КТО СТОЯЛ ЗА СЛОНИКОМ?

21 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 2407

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ Совсем недавно закончилось следствие по делу известной всем курганской преступной группировки. Той самой, в которую входил Саша Македонский — знаменитый Александр Солоник. Почти все считали его лидером курганских. Однако на самом деле это было далеко не так. Банду создали совершенно другие люди. Один из них — Игнатов — убит. Второй — Колегов — на скамье подсудимых. Уголовное дело в отношении третьего — Нелюбина — еще расследуется. "Настоящее уголовное дело возбуждено 23 января 1997 г. Тверской межрайонной прокуратурой г. Москвы по ст. 105 ч. 1 УК РФ по факту убийства Наумова В.М., совершенного в указанный день, около 18.00, на перекрестке ул. Петровка с Успенским переулком в г. Москве". Место это, для тех, кто не знает, находится под самыми окнами легендарной Петровки, 38, — здания ГУВД столицы. Такого беспредела Первопрестольная не видела уже давно. Криминальные разборки за передел сфер влияния докатились до стен МУРа. Здесь расстреляли одного из главарей московской преступности — лидера коптевской группировки по кличке Наум-младший. Дерзкое убийство сыщики поначалу приписали киллеру №1 Александру Солонику, несколькими месяцами раньше расправившемуся со старшим братом Василия Наумова. Однако вскоре стало ясно, что расправа над коптевскими — дело рук людей куда более серьезных, чем наемник Саша Македонский. Оперативники знали, на кого работал стрелок. Смертный приговор Науму-младшему был вынесен в декабре 1996-го главарями курганской преступной группировки. Его считали опасным. С того дня за Наумовым велась постоянная слежка. Члены банды, которым было поручено убийство, досконально изучили все привычки своей жертвы и прекрасно знали, где и когда он появляется. 23 января 1997-го курганские — Нестеров и Малашевский (Солоник в убийстве Наумова участия не принимал. Это уже доказано следствием) — сели на хвост "БМВ" Наума в 17 часов 30 минут у спортивного клуба "Олимп" на улице Нелидовской, где тот постоянно тренировался. Спустя полчаса "объект" притормозил на перекрестке Петровки и Успенского переулка, чтобы ответить на звонок по мобильному. В тот же момент из остановившейся слева "восьмерки" преследователей раздались автоматные очереди. Наума расстреливали из двух автоматов Калашникова. 16 пуль прошили голову и шею авторитета, сидевшего за рулем. Стреляли настолько профессионально, что охранники Наума из спецназовского отряда "Сатурн" не пострадали. Вот так и родилось знаменитое дело о курганской преступной группировке, известной в милицейских кругах как банда уроженцев южного городка Андрея Колегова, Олега Нелюбина и Виталия Игнатова. Прославил же их член банды Александр Солоник. Если бы он не привлек внимание сыщиков своей непомерной дерзостью, они могли надолго остаться в тени. "Не позднее января 1994 г. в г. Москве Колегов А.В., Нелюбин О.Н. и Игнатов В.А. создали в целях нападений на граждан и организации, подчинения себе ряда коммерсантов и незаконного систематического получения от них денег и другого имущества устойчивую вооруженную банду" (из материалов уголовного дела №151604). l l l Курганские, как и большинство организованных преступных группировок, не только промышляли разбоем, но и пытались, как говорится, "прикрутить" коммерсантов. Среди их подопечных были и весьма известные конторы — такие, как агрофирма "Белая дача". Один из задержанных членов банды дал показания, что "бандой контролировалась деятельность фирмы "Белая дача", ее руководитель Цыганов, ранее работавший в клубе "Арлекино", систематически выплачивал членам банды денежные суммы. Летом 1996 года Колегов предъявлял претензии Цыганову по поводу того, что тот, уйдя из клуба "Арлекино", не желает более платить ему, на что Цыганов отвечал, что выполнит требования Колегова. Примерно в конце 1996 — начале 1997 года Цыганов трижды передавал по 10 тысяч долларов США" (из материалов уголовного дела №151604). Нелюбин же считал, что "Белая дача" платит им недостаточно — всего по 10 тысяч долларов. Правда, стоит отметить, что сам Цыганов, когда давал следователям показания в качестве свидетеля, не до конца признавал тот факт, что банда Нелюбина—Колегова—Игнатова была его "крышей". Мол, он платил курганским лишь за то, что они обещали ему помочь вытрясти деньги с должников "Белой дачи". В качестве аванса он передал им в общей сложности 18 тысяч долларов, однако бандиты так и не помогли ему. l l l Мосгорпрокуратуре удалось предать в руки правосудия лишь 13 преступников, уцелевших в ходе бандитских разборок. В отношении 10 человек уголовное дело пришлось прекратить, поскольку их уже нет в живых. Еще пятеро до сих пор находятся под следствием. Простые участники этой банды на дело выходили как на работу, регулярно получая зарплату из рук главарей. В свободное же от преступлений время бандиты регулярно тренировались, как бойцы спецназа. Неподалеку от Москвы, в районе Электрогорска, у курганских было несколько стрельбищ. Одно из таких мест — опушка леса рядом с населенным пунктом Головино — было обнаружено оперативниками. Здесь нашли 111 стреляных гильз и 18 пуль. Жизнь курганской группировки строилась по волчьим законам. Беспощадно уничтожая врагов, верхушка банды не была снисходительна и к своим. В ходе разборок с бауманской группировкой за контроль над коммерсантами погибло четверо курганских. В отместку Колегов, Нелюбин и Игнатов решили убить одного из ее лидеров, известного как Коша. Попытка расправиться с Кошей была спланирована не хуже, чем операция спецназа, но не увенчалась успехом. Роменский и Таран, которым было поручено убийство конкурента, решили начать с охранника Коши — сотрудника ЧОП "Муниципальное агентство безопасности" Разбицкого. Что интересно, в этом нападении принимали участие их дружки из коптевской бригады — той самой, лидеры которой пали от рук курганских. Телохранителя подкараулили в подъезде его дома. Едва он появился, разбойники принялись избивать его бейсбольными битами. Разбицкому чудом удалось выхватить служебный пистолет и открыть стрельбу по бандитам. Но в ходе перестрелки он был убит. Для ликвидации самого Коши преступникам пришлось устроить засаду. Они знали, что он часто появляется в офисе охранного предприятия "Тринити-Негус" в Певческом переулке, где и встретили его 13 мая 1996-го. Коша появился в сопровождении вооруженного охранника. Еще один секьюрити дежурил у входа в агентство. Они-то и спасли жизнь авторитету. Ни одна из 21 пули, выпущенной по бауманскому бандиту, не достигла цели. Самое смешное, что покушение на Кошу первоначально было квалифицировано правоохранительными органами как "мелкое хулиганство с применением оружия". Кстати, тогда преступники впервые использовали пистолеты "Аграм", которые считаются весьма редким и дорогим оружием. Позже именно из "Аграма" в Санкт-Петербурге была убита Галина Старовойтова. Отомстить за своих курганским все же удалось — пусть не расправой с главарем враждебной организации. Они убили непосредственных участников той кровавой разборки, в которой понесли тяжелые потери. 26 июля 1996 года у Матросского моста в Москве была расстреляна автомашина "БМВ". В ней находилось два участника бауманской группировки. Шансов выжить у них практически не было. Потеряв управление, легковушка врезалась в фонарный столб. Чтобы уничтожить следы преступления, ее решили сжечь. Своих же отстреливали за любую оплошность. "Создавая банду и руководя ею, Колегов, Нелюбин и Игнатов допускали возможность осуществления убийств ряда ее же членов в случае утраты ими доверия руководителей банды и опасности их задержания правоохранительными органами" (из материалов уголовного дела №151604). Весной 1997-го стало известно, что правоохранительными органами разыскивается участник группировки Роман Балабуткин. В банду он попал совсем юным — ему не было и 18 лет. Хотя мальчишку не брали на серьезные дела, он прекрасно знал, чем занимаются его товарищи. Как-то проболтался сестре и своему другу, что входит в курганскую мафию — "крышу" "Арлекино". Опасаясь, что он может сдать всех, его решили убрать. Друзья вывезли его в лес в Одинцовский район Подмосковья. Рома выкопал яму, искренне полагая, что могила предназначается для врага... "Засветившегося" братка сначала ударили лопатой по голове, а потом пристрелили. Труп Балабуткина закопали в землю невдалеке от подсобного хозяйства "Отрадное". Такая же участь постигла и другого участника группировки Циборовского. По информации Нелюбина, он тоже был "на крючке" у оперативников. Его даже не успели доставить к месту казни, застрелив прямо в машине по пути в Истринский район Московской области, где и похоронили в лесном массиве. l l l Подчиняться законам, установленным главарями, приходилось даже киллеру №1. Надо отдать должное: Солоник был суперстрелком, но решения за него принимали другие. Даже наказать строптивого адвоката Саши Македонского распорядился Колегов. Когда осенью 1994-го Солоник оказался в тюрьме, одним из его защитников был член Московской городской коллегии адвокатов Завгородний. По признанию потерпевшего, он нечасто наведывался в следственный изолятор, так как необходимости в этом не было. Более того, Солоника не особенно волновали шаги, которые юрист предпринимал, чтобы вытащить его из-за решетки. Такая безучастность к собственной судьбе натолкнула Завгороднего на мысль, что клиент, однажды улизнувший из-под стражи, вновь собирается в бега. Свои подозрения он весьма опрометчиво высказал узнику СИЗО, который требовал выполнения указаний банды, и соглашение о защите было расторгнуто. Профессиональное чутье адвоката не подвело. В ночь с 4 на 5 июня 1995 года Солоник совершил побег из камеры в "Матросской Тишине". Находясь на свободе, он сообщил своим о конфликте с Завгородним, вспыхнувшем, когда тот попытался отстоять свою тактику защиты. "Обнаглевшему адвокату надо отомстить", — из уст Колегова это прозвучало как приказ, который вскоре был исполнен. На юриста напали 29 июля в подъезде его дома на Митинской улице. Четверо бандитов, зверски избив его металлическими дубинками, проломили голову... l l l Однако ссора с подследственным была только поводом для расправы: Колегов боялся, что Завгородний узнал больше, чем положено. Начни он говорить — под подозрение в организации побега Солоника попали бы многие курганские. Поверенным в делах киллера адвоката сделала тогдашняя подруга преступника — москвичка Наташа. Ради своего возлюбленного девушка шла на многое; чем он отплатил ей, известно всем. На бабах он был помешан не меньше, чем на оружии. Они жили в ее квартире и снимали соседнюю, где бандит устроил склад оружия. Наташа наняла Завгороднего и оплатила его поездку в Анжеро-Судженск и Курган. В "командировке" юриста сопровождал один из бандитов. В первом городе адвокат встретился с женой Солоника. Он организовал бракоразводный процесс. На родине Александра Македонского Завгородний по просьбе Наташи изучал уголовное дело, по которому Солоник был осужден за изнасилование, чтобы найти доказательства его невиновности. Перелистывая тома дела, адвокат наткнулся на показания свидетеля Колегова. Тогда эта фамилия ни о чем не говорила Завгороднему. Поэтому он попросил помогавшего в поездке члена курганской мафии найти Колегова, так как его показания могли подтвердить невиновность Солоника в изнасиловании. Нетрудно представить огромное удивление бандита, когда юристу понадобился не кто-нибудь, а лидер группировки. Жизнь Завгороднему сохранили, хотя и отлучили от дел. Сказать "спасибо" он должен Колегову: ведь тот распорядился, чтобы адвокат "на месяц оказался в больнице", в то время как убить его бандитам не составило бы особого труда. l l l Курганские — это, наверное, самая беспредельная группировка, какая только была в столице. Погубили их (большинство участников банды Нелюбина—Колегова—Игнатова были убиты в ходе бандитских разборок) две вещи: то, что для столичной преступности они были чужаками, и именно их беспредельность. Конец группировки из Кургана можно было предсказать. Несмотря на все их заслуги перед московским криминальным миром, они так и не стали его органичной частью. А чужие — они всегда чужие. Московские позволили гостям из Кургана работать здесь ровно до тех пор, пока они не захотели подмять под себя слишком много. Дальше они наткнулись на сплоченные ряды братков из Первопрестольной. К тому же и сотрудники правоохранительных органов, которым пришлось расследовать абсолютно нетипичные для Москвы убийства, буквально грызли зубами землю, чтобы найти беспредельщиков.





Партнеры