СТРАСТИ В КОСМИЧЕСКОМ ДОМЕ

15 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 216

Станции "Мир" в феврале стукнет 14 лет. За это время она приютила на своем борту 27 экспедиций — 103 космонавта. И вот теперь, в феврале 2000 года, "Мир" хотят затопить в Тихом океане. На продолжение полета нет денег. Но каждому, кто имеет хоть какое-то отношение к космосу, безумно жалко расставаться со ставшей почти родной станцией. В разгоревшемся споре — быть или не быть "Миру" — схлестнулись все, кто имеет хоть какое-нибудь отношению к космосу. По одну сторону баррикад, например, выступающий за скорые "похороны" "Мира" гендиректор Российского авиационно-космического агентства (РАКА) Юрий Коптев. По другую — генконструктор корпорации "Энергия" Семенов и депутат Госдумы Севастьянов, создавший летом этого года благотворительный фонд сохранения станции. Любопытно, но обе враждующие стороны хотят собственно одного и того же: не дать умереть российской космонавтике от безделья. С детства мы привыкли гордиться советским космосом. Ведь фактически только после запусков спутника и человека к звездам мы ощутили себя по-настоящему сверхдержавой. Космос стал нашей гордостью на десятилетия, пока мысли о хлебе насущном не вытеснили все остальные, а вопрос, зачем нам покорение Вселенной, не начал выглядеть слегка кощунственно. Сегодня мы вспоминаем о том, что творится "вокруг орбиты", только когда на Байконуре рванет очередная ракета или откажет что-нибудь этакое на "Мире". А между тем космическая индустрия в России все еще жива. И еще поборется! Против "Мира": ловли мух мы не потянем Как утверждают в РАКА, особенность "Мира" такова, что там обязательно должен быть человек. Поэтому космическое агентство вынуждено два раза в год менять экипаж, которому нужна пища, воздух, новое оборудование. Чтобы все это доставить на "Мир", требуется 4—5 запусков "грузовиков" "Прогресс" в год. В общей сложности — 6—7 стартов. Стоимость каждого старта — 220 миллионов рублей. А ведь еще надо запускать новый спутник-ретранслятор "Альтаир", который стоит примерно 400 миллионов рублей. Плюс работа наземных служб. В итоге нормальная работа "Мира" обойдется в 3 миллиарда рублей каждый год. И если последние годы станцию частично спонсировали иностранцы, то теперь у них есть Международная космическая станция — МКС, и они больше не желают вкладывать в наш "Мир". Тем временем РАКА в прошлом году выделили 3 миллиарда рублей, а в этом — 3,4 миллиарда, или примерно 130 миллионов долларов. Даже Индия тратит на космос в два раз больше, чем Россия. Китай — в 5 раз больше. А американцы и того пуще: бюджет НАСА — 13 миллиардов "зеленых". Так что российского космического бюджета хватит только на поддержание станции "Мир". Но тогда Россия не сможет поддерживать системы мониторинга, ЦУП, выполнять международные обязательства по метеорологическим организациям, финансировать системы спасения терпящих бедствие кораблей. К тому же 80% спутников орбитальной группировки находятся за гарантийными сроками, и их тоже надо менять. Так что если Россия бросит на станцию "Мир" весь свой космический бюджет, то уже в XXI веке сядет на американскую связь и навигацию, от которых всегда можно отключить, если "им не понравится цвет наших глаз". Как заявляет гендиректор РАКА Коптев, "говоря о России как о космической державе, способной решать весь спектр задач, связанных с космосом, мы должны взвешенно к этому подходить. Если же мы говорим о политическом аспекте, о демонстрации нашего присутствия в космосе, то, конечно, можно бросить все наши ресурсы на сохранение "Мира", и мы каждую неделю будем показывать космонавтов, которые что-то там наливают в пробирку или ловят мух". Но даже если Россия сохранит станцию "Мир", то надо иметь в виду, что ее ресурса хватит максимум на три года. А дальше что? И вот в 1996 году к нам пришли американцы и предложили использовать опыт России в пилотируемой космонавтике. На строительство Международной космической станции от нас требовалось примерно 6,4 миллиарда долларов. Это сопоставимо с тем, сколько России пришлось бы потратить на строительство нового "Мира". Возникает закономерный вопрос: зачем тратиться на космополитичную МКС, не лучше ли вложить деньги в собственную станцию? На этот вопрос гендиректор РАКА Коптев отвечает, что Россия в рамках проекта вкладывает лишь 7% от общей суммы. Но за это страна имеет из энергетики на МКС — 20% ресурсов, по объемам гермоотсеков — 20%, по рабочим местам — 44%. Более того, российский сегмент обособлен. Управление идет с подмосковного ЦУПа, а не из американского центра Джонсона. И самое главное, что нет перерыва в работе в космосе. "Мир" топится в феврале 2000 года, но уже достраиваются первые элементы МКС и, главное, появляется доступ к новейшим западным технологиям. В противном случае после затопления "Мира" мы имели бы новую станцию приблизительно к 2004 году. Одновременную же работу "Мира"-1 и строительства его младшего брата Россия не потянула бы. Тем временем, по утверждению ряда специалистов, даже то, что построено на МКС, России уже не принадлежит. Все рабочее время и место на станции продано на три года вперед... За "Мир": квартира все же лучше коммуналки По мнению ученых из РКК "Энергия", за годы работы на станции "Мир" Россия приобрела колоссальный опыт пилотируемых полетов в космос. В этом отношении особенно "удачным" выдался 1997 год, когда "Мир" весь трещал по швам, но его тем не менее удалось отстоять и восстановить. Безусловно, МКС по отношению к "Миру" — это уже XXI век. Но пока, по утверждениям ученых "Энергии", России предлагают снести теплый обжитой дом, переселиться в палатки, ожидая, что через пять лет построят новое обиталище. Поэтому до тех пор, пока МКС не заработает, Россия, по мнению ученых, не имеет права терять "Мир". Ведь сколько еще опытов можно там провести! Сколько еще будет ситуаций, которые невозможно отработать на Земле!.. Накопленные дополнительные знания должны потом реализоваться на МКС, которая начнет полноценно эксплуатироваться лишь в 2003—2004 году. Пока же там только стены. Так что до 2004 года Россия, по мнению гендиректора РКК "Энергия" Семенова, обязана работать на "Мире", иначе у нашей пилотируемой космонавтики возникнет пауза в работе. А это недопустимо. Конечно, поддерживать "Мир" сейчас достаточно дорого: примерно 120 миллионов долларов ежегодно. Но Семенов пытается их найти. На днях он провел переговоры с бизнесменами, которые готовы инвестировать деньги в "Мир". Чем это закончится — посмотрим. В "Энергии" так неуверенно говорят об этом, потому что помнят прошлогодний случай с англичанином по фамилии Ллевелин, занимающимся у себя на родине мусорным бизнесом. Ллевелин пожелал слетать за свой счет на "Мир". Но после долгих переговоров выяснилось, что обещанных ста миллионов долларов Ллевелин и не собирался давать "Миру", а использовал ситуацию в качестве рекламы своей фирмы... Госдума на днях прибавила в бюджет денежек (миллиард с лишним) на поддержание станции, но чаяния депутатов не всегда совпадают с наличием реальных средств. Тем более что в бюджете "мирные" цели никак не прописаны. Сбором денег для "Мира" занимаются и функционеры фонда сохранения станции. На сегодняшний день им удалось собрать... лишь 350 тысяч рублей. Но как и спецы "Энергии", фондовцы считают, что, утопив "Мир", Россия останется на МКС, будто в чужом доме без мебели. Да к тому же потеряет еще сто тысяч первоклассных инженеров, которые уедут на Запад. Кроме этого в фонде полагают, что Россия на МКС будет жить под контролем американцев, и тогда военные эксперименты на станции станут невозможны. Тем самым мы потеряем военно-космическую отрасль. Конечно, от МКС не надо отказываться, но через несколько лет экономическая ситуация, может быть, улучшится, и тогда Россия сможет самостоятельно осваивать высокие технологии, строить собственные станции. Коптев же, по мнению фондовцев, работает с американцами и волей-неволей вынужден обеспечивать их интересы. А они не хотят, чтобы у нас был свой отдельный космический дом и чтобы мы были монополистами в области пилотируемой космонавтики...



    Партнеры