ЖИВОЙ КАПКАН ЛУИ ДЕ ФЮНЕСА

21 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 1691

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ Такса — безусловно, самая артистическая и литературная собака в мире. Ценители этой породы приводят далеко не полный список влияния такс на мировую литературу, кинематограф, эстраду и театр, начиная с такс Луи де Фюнеса, Алена Делона, Принца Чарльза, Миа Фэрроу, Ингмара Бергмана и заканчивая таксами Виктора Проскурина, Александра Абдулова, Людмилы Гурченко, поэта Олега Чухонцева, музыканта Мстислава Ростроповича и т.д. Автора этого эссе связывает с таксами горячая личная симпатия. К слову сказать, сестра моей таксы Дульсинеи долгие годы жила в семье дочери Евгения Примакова. И, как я могу судить, была там всеобщей любимицей. Иными словами, таксы составляют параллельный мир человечеству, который живет своей жизнью. Такс справедливо считают одними из самых умных собак. В доказательство приводят быль о таксе Ингмара Бергмана и Лив Ульман, рассказанную экс-женой знаменитого шведского режиссера. Когда Ингмар и Лив развелись и, попрощавшись, пошли в разные стороны, такса осталась стоять на месте. Г-жа Ульман, обернувшись, спросила любимую собачку, с кем она остается. Такса повернула к Бергману, на что Ульман философски заметила, что ее "любимая девочка" знала, кого выбирать. В итоге такса попала в историю мирового кинематографа. Первенство же в анекдотах про такс и их знаменитых хозяев принадлежит анекдотам о Луи де Фюнесе и его двух таксах. Известно, что таксы, как и другие домашние собаки, любят припрятывать косточки. В этом смысле отличалась собака Луи де Фюнеса, которая прятала кости в кровати. Маленькая собачка запрыгивала на кровать и начинала рыть там нору. Когда она считала, что вырыла глубокую ямку, то клала на то место косточку, выбиралась из-под одеяла, а потом старательно наваливала сверху на это место одеяло, подтягивая его с краев носом. Таксы Луи де Фюнеса были великолепными охотницами, но, живя в одеялах и подушках, чаще охотились за пухом и перьями, чем за лисами. Впрочем, Луи де Фюнес всегда с гордостью объяснял друзьям, что у его такс очень интересные охотничьи повадки. Таксы нападают на медведя или кабана и начинают как угорелые носиться вокруг несчастного животного пока у того не закружится голова. После чего зверь становится легкой добычей охотника. А бывает, что таксы, закружив мишку, подныривают под пах медведя и цоп того за медвежьи достоинства. Тут мишке и кранты. Как Бельмондо едва не лишили мужского достоинства Рассказывают, что однажды к великому актеру пришли друзья, знавшие страсть де Фюнеса к розыгрышам. Среди них был Бельмондо. Представьте себе, две таксы Луи очень агрессивно его встретили. Начали его бешено облаивать, вокруг него носиться. Де Фюнес пояснил: они натасканы ловить воров, хватают все, что движется и шевелится. Если заберется вор, они откусят ему причинные места. Бельмондо выслушал это вполуха, сел в кресло и начал мило болтать о всякой всячине. Хозяин прикатил столик на колесах, Бельмондо встал, чтобы взять бокал с шампанским, неожиданно одна из такс подлетела к нему, норовя вцепиться в пах. Бельмондо поспешно сел на место. Такса отошла. Прошло еще пять минут, Бельмондо, мило посмеявшись, снова встал за бокалом шампанского. Тут же подлетела вторая такса и попробовала укусить его за то же место. Де Фюнес словно ничего не замечал. Бельмондо не мог поверить, что так бывает, и стеснялся обратить внимание хозяина на столь интимное покушение. Смущенный Бельмондо и развеселившийся де Фюнес представляли собой весьма эксцентричную пару. Вдруг позвонили по телефону, и хозяин убежал разговаривать. Бельмондо попробовал ретироваться и напоролся на отчаянное сопротивление двух такс. Давние и постоянные слушательницы охотничьих баек де Фюнеса, собаки норовили оставить Бельмондо без "гордости", а тот кричал страшным голосом. Сам же гостеприимный хозяин, думая, что Бельмондо шутит, не спешил закончить разговор по телефону. Маньяни променяла мужчин на таксу Знаменитый итальянский скульптор как-то пригласил Анну Маньяни позировать к себе в мастерскую. Маньяни сказала, что придет не одна. Скульптор, решив, что это будет спутник-мужчина, купил виски и сигары. Сервировал это все на столике, рядом поставил стульчик, а для великой актрисы притащил маленькое возвышение, чтобы она на него встала и изобразила что-нибудь динамичное. Пришла Анна Маньяни, но не с мужчиной, а с таксиком. Скульптор пришел в замешательство — он знал, что с возрастом у Анны Маньяни появился комплекс, будто она выглядит недостаточно женственно. Чтобы не обидеть ее, скульптор стал объяснять, что он все это приготовил для себя. Получилось, будто для великой актрисы, национальной гордости Италии, он вообще ничего не приготовил. Анна Маньяни встала на возвышение, взяв своего любимого таксика на руки. Скульптор попросил ее развести руки в стороны. Маньяни сказала, что не может сделать это, держа на руках таксу. Художник попросил опустить таксика на пол. Актриса живо возразила, что она пришла, согласившись на реалистическое изображение, а вовсе не на модернистское, и что ее настоящий облик немыслим без таксы на руках. Скульптор пробовал уломать актрису, но все было бесполезно. "Подмоченный" Ростропович Рассказывют байку, что у Мстислава Ростроповича были две горячо любимые таксы, с которыми он никогда не расставался и возил везде с собой по миру. Во многих странах для ввоза собак существуют чрезвычайно строгие правила, предусматривающие наличие справок. Естественно, что Ростроповичу некогда было их получать. Однажды великому музыканту предстояли гастроли в Австралии. Потребовались справки. Чтобы как-то выйти из положения, он спрятал обеих собак под пальто и прошел на посадку. Полетел. В самолете собаки затихли и молчат. Перелет длился долго, что-то около двенадцати часов. Великий музыкант удивляется, тихо радуется и спокойно засыпает. Проснулся великий музыкант от странного ощущения, что он весь потный. Удивился. Вроде в самолете совсем не жарко. Полез за пазуху — и только тут понял, что любимые собачки его описали. Но между своими какие могут быть обиды? Хотя мокрый пиджак Ростроповича от знаменитого модельера пришлось убрать подальше. Химчистки были бессильны. "Геринг" и "Геббельс" Две таксы были у сына гениального художника Ренуара — Жана Ренуара, известного режиссера. Эти собаки были не менее заметные, чем их хозяин. Одна — альбинос и жирная, другая — черная и худая. Во время войны Ренуар эмигрировал в Голливуд. Там его собаки быстро стали популярными. Из-за чего в Голливуде их прозвали чрезвычайно обидными прозвищами: белую толстую — Герингом, худую черную — Геббельсом. Жену Ренуара Додо это оскорбляло. Она была твердо уверена в том, что невинные существа нельзя называть именами плохих людей. Как-то гениальный актер Чарльз Лаутон пришел к Ренуару домой репетировать роль Нерона. По иронии судьбы эта пьеса была запрещена в Германии. Стоило ему торжественным голосом начать произносить текст,как "Геббельс" и "Геринг " с диким лаем бросались к нему и лаяли до тех пор, пока он не замолкал. В результате Ренуар и Лаутон так и не смогли репетировать дома и были вынуждены ретироваться. Единственной связью Набокова с русской литературой была... такса Еще более романтические отношения с таксами складывались у гениального Набокова. У будущего писателя собаки были еще с детства — ему передалась привязанность его матери к коричневым таксам. Такс Набокова звали Лулу и Бокс-первый — мать и сын. У них была кровосмесительная связь. Бокс-первый пережил свою "мать-жену". Спал он всегда на расшитой подушке в углу козетки. "Седоватая морда с таксичьей бородавкой, выдающей породу, заткнута под бедро, и время от времени его еще крутенькую грудную клетку раздувал глубокий вздох. Он так стар, что устлан изнутри сновидениями о запахах прошлого" — так описывает Набоков свою собаку. Потом в семействе Набоковых появилась удивительной красоты рыжая такса — сука по имени Трэйни, которую Набоков-отец привез с Мюнхенской выставки. Основная болезнь такс — это радикулит, потому что у них длинный позвоночник и короткие лапы не по божьему установлению, а по человечьему капризу. У набоковской таксы случилось ущемление позвоночного нерва, и у нее отнялись задние лапы. Со слезами ее усыпили. Самой последней набоковской таксой был Бокс-второй — внук или правнук, Набоков сам забыл, чеховских Брома и Хины. Антон Павлович Чехов такс любил, считая их писательскими собаками. Этот самый Бокс-второй был единственным, как считал Набоков, что связывало его с русской литературой. В 30-х годах потомок чеховских такс бродил по улицам Праги, где в эмиграции жила мать Набокова, и вызывал у прохожих жалость своим длинным проволочным намордником и залатанным пальтишком из драпа. Грустно было таксам в эмиграции, хотя и в России было невесело, ведь с революционной поры они стали считаться классово враждебными собаками. За что Вахтангов набил морду Чехову Как-то на гастролях в далеком южном городе Михаил Чехов, гениальный русский актер, поселился в одном номере с Вахтанговым, другим не менее гениальным русским актером. Чехов увлекался в то время Шопенгауэром, отчего имел постоянно отсутствующий и мрачный вид. На лице его было написано, что он знает нечто, чего не знает человек, не читавший Шопенгауэра. Целыми днями до спектакля Михаил Чехов лежал в номере на кровати с томиком философа в руках, а Вахтангов в противовес достал две мандолины и выучился играть по нотам. Никогда он не имел, наверное, столь тяжелого и скучного соседа. Михаил Чехов купил как-то прямо на улице у грязного оборванного человека большую черную таксу, которую мужик нес, взяв поперек живота. Михаил Чехов тут же остановился и купил ее за рубль. Такса оказалась больной, и все внимание потомственного таксовода Чехова сосредоточилось на ней. Вахтангова больше всего раздражала именно такса Чехова. Она постоянно скулила, а как только стала поправляться, еще и лаяла на голос Вахтангова. Она скулила и дома, и в театре, устав от бесконечной перемены любящих людей, и хотела только ровного и крепкого романа с кем-нибудь одним. Вахтангов в итоге подрался с Михаилом Чеховым в том же номере, на глазах у больной таксы, выбив Чехову зуб, осколком которого тот распорол себе язык. А Михаил Чехов, воспользовавшись приемом из арсенала греко-римских борцов, чуть не задушил Вахтангова. "Аббатик, это - я!" Такса драматурга Николая Климонтовича по имени Аббат однажды ушла из дому. Хватились хозяева, но поздно. Ситуация накалилась. Проходит месяц. Ожидание чуда в душе хозяев рассосалось, и затаилась какая-то непреходящая обида на несчастливый случай. Как-то в творческом состоянии духа идет драматург Климонтович домой и видит: в темноте бежит по улицам знакомый силуэт, а рядом человеческий вышагивает. Драматург Климонтович голосом, звенящим от радости встречи, крикнул: "Аббатик!" — на что получил внимательный взгляд собачьих преданных глаз в свою сторону. "Аббатик, это я", — признался драматург серьезной собаке. "А вы чего рядом с ней делаете?" — обратился Климонтович к стоящему рядом мужчине. "Вот выхаживаю вашего песика", — ответил ему тот. И тут же объяснение принес: мол, его купил на птичьем рынке, где затребовали двести рублей. Цены по советским временам — охренительные. "Хорошо, — сказал драматург, который еще широко не ставился, но копейку имел. — Я вам принесу деньги, только вы потерпите". Не обманул Николай Юрьевич своего спасителя, принес обещанные деньги. Только с той поры задавался он вопросом: а не упер ли сначала его "благодетель" доверчивого пса, а потом его же ему и продал? "Моя любовь на пятом этаже..." У режиссера Ирины Поволоцкой и поэта Олега Чухонцева живет интеллигентная мраморная такса Китти, мамочка такой же мраморной таксы Дульсинеи. Свой первый радикулит такса Китти заработала на стройках социализма, таская во дворе дома стандартные красные кирпичи, которые она считала своим долгом непременно грызть, тем самым вредя капитальному советскому строительству. Впрочем, прежде всего Китти потрясла воображение своим умением любить. Своей чрезвычайно необычной сердечной привязанностью. Такса Китти любила созерцать мир. Она забиралась на высокий подоконник и оттуда обозревала улицу. Что она видела, хозяева не очень-то у нее спрашивали. Подошло время выходить замуж. Аристократической девочке приводили различных женихов, но она ко всем была демонстративно равнодушна. Разгадка открылась совсем неожиданно. Сидя на своей верхотуре, такса Китти неожиданно усмотрела того, по кому забилось ее сердце. "С высоты своего положения" Китти увидела своего избранника, и, еще не будучи с ним знакома, не зная, как пахнет его хвостик и нос, она молча и беззаветно в него влюбилась. Увы, ее возлюбленный был подданным польской державы, хоть соседней и дружественной. Поляки своих собачек выводили гулять отдельно от собак московских. Но однажды свидание двух иностранно-подданных состоялось при свидетелях. Как-то его хозяева зазевались и вышли гулять в неурочное время. Их пес по кличке Фагот тут же почувствовал присутствие Китти и со страшной силой устремился к ней. Две собачки обнюхали друг друга, и, как утверждает хозяйка Китти, на глазах ее появилась поволока. После этой встречи на улице Китти больше никого не хотела знать. Надо сказать, что от этого польского подданного по имени Фагот и родилась моя знаменитая своим леопардовым окрасом мраморная такса Дульсинея Фаготовна, ласково прозванная Никушей. Одного из ее братьев Китти родила так же странно, как и любила - в воздухе, перепрыгивая с дивана на кресло. И щенок выпал на теплые руки трепещущих от страха и нежности людей. Оперный лай Мало кто знает, что таксы отличаются неплохим музыкальным слухом и уважают мир оперы больше, чем "попсу". Яркий пример - таксы известной оперной певицы Людмилы Магомедовой, которые обладают неплохими вокальными данными. Стоит Людмиле начать распеваться — как они моментально поднимают вой, из-за которого бедные соседи впадают в депрессию. Зато стоит певице запеть мелодичную арию, таксы впадают в гипнотическое состояние. Пожалуй, ее таксы — одни из немногих собак в мире, которым довелось выступать на профессиональной оперной сцене. Однажды Людмилу пригласили в Швейцарию, петь в опере "Бал-Маскарад". Оперная дива взяла с собой свою старшую таксочку Олли Биг Лав. Та, почувствовав себя в привычной атмосфере внутритеатральных "распевок", повела себя как истинная артистка. Воспользовавшись тем, что хозяйка занята подготовкой к спектаклю, она тихонько выскочила из гримуборной. Ее исчезновение Людмила Магомедова обнаружила, когда услышала в динамиках внутренней связи знакомый заливистый голос. Певица бросилась на сцену, откуда доносился лай, и увидела, как на краю оркестровой ямы стоит ее такса и с завидной периодичностью лает в пустой зал, не обращая внимания на рабочих сцены, устанавливающих декорации. Гавкнет и, наклонив голову то в одну сторону, то в другую, удивленно прислушивается, как из полумрака партера эхом возвращается отзвук ее голоса. Ну истинно настоящая певица, что перед спектаклем проверяет акустику неизвестного театра. Когда Людмила позвала ее к себе, такса гавкнула еще раз в пустоту, послушала напоследок отзвук и деловито побежала за кулисы к хозяйке, всем своим видом говоря, мол, не волнуйся, акустика хорошая, петь можно. Младшая такса г-жи Магомедовой Шерри Лин петь любит не очень, зато считает себя кем-то вроде "секьюрити" при старшей — певице. Однажды на пленэре некая овчарка неосторожно наступила на таксу-певицу. Не со зла, просто не заметила. Олли Биг Лав взвизгнула от боли. Оценив это как выпад против своей племянницы, крохотная тетя Шерри Лин — размером с два мужских кулака — как пуля метнулась к овчарке, норовя "прокомпостировать" самый кончик ее большого кожаного носа. Слава богу, что промахнулась, иначе откусила бы начисто. Вот вам доказательство того, что таксы умеют делать то, что не всегда умеют делать люди, — способны дружить как никакие существа на свете. Но при этом довольно обидчивы — не прощают ни малейшей обиды даже любимой хозяйке. Однажды в наказание за какую-то провинность Людмила оставила своих такс дома, не взяв их с собой на занятия. То, что она увидела в прихожей, когда вернулась, повергло ее в шок. Концертное платье, которое она разложила на диване, приготовив для выступления, истерзанное, валялось на полу. Шуба, содранная с вешалки, тоже валялась на полу, а все пуговки были аккуратно откусаны, словно срезаны бритвой. Туфли - изгрызенны. Был крик, были угрозы — но чье сердце выдержит виноватый взгляд хитрых лисьих мордочек?! Примирение наступило довольно быстро. Главный секрет, почему "таксисты" быстро прощают своих питомцев — таксы удивительно быстро создают хорошее настроение, нейтрализуя любые жизненные стрессы, в том числе и от жизни с ними. Четвероногие оракулы Кстати, именно таксам более, чем другим породам собак, присуща способность прозревать будущее и чувствовать опасность. Я это понял на примере популярного актера Виктора Проскурина. Однажды он попал в жесточайшую аварию и чудом остался жив. Так вот, за час до того, как Виктор Проскурин попал в аварию, его таксик Мартин уже предчувствовал беду. В общем, что тут говорить — мир без такс был бы скучен и гораздо тише. P.S. Кстати, по громкости своего звука стая такс может перекричать небольшой самолет типа "Як".




Партнеры