ОСКОЛОЧНЫЙ СОН

28 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 250

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ — Середина июня, а морось, как в октябре, — думал Путин, глядя через окно во внутренний дворик Белого дома. Болела рука. Ныл ваххабитский осколок, полученный в знаменитом танковом сражении под Урус-Мартаном, когда премьер лично возглавил атаку правого... нет, кажется, левого фланга. Осколок ныл всякий раз в сырую погоду. Выборы были на носу. Путин со вздохом покосился на свой рейтинг, мерцавший сбоку на экране компьютера. Рейтинг не рос... Он грустно покачивался на 12... Тогда, осенью, осколок прибавил ему разом пунктов десять. Популярность зашкалило за девяносто. Военврачи сгоряча хотели тут же осколок вырезать, но хорошо — имиджмейкер отсоветовал, мол, пригодится еще, перед выборами его задействуем. Гангренку пустим... Владимир Путин — человек-легенда. Сумел напустить вокруг себя туману да еще и произвести на всех при этом впечатление целеустремленного и жесткого лидера. Даром что малорослый. Давно ли пресса сулила Евгению Максимовичу победу на президентских выборах? А тем временем народ, готовый было голосовать за лидера "Отечества", уже успел передумать. Образ "крутого, но справедливого Начальника" плавно переместился от Примакова к премьеру. Надысь моральная победа была зафиксирована публично — Евгений Примаков назвал Путина достойным кандидатом на президентство, а Юрий Лужков признался в глубокой симпатии к премьеру. Значит, и впрямь победа у Путина в кармане? Владимир Владимирович "поведет россиян в третье тысячелетие"? Вряд ли. Сердце россиян склонно к измене. Если у тебя в ноябре рейтинг 76 процентов, это означает, что через полгода скорее всего у тебя его не будет. Недостатки Путина — продолжение его достоинств. Он взял на себя ответственность за войну и этим не мог не вызвать к себе уважение. Но теперь его карьера слишком прочно связана с карьерой Масхадова и Басаева. А война на Кавказе — малопредсказуемая вещь. Вчера ты взял Грозный, завтра вдруг сдал. Покамест Путин ухитряется гнаться сразу за двумя зайцами — победно наступал на города и аулы, но избегал жертв. Популярность шла вверх. Так воевать долго нельзя. Все же военная кампания и пиар-кампания — разные вещи. Придется затормозить наступление у стен Грозного и месяцами ждать, сдадутся боевики или не сдадутся. Либо атаковать, а значит, идти на массовые потери среди солдат. В обоих этих случаях популярность правительства пойдет вниз. Главное оружие мятежников — не "стингеры", а выносливость. Они верят в свою идею и готовы сражаться годами. А партизанскую войну выиграть невозможно. Если Путин не завершит кампанию зимой, то весной в обществе воцарится усталость. Взрывы на Каширке забудутся, лозунг "война до победного конца" поблекнет... Оппозиция заявит, что "всегда" предлагала ограничиться "санитарным кордоном"... И тогда — война автоматически начнет работать против Путина. Аналитики твердят: следовало отложить наступление до весны. До выборов. А Кошман бы тем временем построил в отдельно взятой северной Чечне коммунизм. Запад — другая головная боль ельцинского наследника. Запад — та же Чечня. "Повоевать" с ним малость — очень выгодно. Послать к черту этих канцлеров, хватить кулаком — рейтинг сразу вверх. Народ одобрит. Но длинная война? Не годится. Допустим, сейчас американцы транш нам дадут. Но весной они начнут скупиться — там тоже выборы будут на носу. Это они в 1996 году нам транши давали — Ельцину тогда противостоял Зюганов. А если Путин против Примакова, то с какой стати Западу раскошеливаться? Но брать транш — значит, понадобится "политическое решение" в Чечне. Значит, переговоры с Масхадовым. Но как же тогда слава победителя? Путин движется в тупик. Давеча "Таймс" обвиняла Запад за чеченскую войну. "Бомбежки Ирака и Югославии, оправданные необходимостью защитить погибающих там людей и сами погубившие не меньше, — все это не могло не спровоцировать вторжение в Чечню, — писала "Таймс". — Не будь перед Россией столь яркого примера, все могло бы быть иначе". Двойные стандарты Запада налицо. С Милошевичем можно не церемониться. С Россией шутки плохи, Запад лишь побранил Москву и не дал ей новых денег. Но... Всего за год до бомбардировок Югославии кто бы мог поверить — чтобы мирное НАТО решилось разнести по кирпичику суверенную страну без санкции ООН. Но это случилось. Тбилиси и Баку вконец рассорились с Москвой и отныне смотрят в рот Вашингтону. Шеварднадзе попросился в НАТО. Подобно Албании и Македонии Грузия и Азербайджан теоретически уже готовы впустить к себе контингенты НАТО. А кто помешает? Нарушить договор с Россией? Ну и что? Как это ни кажется невероятно, но сегодня перестал быть фантастическим такой сценарий событий. В апреле 2000 года на Западе разворачивается пропагандистская кампания — оказывается, русские генералы, раздавив чеченское сопротивление, готовят вторжение в независимую Грузию. Переброска натовских войск начинается по зову президента Шеварднадзе и объясняется необходимостью охраны нефтепровода Баку—Супса. К июню НАТО сосредоточивает в Грузии 30-тысячную "миротворческую" группировку. Негры в "зеленых беретах" уже зубрят гортанные фразы на чеченском. Тысячи беженцев из Ичкерии восторженно встречают генсека НАТО сэра Робертсона. Офицеры ЧФОР (Силы по поддержанию мира в Чечне) изучают по карте маршруты из Тбилиси к Грозному... В брюссельском штабе готов план оккупации Чечни — английский сектор "Запад" (с центром в Урус-Мартане), французский "Юг" (Ведено), немецкий — "Восток" (Гудермес), американский "Север" (Грозный)... Дождливым июньским утром Мадлен Олбрайт прилетела во "Внуково-2" с одиннадцатью чемоданами. В Белом доме она сухо изложила Путину и Иванову пункты ультиматума: в течение десяти суток вывести все российские войска за пределы Чечни и дать согласие на ввод туда контингента под эгидой НАТО. Временную администрацию Чечни возглавит чиновник ООН, а его заместителями станут Масхадов и Кошман. Масхадов — первый зам. Москве фактически надлежит признать независимость Чечни. В случае отказа Олбрайт пообещала передать начинку своих чемоданов в прессу. Когда Мадлен приоткрыла свои чемоданы и показала — издалека — содержимое, Путин с Ивановым охнули. Это были квитки миллиардных счетов Леши/Леонида Дьяченко в банках на Бермудах и Фиджи. Цветные фотографии обнаженного человека, похожего на Волошина, вместе с экзотическими девушками, похожими на проституток. Татьяна Дьяченко, примеряющая шиншилловую шубку в супермаркете Будапешта. Оригинал подписи Ельцина на кредитках банка "Готтардо". Самое страшное было в последнем, одиннадцатом чемодане — отчеты о хозяйственном состоянии г. Санкт-Петербурга за время, когда им в качестве первого зама мэра руководил Владимир Путин. Итоги выглядели ужасно — город сыпался. Пригрози Олбрайтиха бомбежками, Путин не колебался бы и секунды. Но против таких бомб у Путина ПВО не было. До президентских выборов оставалась всего пара недель... ...Сквозь голубого шелка подушку в скулу упирался барабан револьвера. Рука затекла. Путин потряс ею в воздухе — вот откуда боль. "Слава Тебе, Господи! Это всего лишь сон!" В дверь поскребся ординарец: — Владим Владимыч! — Что такое? Уже отставка?! — Все в порядке, Владим Владимыч. Просто вы с вечера хотели прямой репортаж смотреть — ввод войск НАТО в Чечню. Включить, а?



Партнеры