БОЛЬШИЕ МАНЕВРЫ

22 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 790

Чем зловещее в советские времена рисовали ужасы атомной войны, тем веселее о ней травило анекдоты "армянское радио". Военные при ядерном взрыве должны были вытягивать автомат в сторону — чтоб расплавленный металл не стекал на сапоги и не портил казенного имущества. Перед гражданскими задача стояла проще: завернуться в белую простынь (она отражает световое излучение) и сразу ползти на кладбище. Если в США атомный психоз (когда каждая американская семья обустраивала в скальных породах свое собственное бомбоубежище с автономным питанием, электроэнергией и пр.) давно прошел, то в России он и не начинался. Никто из нас не знает, что делать и куда бежать при сигнале "воздушная тревога". Из глубины памяти встает советский короткометражный фильм. Сосредоточенное угрюмое лицо женщины-матери, которая знает, что такое война. Вот сигнал тревоги, она ловко надевает противогаз себе, потом — ребенку. Вот кладет нехитрый скарб (курицу в газете) в вещмешок. На эвакопункт положено было являться с трехдневным запасом пищи и парой сменного белья. Ах, да! Особо подчеркивалось, что советский человек и в ядерной войне не должен расслабляться и паниковать. А по эвакуации — сразу разворачивать производство и крепить оборону Родины. Мощная бронированная дверь тяжело скрипнула и распахнулась в темноту. Пятно фонарика, как луч света в темном царстве, выхватило черную воду, плавающие на ней доски и полуобвалившиеся ступени вниз, "в преисподнюю". — Это и есть наш "заглубленный склад", — говорит коммунальщик. — Только сегодня тут ничего, кроме гнилья, уже не осталось. Все что могли — растащили. Перед нами зияла пустота. В которую Россия (тогда еще советская) вбухала миллионы, а может, и миллиарды рублей. Необхватные стены из монолитного железобетона, такой же потолок и пол. Все это упрятано в недра земли, и даже старожилы не подозревают, какая "крыша" их ждет на случай (не приведи Господь) ядерной войны. Впрочем, о таинственном подземелье старожилам знать и не положено. Не для них в подмосковных Озерах строили эти казематы. "Заглубленный склад" (так он именуется на военном языке) — на самом деле никакой не заглубленный склад. А командный пункт Госплана СССР на случай ядерной катастрофы. В 1985 г. у города вдруг появились деньги, и там развернулось гигантское строительство музыкальной школы. Общественность радовалась и недоумевала. Ай да коммунисты, ай да молодцы! Для маленького городка — такая школа, на 600 мест. Но когда котлован обнесли забором и там появились офицеры, умиление озерчан испарилось. Значит, так надо. Покомандовать госплановцам, к счастью, не удалось. Война не вспыхнула — раз, СССР развалился — два. А вот сейчас на этом, некогда суперсекретном, объекте от запустения плавают лягушки, крошится и валится несокрушимое: армированный железобетон. Простое человеческое бездействие — страшнее цепной реакции. начала в школе, а потом в институте я никогда не понимал тактику гражданской обороны страны. Может, я неисправимый пессимист, но уверен, что обмен ядерными ударами между нами и, допустим, американцами — это хана всему на земле. Причем так думают миллионы жителей планеты. Они носят антивоенные транспаранты с черепом и скрещенными костями. Требуют запрещения и разоружения. Но воз и ныне там. Или про опасности ядерного оружия нам все врут. Или генералов вполне устраивает подобная бесноватость. Однажды мне посчастливилось стать самым непосредственным участником учений по гражданской обороне. При ядерной бомбардировке (такая была вводная) наш НИИ колонной в противогазах должен был пройти из Балашихи в Лосино-Петровск — 15 км. И там (в "безопасной зоне") развернуть трудовую деятельность — заняться перебиранием бумажек. Раз 20 на этом маршруте офицеры ГО пьяными голосами кричали: "Вспышка справа!" (или слева) и мы как снопы валились на живот, прижимая голову к земле. Чтобы не "ослепнуть", нам рекомендовали падать ногами в сторону условного ядерного взрыва. После каждой "вспышки" мы, как ни в чем не бывало, поднимались на ноги, отряхивали с себя пыль. И на носилках несли раненых товарищей (они были ранены, разумеется, понарошку. Но носилки от этого не были легче) в Лосино-Петровск. С каждым новым "взрывом" наши ряды редели — потому что увеличивалось количество "раненых" и "пострадавших". К месту эвакуации руки у носильщиков оттянулись ниже колен. Полный бред. Но то были советские времена, когда особенно не подискутируешь. Какова стратегия гражданской обороны сегодня? И есть ли она вообще? Может, поддавшись общему унынию, мы открыто заявляем, что никто из нас в ядерной войне не уцелеет, и чего уж там трепыхаться, лучше заворачиваться в простынь — и сразу на кладбище? В штабах ГО Московской области и г. Озеры от беседы с "МК" на столь деликатную тему отказываются. С одной стороны, конечно, секретность. Вы вот про все напишете, американцы прочитают и будут знать уязвимые места. С другой стороны — зачем нагнетать панику среди населения? Людям и без того тошно. "Так просто и напишите. Мол, гражданская оборона не развалилась. Все что надо — сделаем". По крупинкам информации, которую удалось заполучить, можно сделать вывод: ГО действительно не развалилась. "Наследство", полученное от советских генералов, сохранено и даже приумножено. Например, такого слова, как "бомбоубежище", в русском языке уже нет. Нужно говорить — защитное сооружение ГО. И уж совсем правильно — средства коллективной защиты населения. Продуктовые нормативы со времен оных не изменились. С собой по-прежнему надо брать трехсуточный запас сухарей и консервов. В "защитных сооружениях ГО" с харчами туго. Информированные источники утверждают, будто на завоз продовольствия (которое еще надо найти) понадобится около двух месяцев. Но есть и другие нормативы, уже чисто научные. Уровень радиации после взрыва за первые 7 часов снижается в 100 раз. Уже на третьи сутки (когда мы съедим прихваченное из дому) нас могут "попросить". На "воле" к тому времени нет проникающей радиации. Хотя остается наведенная — та, что выпадает в виде пыли, снега или других осадков. Предстоящую акцию вероломного нападения НАТО на нашу миролюбивую Родину в штабах ГО прогнозируют по такому варианту. Он, как и все прочие в ГО, строго секретный. Подлетное время американской ракеты с ядерным арсеналом до Москвы в среднем 18 минут. Ядерного оружия у них (и у нас) много. Поэтому, если на Москву полетят ракеты, то их будут сотни и даже тысячи. Впрочем, для российских генералов это ровным счетом не говорит ни о какой трагедии. У нас на этот случай припасены современные зенитно-ракетные комплексы, которые их будут сбивать целыми пачками. Ну так вот. Во время этих, если не звездных, то небесных, войн — наверняка появятся воздушные ядерные взрывы, вряд ли они чем-то уступают наземным — москвичи преспокойно рассаживаются в автобусы-"гармошки", и их среди этого кошмара везут в безопасные зоны. Не в нейтральную Швейцарию, конечно. А в так называемые некатегорируемые города. По которым (по данным нашей разведки) американцы точно не будут "мочить". Если в силу своего невежества вы ничего не смыслите в ГО и не знаете, категорированный ваш любимый город или нет, то узнать это проще пареной репы. Если у вас есть хоть один "почтовый ящик" или мост через Яузу, Оку или Москва-реку, значит, вас будут бомбить. И вы в организованном порядке (в том числе пешем) подлежите эвакуации. Куда? В те населенные пункты, где нет ни мостов, ни "почтовых ящиков", ни машзаводов. Как в той песне: "папаша с объезда на старой двуколке. И сено с покоса везут мужики...". Однако таких пацифистских очагов в Подмосковье раз-два и обчелся. Например, Озеры с его 29-тысячным населением. Крупный хлопкопрядильный комбинат и приборостроительный завод, выпускающий... домофоны для жилых подъездов. Вот и вся индустрия. С военной точки зрения город абсолютно бесперспективен. На него НАТО даже бомбу сбросить жалко. Пускай, дескать, живет. По планам эвакуации, в Озеры должна хлынуть часть москвичей из южного административного округа. А также соседняя Коломна и Кашира. Эти промцентры (по сведениям разведки) также испытают ядерные удары. В Коломне — крупный тепловозостроительный завод и завод тяжелых станков, в Кашире — ГРЭС. И тот, и другой город от Озер всего-то в 30 верстах. И какой смысл перемещать трудовые, так сказать, резервы — хоть убей, неясно. Но дальше начинается самое интересное. Кругом война, ядерные грибы, а по приезде в Озеры (из Москвы на "гармошке" сюда часа четыре) и в другие "безопасные" города беженцев из опасных городов размещают... нет, не в надежном бомбоубежище, наподобие того, что построено тут для Госплана СССР под музыкальной школой. Богу, как говорится, богово, а кесарю — кесарево. Как нам удалось выяснить, в Озерах всего три бомбоубежища (на 500 человек), которые могут быть переоборудованы под противорадиационные убежища. Но, разумеется, еще не переоборудованы. Значит, бомбоубежищ по большому счету здесь нет. Как вариант спасения населения от ядерной катастрофы в отчетах ГО фигурируют подвалы: они, правда, есть только в кирпичных домах. В панельных — так называемые технические этажи, которые тоже мало чего нашему брату гарантируют. Впрочем, как сказать. Террористические акты в Москве продемонстрировали, что панельные дома — более безопасны при разрушении, чем кирпичные. На улице Гурьянова уцелело много жильцов, даже банки с вареньем не побились. Чего, к сожалению, не скажешь об обитателях кирпичного дома на Каширском шоссе. Но для нас с вами особой разницы и нет. Все равно расселять беженцев будут не по убежищам и подвалам, а на частном секторе, по квартирам. Если плотность в бомбоубежище (т.е. в средстве коллективной защиты населения) по нормативам равна 1 кв. метру на человека, то в частном секторе она должна составлять 2,5 кв. метра. Если меньше (уже проверено), то хозяева не уживутся с подселенцами. В нормальных условиях на человека должно приходиться 18 "квадратов". отя совсем не исключено, что в каждом городе под нашими ногами — глубокие железобетонные казематы, которые строились, чтобы "кто-то" пережил ядерную бомбардировку. Просто нам с вами знать об этом не положено. Уже в нынешней чеченской кампании промелькнуло сообщение: наш "ястребок" террористы сбили ракетой. А выпущена она была... из здания ДК. На первый взгляд — чушь. Но это — на первый. "Заглубленный склад" Госплана СССР, как мы уже говорили, прикрыт музыкальной школой. Для конспирации, чтоб никто не догадался. Но он не единственный в Озерах под самыми что ни на есть мирными заведениями. Рядом с музыкальной школой у добротного здания районной санэпидемстанции (туда нас не пустили) наметанный глаз видит сразу три вентиляционных шурфа, ведущих глубоко под землю. Сотрудники безобиднейшего в военном отношении СЭС ничего о подземелье не знают. Но догадываются: в отличие от заброшенного госплановского "штаба", затопленного водой, у них под землей есть жизнь! Потому как упрятанные где-то два "гнома" (насоса) круглосуточно откачивают оттуда фекалии. — Что там может быть? — интересуемся мы. — Что-нибудь должно быть! — философски отвечают в СЭС. Оказывается, тоже подпольная "точка" — только для ответственных работников Москомнефтепродуктов. В советские времена она планировалась, кажется, на Министерство финансов "в изгнании". В двух шагах от СЭС — огромный для такого маленького города дворец культуры (туда нас тоже не пустили). Настолько огромный, что даже подозрительно. Уж не пусковые ли ракетные установки скрывает очаг культуры? Нет, под ним расположен мощный ж/б бункер правительственной связи. ДК, как и СЭС, и музыкальная школа, — камуфляж. А местные жители и "эвакуанты" — куклы, которых надлежит "дергать за веревочки", возить туда и сюда под ядерными обстрелами. Как иллюстрацию немыслимых жертв ядерной катастрофы. По комфортности и безопасности объект под кодовым названием "заглубленный склад" считался четвертым в СССР. Когда на стройке кипела работа, трактор "Камацу" в котловане казался букашкой. Высота потолка — 3 метра, три коридора вдоль и три поперек, 120 комнат. Чьими были по надежности первые три "склада", догадаться несложно: генсека, Совминов СССР и РСФСР. Довести объект "до ума" не дала перестройка. Сюда успели завезти только два дизеля с генераторами, мощные кондиционеры, набор фильтров — очистителей воздуха и сотни светильников. Все это сегодня разворовано. Конечно, большие партийные "шишки" в таких катакомбах смогли бы пересидеть любую бомбардировку. Но что бы они делали потом — без мужика? Кто бы их кормил и поил? Вот и получается, не будет в ядерной войне победителей и побежденных. Она стирает грани между простыми смертными и сильными мира сего. Все там, как говорится, будем. Но разве от этого легче? г. Озеры.



    Партнеры