуживающие внимания тем, что отличались от своих капиталистических собратьев размерами — в диаметре были меньше. (Что поделаешь, если такая технология с тридцатых годов осталась.) А когда повсеместно стали применяться "пушки" для подачи мячей, с нашими они делали только шесть выстрелов, поскольку седьмой безнадежно застревал из-за несоответствия размеров. Ну и плюс к этому скупые телетрансляции о турнирах "Большого шлема"... "Идея проведения крупного международного турнира витала года с 85-го, — вспоминает один из организаторов первого Кубка Кремля Шамиль Тарпищев. — Но наиболее плотно к решению этого вопроса мы подошли спустя три года. В то время я был старшим тренером сборной, и мы вместе с гостренером Виктором Янчуком постоянно посылали письма в ЦК, где говорили о необходимости проведения такого турнира. Ведь большой теннис всегда добавляет стране шарма. И так получилось, что подобное желание возникло у Сассона Какшури, имевшего у нас ковровый бизнес. Все очень удачно совпало, и нам дали "добро". Какшури был в хороших отношениях с Юджином Скоттом, входившим в элиту директоров АТП, — это ускорило дело. Конечно же, тогда это был нонсенс — чтобы владельцем турнира в Советском Союзе был иностранец, — но тем не менее постановление о подготовке к первому Кубку Кремля было принято". По нынешним меркам тогдашний призовой фонд дебютного Кубка был смехотворным — 150 тысяч долларов. Но к проведению отнеслись с не меньшей серьезностью, чем при запуске Юрия Гагарина в космос. Инструкции да постановления всегда старались беспрекословно выполнять. Интересно и то, что за границей к этому тоже отнеслись благосклонно — без боязни. Даже наоборот — поездка в страну серпа и молота казалась весьма экзотичной: отправиться в СССР, где всегда снег и по улицам шастают медведи, и поиграть в теннис. Каково же было удивление, когда теннисисты увидели, что медведей нет, да и снега, несмотря на ноябрь, тоже. Организация же была поставлена на высшем уровне. Стоит сказать, что в этом плане тогда был заложен крепкий фундамент, позволивший Кубку Кремля за девять лет своего существования четыре раза получать приз за лучшее проведение соревнований. Но если с проведением турнира справились на ура, то ликвидировать хаос в стране было, естественно, невозможно. "Сейчас трудно поверить, но в 90-м самой большой проблемой, с которой мы столкнулись, было отсутствие туалетной бумаги, — рассказывает Шамиль Тарпищев. — Что поделаешь, она была дефицитной, и тащили ее по-страшному. Спонсоры выделяли для теннисистов кока-колу. Так чтобы не воровали, приходилось ее охранять. Большой популярностью пользовались у "любителей сувениров", так и норовящих взять то, что плохо лежит, полотенца, которыми игроки вытираются во время партий. А наши гостиницы? Люди падали в ванной, потому что она очень скользкая, а коврики не были предусмотрены. Иностранцы не могли понять, как пользоваться нашими сливными бачками в туалете. Ну а о том, что в ту пору в магазинах было шаром покати, говорить нет смысла. Или такая ситуация: сидим в ресторане, обедаем, подходит официант, забирает со стола скатерть (иногда ее уносили вместе со столовыми приборами) и заявляет: "Моя смена кончилась, подождите следующую, вас обслужат". Где еще можно было с таким столкнуться? Но наши реалии вовсе не подорвали интерес к турниру". Сейчас, когда слышишь подобные истории, не очень-то в них веришь. А еще аккурат под Кубок Кремля Москву имели обыкновение сотрясать катаклизмы: то Белый дом расстреливают, то ноябрьская демонстрация трудящихся, в этом году — взрывы. А ведь западная пресса по-своему реагировала и реагирует на такие события. Однажды заявили, что Кубок Кремля отменяется. Однако за здорово живешь ничего не отменишь. Из крохотного турнира за девять лет Кубок Кремля превратился в турнир-миллионник. А женский — так вообще поднялся до уровня супердевятки. Теперь то же самое хотят сделать и с мужским. Что это дает? Если удастся повысить ранг, это означает, что теннис в России мы уже не потеряем. Поскольку чем выше рейтинг турнира, тем, соответственно, больше дохода от рекламы. Его показывают по всему миру. Например, в Европе подобные соревнования могут принести до 5—6 миллионов долларов, а, скажем, на прошлогоднем открытом чемпионате США прибыль составила почти 60 млн. долларов. "В следующем году мы сделаем первый шаг, чтобы Кубок Кремля у мужчин попал в число девяти крупнейших, — продолжает Шамиль Тарпищев. — Мы хотим создать прецедент: за одну неделю в закрытом помещении провести и женский, и мужской турниры, и если это получится, шансы попасть в супердевятку заметно повысятся". Заманчивые перспективы. Если это случится, то по существующим правилам к нам обязаны будут приехать три-четыре игрока первой десятки. Хотя чтобы приглашать их и сейчас, нужна всего лишь некоторая сумма — порядка 200—250 тысяч долларов. Но еще не факт, что участие суперзвезд принесет организаторам большие деньги. Они возьми да и проиграй в первом круге — может, они в Москву на экскурсию приехали. Впереди еще год, и понадеемся, что: а) ничего страшного в стране не произойдет; б) что законы станут такими, что вкладывать деньги в спорт станет делом выгодным, и те, кто платит, как это принято во всем мире, будут иметь налоговые льготы. Поверьте, это же для нашего с вами блага.



    Партнеры