“ПЕСНЯ” ОСТАЕТСЯ ПРЕЖНЕЙ...“ЛЕЙСЯ” ТОЖЕ

21 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 442

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ Коллективу, о котором пойдет речь, в последний год уносящегося со скоростью кометы столетия исполняется четверть этого самого века. Имперская наша с вами Родина занимала весьма заметное место и на карте, и в мозгах прочих землян — в котле ее варилось нечто загадочное. Одним из важных ингредиентов этого бульона являлась специфическая советская эстрадная музыка. И уж совсем загадочным показалось бы стороннему наблюдателю такое явление, как ВИА — наш ответ их рокер-попер-группам. При всей нелепости вокально-инструментального жанра работали в нем настоящие профессионалы, и люди любили (потому-то старички снова идут в бой) и “Самоцветы”, и “Голубые гитары”, и “Пламя”, и “Добрых молодцев”, и “Веселых ребят”, и “Песняров”, и “Синюю птицу”... И тот самый ансамбль, который отмечает в этом году четвертачок, — “Лейся, песня!”. ...А придумал взять в качестве названия коллектива строчку из известной песни первый руководитель "Песни" Михаил Плоткин — личность легендарная. В "золотой" период в составе "Лейся, песня!" отметились Михаил Шуфутинский (несказанно удивившийся во время недавнего своего юбилея тому, что группа существует до сих пор), Вячеслав Добрынин (написал для группы много шлягеров, в том числе "Обручальное кольцо"), Игорь Иванов (помните знаменитую песенку студента с тухмановского альбома "По волнам моей памяти"?), Николай Расторгуев, "арийский" запевала Валерий Кипелов... Из композиторов музыкантам повезло поработать с Давидом Тухмановым, а поэтическим крестным отцом ансамбля они в один голос называют покойного Леонида Дербенева. — Чем "Лейся, песня!" выделялась на фоне этой вокально-инструментальной армады 70-х? — У нас даже в концертном составе (а не только в студии) в отличие от других ансамблей была серьезная духовая группа, поэтому на гастроли ездило человек по 10—12 только музыкантов (за весь период через ансамбль прошло человек сто). Соответственно и аранжировки у нас были насыщенные. Еще мы не акцентировали внимание на одном солисте, в "Лейся, песня!" на одном концерте их было 4—5 человек. А так, по грамотности и по творческой силе все артисты ВИА тех времен были примерно равны. — Существует еще один аспект — уровень популярности... — "Лейся, песня!" не была самой популярной командой. Все дело, наверное, в том, что не нашлось хорошего руководителя... — Маликова на вас не было с его дипломатией. — Да. Но в то же время в пятерку лучших ВИА мы все-таки входили. Хитов у нас было ничуть не меньше, чем у других. И поэтому паре наших песен всегда находилось место на регулярно выходивших к праздникам сборниках. Помнишь? — Естественно — "С Новым годом!", "Любите женщин". А своих дисков-гигантов сколько "Лейся, песня!" выпустила? — Пластинок пять больших вышло. — Официально вы к какой концертной "конторе" относились? — Мы были артистами Кемеровской филармонии, хотя жили, разумеется, в Москве. — С чего начались дурные времена для ветеранов ВИА? — В тот момент, когда на сцену хлынули "фанерные" исполнители, нам не нашлось на ней места — просто "фанеры" у нас не было. А приглашать коллектив, который возил за собой три фуры аппаратуры, стало экономически невыгодно — можно же всю "музыку" в кармане привезти. Пугачева, конечно, могла себе позволить ездить с "живыми" концертами, а мы нет, поэтому работа на какое-то время пропала. — За границу "Лейся, песня!" часто ездила? — Во времена СССР ездили по соцстранам — Германия, Польша, Болгария, в "дальнем зарубежье" не были. В 1991 году у нас сильная случилась поездка. В Египет. Ездили со своей хорошей аппаратурой, а потом вышло так, что нам выдали долгожданные обратные билеты и приказали вылетать в 24 часа. Аппарат пришлось оставить. Его потом наш бывший директор Леня Смелянский, назанимавший в Москве денег и уехавший в Израиль, к себе перевез... — Ну там от Египта недалеко. (Дружный хохот.) — В коллективе все музыканты наверняка имели профессиональное образование... — Разумеется. — А вам не обидно за то, что самоучки, сидевшие в подполье, пока вы наслаждались славой, сегодня переплюнули вас, профессионалов, в смысле популярности, денег? — Ну если говорить о рокерах, вышедших из своих подвалов, то это, на наш взгляд, люди, вполне заслуженно пользующиеся популярностью, например, "Машина времени". А что касается современных "артистов", то им в студии прописывают партии такие же ветераны, как мы, а ребята потом "по ящику" только за инструменты держатся. Так что люди, самостоятельно не издавшие ни одной ноты, вызывают не зависть, а недоумение. — Обычно, когда какая-то часть известного в прошлом коллектива пытается его возродить, возникает масса вопросов с тем, кому принадлежит название. Наверняка из той сотни в разное время "ливших песню" музыкантов и помимо вас есть желающие заработать на раскрученной торговой марке... — Во-первых, всех, кого могли, из старых составов "Песни" мы пару лет назад, когда по-серьезному решили возродить группу, приглашали работать с нами. Все отказывались и говорили "давай-давай". Поэтому мы сочли возможным официально зарегистрировать название "Лейся, песня!" и получили документы, подтверждающие наши права на это название. Сейчас мы то и дело слышим: здесь выступала "Лейся, песня!", там... В подавляющем большинстве это люди, никогда не игравшие вместе с нашим ансамблем. Есть такой Игорь Агафонов, выступающий под нашей маркой, хотя никогда раньше не выходил на сцену в составе "Лейся, песня!". Зачем ему это название? "Игорь Агафонов" — тоже достаточно неплохо... — Вы делаете новый материал? — Естественно, иначе зачем было собираться? Но в новых песнях мы стараемся сохранить черты "фирменного стиля" "Лейся, песня!" — мелодизм, богатые аранжировки. На одну свеженькую композицию сейчас, кстати, будем снимать клип. — Но вы же должны сознавать, что людям в первую очередь от таких ветеранов, как вы, нужны старые песни. Кстати, ваши хиты отличают от хитов других ВИА? — Моментально. Мы для того, чтобы удовлетворить тот ностальгический интерес, о котором ты говоришь, записали 8-минутное попурри из старых песен. Совсем недавно были на одной радиостанции, и ведущий, вместо того чтобы представить нас, пустил в эфир эту подборку. Первый же звонок был: "Это "Лейся, песня!" — В юности вы наверняка хотели играть "под фирму", а в результате пришли к песням "советских композиторов", что вас, безусловно, ломало. Зато теперь именно эти песни стали вашей визитной карточкой. Так же и "Самоцветы" по сей день убеждают, что их "адрес — Советский Союз". Вы удовлетворены как музыканты? Стали бы слушать на досуге команду типа вашей? — Конечно. Когда мы слушаем "Самоцветы" или "Землян", то просто кайфуем. — Это ваш единственный кайф? — Утро начинается с кофе, в студии на записи — с мартини, для вокалиста — чай с коньяком и лимоном. А перед концертом коллектив пьет исключительно пиво. — Ну, слава богу, хоть одни нормальные нашлись, да еще с такой разблюдовкой. А то обычно ваши коллеги-ровесники серьезно так, с истерической ноткой в голосе: "Что ты, я вообще не пью!" А по лицу видно, что свое человек уже выпил. И доказывали ему это врачи. Пойдемте, что ль, как у вас заведено, перед концертом...





Партнеры