ПОЖИЗНЕННАЯ КАТОРГА

14 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 903

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ Из рассказов артиста Малого театра Вячеслава Езепова. О гастролях в Ливии. Где вообще-то театра нет, а по телевидению передают лишь заунывную музыку и выступления Муамара Каддафи. Собственно, и гастроли-то были вызваны тем, что этот вождь заявил: все его предыдущие высказывания об искусстве как о бесполезном явлении следует считать недействительными. Поскольку размышления привели его к новому тезису: искусство вредно. После чего на центральной площади Триполи был сложен костер из музыкальных инструментов и нескольких обнаруженных в библиотеках книг, на смену которым пришла одна-единственная "Зеленая книга", написанная ливийским лидером. Однако когда костер догорел, этому лидеру отчего-то взгрустнулось. Он решил, что погорячился. И сожжением культурных ценностей, возможно, обидел местную интеллигенцию. Тут и созрело решение компенсировать перегибы в борьбе за новую нравственность приглашением на гастроли одного из ведущих театров Советского Союза. Труппа была предупреждена, что играть придется в кинотеатре. А еще о том, что ввоз в эту державу даже малой толики алкоголя строжайше запрещен и карается тюремным заключением от трех месяцев до трех лет. Однако перед отъездом дипломатические службы нашей страны попросили одного из руководителей театра положить в свой кейс пять бутылок коньяка — для надобностей советского посольства. По прибытии этого человека провели через дипломатический коридор, избавив от таможенного досмотра. Но когда кейс открыли, обнаружили в нем лишь зубную щетку и пару чистых носков. Выяснилось, что такой же точно кейс был у артиста Носика. Произошла путаница: Носик по ошибке захватил чужой кейс. С коньяком. А ответственный товарищ взял похожий кейс — с носками. Носика срочно разыскали, оплошность была исправлена, носки возвращены владельцу, коньяк — посольству. У Езепова гастроли совпали с днем рождения. Поэтому над ним подшучивали, посмеивались, подкалывали с утроенной силой: как отмечать праздник без горячительного?.. Самого большого накала шутки достигли непосредственно в день торжества. Труппу в город на свободные прогулки не выпускали, осветители, режиссеры и помощники режиссеров утренние и дневные часы проводили на пляже... И от нечего делать резвились, подтравливая Езепова. Только Юрий Соломин и Борис Морозов с загадочным видом его подозвали и спросили: — Есть полотенце? — Есть... — Давай... В это полотенце друзья закутали полбутылки коньяка — возможно, из числа тех пяти бутылок, что были ввезены контрабандно. — Вот как мы к тебе относимся... Только — тс-с-с... Никому. Иначе три года за решеткой обеспечены... Езепов понес подарок в гостиничный номер. Надежно (не от своих, а от горничной) спрятал. Вышел на балкон — перевести дух после рискованного прохода по этажу. На соседнем балконе стоял мужчина. Познакомились. Это был дипломат из Венгрии. — Да, Малый театр... Идем сегодня на ваш спектакль... — Мужчина исчез в номере и, вернувшись, протянул Езепову пакет: — В знак уважения... Это очень интересная книга. Потом почитаете. Только — никому... — Дипломат приложил палец к губам. В номере Езепов развернул пакет. В коробке, имевшей форму книги, лежала подарочная бутылка виски. После спектакля один из работников нашего посольства подошел к Езепову и отозвал в сторонку: — Мы знаем, у вас сегодня праздник... Пойдемте к моей машине. — И, достав из багажника бутылку водки, вручил ее артисту: — Только никому... Тс-с-с... По совокупности три подарка тянули на пятнадцать лет заключения. А может, и на пожизненную каторгу. Ужин артистам приносили прямо в номера. Езепов с Бабятинским приготовились к вечерней трапезе. — А все-таки обидно, — предпринял последнюю попытку уколоть приятеля Бабятинский. — В такой день — и без спиртного... — Ну почему? — сказал Езепов. — Что бы ты, например, хотел выпить? Уверенный в несбыточности мечты, Бабятинский произнес: — Я бы не отказался от рюмочки коньяка... — Пожалуйста, — Езепов достал полбутылки янтарного напитка. Бабятинский не мог поверить глазам. — Лично я выпью водочки, — продолжал Езепов и поставил на стол бутылку с прозрачной жидкостью. — Ну, а на десерт у нас виски... Усилия ливийского лидера по искоренению культуры и алкоголя оказались неэффективны. Они потерпели крах — при первом же столкновении с реалистическими традициями русского театра. И еще из актерского фольклора — подлинная история о даме достаточно зрелой, но пытавшейся скрыть свой возраст. Она собралась вступать в партию. И, как было заведено, на партийном собрании должна была рассказать свою биографию. Она начала: — Родилась в Москве. В тысяча девятьсот уа-уа году... Ее переспрашивают: — В каком-каком? Она: — Я, кажется, ясно сказала... Драматург Иосиф Прут юность провел в Одессе. Где однажды на торжественном обеде, ухаживая за юной девушкой, вышел с ней в сад и поел зеленых слив... После чего была прогулка по набережной, закончившаяся для него полным конфузом. Прошло много лет. Сделавшись известным писателем, Прут приехал в Одессу. Сопровождаемый свитой, приблизился к гостиничному администратору и протянул паспорт — для оформления в отеле. Администратор изучил документ и спросил: — Это не тот Оня Прут, который обосрался на набережной?.. Как незаметно повысился наш культурный уровень... На заборах уже не пишут слов из трех или пяти букв, а ведь совсем недавно... Теперь совсем другие надписи (и не мелом, не куском отколупнутой от стены известки, а спреем) — политически окрашенные или спортивно-призывные... За ними — биение мысли, а не дремучее желание выразить себя нечленораздельной, на уровне инстинкта, матерщиной... Спасибо Белому дому — пойдем к другому! Для того чтобы мухи перестали быть переносчиками заразы, их надо кормить свежими продуктами. Звоню приятельнице. Болтаем. Между прочим она сообщает, что в доме, где живет, ищут бомбу. "Прямо сейчас?" — "Уже часа два ищут. Понаехало милиции, всех из квартир вывели на улицу... Ходят с собаками..." — "А ты что ж не вышла?" — "Да понимаешь... Такой день... С утра началось... Еще в транспорте... Затолкали в автобусе... Потом в метро ждала поезда семь минут... Опоздала на работу. Начальник замечание сделал... Слово за слово... Сказал, что могу уходить, он не держит... Позвонила любимому... Чтоб излить душу. У него самого конфликт с женой... Сказал, что не может говорить, позвонит позже. Не позвонил. Позвонила подруге. Та спросила, когда я долг верну, я у нее 300 долларов брала... В магазине обхамили... Зашла за дочкой в школу — она занятия прогуливает. Врет. Курит. На улице дождь, слякоть. Собака приблудная пристала, есть просит... С такими глазами... Лифт не работает. И вот я поднялась в квартиру и думаю: ну хоть какое-нибудь светлое пятнышко будет? И тут в дверь стучат. Я устремилась в надежде: услышана мольба... А за дверью — милиция, говорят: "Срочно спускайтесь, эвакуация, у вас в доме бомба". Я как представила: на улице, под дождем, а потом опять пешком на восьмой этаж... Да пошли они все... Если б еще дочка дома была... Так она гуляет... А мне — чего о себе хлопотать? Хотели они меня силком вниз стащить — я как закричу... Они говорят: "Чего с сумасшедшей связываться?" Обыскали квартиру, бомбу не нашли и дальше двинулись. Теперь сижу и жду... На улице соседи мокнут, оцепление выставили... И мысли такие... Хоть в чем-то мне должно повезти? Только в чем оно, везение: в том, чтобы этой бомбы не оказалось, или в том, чтобы она рванула прямо подо мной? Другим зла не причинив?.."



Партнеры