ПИСЬМА НЕДЕЛИ

29 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 255

Не всем новшествам на Московской железной дороге можно радоваться. Я живу в Подмосковье, а работаю в Москве. Прежде в часы пик, утром и вечером, вслед за переполненными нарскими электричками шли малоярославские, тоже забитые до отказа людьми, желающими попасть либо на работу, либо домой. Когда пустили скоростной электропоезд до Калуги, выяснилось, что нарские электрички мешают его быстрому шествию, и их отменили. И вот теперь, все вместе набившись в вагон малоярославской электрички, как селедки в бочку, мы наблюдаем, как с соседнего пути отходит калужская — красивая, скоростная, голубая, полупустая. В сентябре на Киевском вокзале решили поэкспериментировать: ввели пропускные турникеты, которые должны были повысить в три раза сборы от билетов. Чепуха! Контролеры как ходили, так и ходят и, как прежде, отлавливают по 2—3 зайца на вагон. Зато теперь приходится стоять в давке на платформе, чтобы попасть на электричку. Думаю, еще одного новшества мы просто не выдержим. В.В.АВЕРЬЯНОВ, г. Наро-Фоминск. НИЧТОЖНАЯ КОМПЕНСАЦИЯ ЗА ЖИЗНЬ Мой сын, Рыбин Николай Николаевич, погиб в 1957 году в Забайкальском военном округе во время прохождения срочной службы. После распоряжения губернатора Тяжлова о финансовой помощи матерям погибших сыновей в мирное время обратилась в Стол защиты города Ногинска за положенной тысячей рублей. Сначала мне отвечали, что не было команды выдавать деньги, а осенью сказали, что все деньги раздали весной и меня в списке нет. Оказывается, я не прохожу по срокам гибели сына: вот если бы он погиб после 1960 года, то претензии были бы обоснованными, а так его вроде бы и не было никогда. Но ведь он был, мой Колюшка! Столько лет прошло, а душа болит по-прежнему... Видимо, я виновата в том, что мне 91 год и мой сын погиб в неустановленный срок. З.П.РЫБИНА, пос. Зеленый Ногинского района Московской обл. ВЕЧНЫЙ СТУДЕНТ Своеобразный рекорд, достойный Книги рекордов Гиннесса, по длительности учебы в вузах и техникумах, думаем, принадлежит нашему знакомому москвичу Михаилу Степановичу Д-ву. В первый класс он пошел в 1949 году. После 9-го класса перешел в школу рабочей молодежи и, по ее окончании, стал студентом Усть-Катавского механического техникума. Закончил техникум — поступил на заочное отделение института. Проучился до 1974 года и перевелся в другой институт, тоже на заочную форму обучения. В 1996 году Михаил Степанович поступил в аспирантуру, где учится заочно до сих пор. Получается, Д-в непрерывно грызет гранит науки уже... 50 лет. И.РОМАНОВИЧ, Н.ЛИН, г. Москва. К ЧЕМУ НАМ МЕРТВАЯ ГОЛОВА? Когда по телевизору показали премьера Путина, обещающего "замочить" террористов везде, даже в сортире, подумал: "Ну и пули отливает!" Не может же контрразведчик не знать, что застуканного "на горшке" террориста мочить не следует, а весьма желательно заполучить его живым и способным давать показания. Даже за голову Шамиля Басаева пообещали деньги. Полагаю, что только живая голова Басаева дорога — как источник информации. Пять лет не торопились его поймать, а как только замаячила возможность поговорить с террористом "по душам" — оценили его смерть в миллион долларов. Отчего бы такая спешка? В.АНГЕЛОВ, г. Москва. За ноябрь "МК" получил письма: на наш электронный адрес letters@mk.ru — 241; по почте — 3192.



    Партнеры