ОБОРОТЕНЬ

28 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 659

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ Поселок Рудня, что в Волгоградской области, хоть и является районным центром, но сам по себе небольшой. Деревянные дома вперемешку с одинокими трехэтажками. Разбитые дороги. Магазины-сельпо. Словом, на одном конце поселка чихнешь, а на другом тебе скажут: "Будь здоров!" Любое ЧП, которые случаются здесь крайне редко, месяцами передается из уст в уста, как легенда. Цепь ужасных событий, начавшихся в Рудне в январе прошлого года, надолго прервала размеренную жизнь райцентра, вызвала панику среди местных жителей и нагнала страх на всю близлежащую округу. Милиция беспомощно разводила руками. Такого они еще не видели... В декабре 1997 года неизвестный маньяк открыл охоту на главу администрации Руднянского района Волгоградской области Галину Горбатову и ее семью (фамилии потерпевших изменены. — М.Г.). Ей и ее мужу-коммерсанту стали регулярно приходить анонимные письма с угрозами страшной расправы и требованиями выплатить крупные суммы денег. Причем аппетиты анонима росли в геометрической прогрессии. "...Ты должен принести 50 тысяч долларов США в указанное место, — писал Сергею Горбатову, старательно выводя печатные буквы, невесть откуда взявшийся вымогатель, — иначе тебе и твоей семье придется плохо. Если расскажешь об этом кому-нибудь, пощады не жди..." К письму прилагалась схема с подробным описанием места, где было необходимо оставить деньги. Такие же послания, только отправленные по адресу администрации Руднянского района, получала и Галина. Лишившиеся покоя супруги терялись в догадках: кто мог посылать им такие письма? Всех жителей Рудни они хорошо знали, но подумать на кого-то из своих не могли. Тем более, всем поселковым было известно, что в их семье не такой уж большой достаток, хотя глава семейства и занимался коммерцией. Но самое непонятное в этой истории было то, что за деньгами в указанные места никто не приходил. И тем не менее письма с угрозами и требованием денег настойчиво продолжали поступать: "...533 тысячи рублей положите в стеклянную банку и закопайте в указанном месте. Иначе — смерть всем..." Казалось, что в поселке объявился какой-то псих-одиночка, которому доставляет удовольствие сеять страх. Если так, то он своего добился. Люди по вечерам боялись выходить из дома. Особенно после того, как неуловимый аноним перешел к более действенным мерам и в Рудне прозвучали первые выстрелы... n n n Начало же столь невероятных событий совпало с приездом в Рудню 34-летнего Виктора Филиппова, коренного жителя волгоградского райцентра, некоторое время работавшего в Москве. Виктора в поселке любили. Обладая внешностью голливудского секс-символа, он мог легко расположить к себе любого. Высокий, рослый, красивый. Он давно отслужил в армии, в спецназе, был женат на местной красавице и воспитывал ребенка. Из-за отсутствия приличной работы в родном поселке поехал на заработки в Москву. Устроился работать охранником в частную фирму, но через некоторое время уволился и вернулся назад, в Рудню. Здесь он решил воспользоваться приобретенным в столице опытом и отправился наниматься на работу к самому известному руднянскому бизнесмену — Сергею Горбатову. — Возьмешь к себе телохранителем? — поинтересовался при встрече с предпринимателем Филиппов. — В принципе могу тебе предложить место сторожа в магазине, — подумав, ответил тот. — Нет. Это не по мне. Бери телохранителем! Я хорошо стреляю. Могу убрать конкурентов, наказать кого надо. Я ж отличник боевой подготовки... — Нет уж, спасибо. Я не сторонник таких методов. Да и врагов у меня вроде нет. — Ну ведь всякое в жизни бывает, — настаивал Филиппов. — Может, бандиты наедут... — Да откуда у нас здесь бандитам взяться?.. Ну ладно, я подумаю. Если что, позвоню. Этот разговор состоялся летом 1997 года. Горбатов о нем сразу забыл, закрутившись в своих коммерческих делах. А Виктор ждал. Но Сергей все не звонил. Тогда Филиппов еще раз попытался уговорить Горбатова взять его на работу, но Сергей, действительно не нуждавшийся в телохранителе, снова отказал настойчивому земляку. А в декабре 1997 года семье Горбатовых начали приходить те самые письма с угрозами. 23 декабря по месту жительства Сергея и Галины, а также в администрацию Руднянского района, пришли первые два письма с требованием выплатить 50 тысяч долларов. Об этом мгновенно узнал весь поселок. Уже 29 декабря пришли новые послания с новыми требованиями — выложить 533 тысячи рублей. Поселок буквально загудел. Именно в этот момент к Сергею вновь пришел Филиппов: — Ну что? Опять скажешь, что тебя не надо охранять?! Тебе же и твоей семье угрожают. Подумай о своих детях!.. Но Горбатов снова отказал. У него уже были подозрения, кто из его знакомых может так грязно "развлекаться". n n n Следующие два месяца прошли относительно спокойно. Жизнь в поселке вошла в обычное русло. Но подспудно все ожидали новых выходок затаившегося маньяка. Он не заставил себя ждать слишком долго. 26 марта 1998 года рано утром на автотрассе Рудня—Елань была обстреляна автомашина "ЗИЛ", принадлежавшая Сергею Горбатову. Самого Сергея в машине не было. За рулем в кабине сидел его водитель, а рядом — женщина — экспедитор фирмы и мастер, работавший у Горбатова по найму. Почти каждое утро машина ездила в Волгоград за товаром. Преступник, обстрелявший "ЗИЛ", по-видимому, это хорошо знал, поскольку, как установило следствие, сидел несколько часов около трассы в засаде. Он стрелял в машину 8 раз. Вдребезги разлетелось лобовое стекло. К счастью, сидевшие в кабине люди успели пригнуться. И тем не менее одна пуля достигла цели: женщина-экспедитор оказалась ранена в голову. Ее быстро довезли до больницы и сделали операцию. Только благодаря этому женщина осталась жива. Но пулю, застрявшую под черепом в районе первого позвонка, к сожалению, хирурги так и не смогли извлечь. Выходящий из ряда вон случай заставил активизироваться местную милицию. Но найти стрелка им так и не удалось. А неуловимый террорист продолжал третировать семью главы администрации... Через две недели Сергей и Галина вновь получили анонимные письма с угрозами. На этот раз от них требовали 351 тысячу рублей. "...Не вздумайте со мной шутить. Банку закопаете в том месте, которое указано на схеме. И не пытайтесь меня ловить. Иначе в следующий раз я не промахнусь..." n n n — Я помогу тебе избавиться от этих бандитов, — заверял Горбатова Филиппов, вновь явившийся наниматься на работу. — Ну неужели ты и дальше собираешься рисковать жизнью своих детей? Ты же видишь, что милиция бессильна. А я смогу тебя защитить. — Ладно, посмотрим, — рассеянно пообещал Сергей. — Я тебе скоро позвоню. Горбатов терялся в догадках: "Кто мог это делать? Кому понадобилось так подло запугивать меня и жену? И почему этот псих не является за деньгами в назначенное место? Боится, что его поймают? Может быть, действительно взять на работу этого парня, Виктора? — раздумывал Сергей. — Мужик он толковый, из армии пришел с наградами... Поможет мне разобраться с этими подонками". Но каждый раз Сергей надеялся, что терроризировавший их аноним наконец-то натешится и оставит в покое его семью. Но тот с маниакальным упорством продолжал подрывную деятельность. В ночь на 28 апреля вновь был обстрелян "ЗИЛ", только что вернувшийся из ремонта. На этот раз машина стояла на улице рядом с домом водителя. Злоумышленник не поскупился на пули, выстрелив из пистолета "ТТ" (как потом установили эксперты) 14 раз. А вслед за этим пришли два новых письма с требованием заплатить 533 тысячи рублей и 50 тысяч долларов. Со стороны казалось, что род Горбатовых преследует какое-то проклятье. Жители поселка наперебой обсуждали случившееся, выдвигая самые невероятные версии, включая гипотезы о влиянии сверхъестественных сил и Божьей каре. Но за что? Дорогу они вроде никому не переходили. Трудились честно, никого не обижали. Милиция отрабатывала более земные объяснения напастей, обрушившихся на семью главы районной администрации. Но на след террориста им выйти не удавалось. Тот же тем временем снова взялся за работу. На этот раз маньяк был слишком дерзок. Поздно вечером 19 июня 1998 года он обстрелял дом Горбатовых, целясь в окно кухни. В это время дома находился только 12-летний сын супругов — Александр. Мальчик смотрел телевизор, когда вдруг услышал выстрелы и звон разбитого стекла. Он мигом забежал в кабинет отца и заперся там, ожидая приезда родителей, отъехавших в дежурную аптеку. К счастью, в тот вечер больше не стреляли, а родители Саши приехали через 10 минут. Нервы семейства были на пределе. А их неведомый мучитель продолжал действовать. 31 июля он поджег магазин, принадлежавший Сергею Горбатову, а в начале августа прислал новое письмо: "...8 августа я объявляю "ДНЕМ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ". В этот день вы должны бесплатно раздать населению товары из вашего магазина, а заодно отдать свой дом и машину. А сами убирайтесь из поселка навсегда!.." Такое можно увидеть только в американских психологических триллерах... Уже 25 августа неуловимый руднянский "Робин Гуд" вновь напомнил о себе. Ночью он попытался взорвать все тот же многострадальный "ЗИЛ". Негодяй вставил пластмассовую бутылку, наполненную бензином, в бензобак машины и поджег ее. Однако взрыва не произошло. Края бутылки, расплавившись, перекрыли доступ кислорода к пламени, и оно погасло. n n n — Ты видишь, что тебя не оставляют в покое? — Филиппов нанес очередной визит Горбатову. — Только я могу спасти тебя от этих домогательств. Я почти что вычислил преступников. — Кто они? Назови имена! — допытывался Сергей. — Пока точно не знаю, — замялся тот. — Но узнаю. Только возьми меня на работу. — Может быть, и возьму. Только немного подожди. Мне надо разобраться кое в чем. То, что случилось через несколько дней после этого разговора, перешло все границы. Вечером 25 сентября в доме Сергея и Галины собрались гости: пришел жених их дочери Владимир со своим другом. Компания расположилась на террасе. Обсуждали ближайшие планы и намечавшуюся свадьбу дочери. И вдруг — выстрелы. Первые пули достались будущему зятю: Владимир сидел возле самого окна, и убийца хорошо его видел с улицы. Дальше, по-видимому, преступник стрелял наугад. Находившиеся в доме люди попадали на пол. Лишь чудом отлетавшие от стен пули не задели их. n n n Владимира хоронили всем поселком. Панихида на кладбище превратилась в настоящий митинг. Жители Рудни требовали от правоохранительных органов найти убийцу и прекратить беспредел, творящийся в райцентре. Милиция и прокуратура активизировались. Приехали специалисты из Волгограда. Во время похорон велась скрытая съемка всех, кто пришел на кладбище: среди них наверняка был преступник. Затем, вглядываясь в лица, сыщики пытались определить потенциального убийцу. В результате появился небольшой круг подозреваемых. Тем временем Виктор Филиппов вновь осаждал Горбатова. — Я знаю, кто это сделал, — уверял он Сергея. — Их можно остановить. Но для этого нужны деньги. — Сколько? — Десять тысяч долларов. Гарантирую, что они оставят тебя в покое. — Ты знаешь их? Назови имена, — требовал Сергей. — Я тебе заплачу. — Нет. Это рискованно прежде всего для тебя. Я сам справлюсь. Горбатов медлил. Но ситуация была безвыходная. Из-за него убит совершенно невинный человек. Под угрозой была его собственная жизнь и жизнь его семьи. — Сразу столько денег я тебе дать не могу. Возьми пока 300 баксов и тысячу рублей, — Сергей протянул Виктору деньги. — Чем ты можешь подтвердить, что действительно знаешь преступников? — Завтра я принесу тебе пистолет, из которого обстреляли твой дом и убили Владимира. n n n Горбатову не нужны были услуги Филиппова. Он уже точно знал имя убийцы. Вечером 9 декабря Сергей приехал домой к Филиппову: — Я привез остальные деньги. Где пистолет? Виктор зашел в кладовку и вынес оттуда злополучный "ТТ" и завернутые в целлофан 9 патронов. — Значит, я не ошибся, — едва слышно произнес Сергей. В тот же вечер Филиппова задержали. В тот же вечер он подробно рассказывал следователю, как на протяжении года (!) расшатывал психику и доводил до нервного срыва членов семьи своего "работодателя", чтобы тот наконец взял его в телохранители... n n n Каждый зарабатывает как может. И деньги, как известно, не пахнут. Нас поставили в такую позу, что теперь уже не зазорно брать взятки, торговать телом, строить финансовые пирамиды. Модно быть чьей-то "крышей" и "работать" в преступной группировке. Престижно выйти замуж за бандита... Есть ли этому предел? Когда-нибудь, надеюсь, мы будем смотреть на это все из далекого завтра и искренне удивляться: неужели это были мы?! Наверное, к тому времени Виктор Филиппов уже выйдет из тюрьмы. Ему будет 50.




Партнеры