ИРИНА АЛЛЕГРОВА: ОТ МЕНЯ ЕЩЕ НИКТО НЕ УХОДИЛ

5 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 925

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ Дом Ирины Аллегровой в подмосковных Ватутинках похож на муравейник. В нем полно народу. На кухню по очереди заглядывают занятые своими делами мама, дочь, лучшая подруга. На диване перед телевизором, как у себя дома, расположились директор певицы и водитель. "Мало кто так относится к своему персоналу, как Мама", — говорят они. Мамой звезду зовет вся ее труппа. Единственный человек, который ни разу не появился в тот вечер, — муж Ирины Аллегровой Игорь. Его отсутствие дипломатично обходится молчанием. Между тем слухи о том, что союз звезды и танцора из труппы оказался недолговечным, перестали быть только слухами. Они расстались... — Ирина Александровна, свадьба с Игорем наделала в свое время много шума. Ваш брак называли мезальянсом, предрекали скорый разрыв. Замужество на самом деле оказалось несчастливым? — Да, несчастливым. Но я не хочу сейчас говорить на эту тему. Без комментариев. Знаешь, у меня есть коронная фраза: "Постоянно счастлив может быть только полный идиот". — До Игоря вы несколько раз выходили замуж. Вспоминаете, как складывались отношения с мужьями? — Зачем? Мне это становилось неинтересным в тот же день, когда я с ними расставалась. А вообще любой женщине хочется быть мужней женой. И я всегда хотела спрятаться за сильную мужскую спину, но у меня никогда не получалось. — В личной жизни — проблемы. А на работе? За последние два года ни сольников в Москве, ни новых клипов. Не страшно возвращаться после долгого перерыва? — Нет. В моем положении не страшно на время уйти, чтобы потом вернуться. Я пока не чувствую, что мне на пятки кто-то наступает. Да, сейчас появилось очень много молодых талантливых девочек и мальчиков, но они мне не конкуренты по возрасту, по мясу, которое на косточках наросло, по пережитому. Я могу спеть так, как они. Но то, что иногда делаю я, им вряд ли под силу. — Что за история о конфликте с Игорем Крутым? Новый альбом, который вы записали самостоятельно, — последствия этой ссоры? — На самом деле ничего не произошло. Мы не ругались. Я очень ценю Игоря Яковлевича как человека и как композитора. Просто я созрела до того, чтобы сделать свой альбом. У меня был "николаевский" период в творчестве, был "крутой", теперь — ничей, точнее, "аллегровский". Но это не значит, что наш роман завершился. Недаром мы спели дуэтом "Неоконченный роман". — Роман-то был на самом деле? — Я всегда говорила так: два человека — композитор и певица, на сцене должны быть влюбленными друг в друга. Чтобы все, что они делают, было искренне. Сейчас мне искренне захотелось открыть душу. Поэтому я собрала песни разных авторов — Вити Чайки, Аркадия Укупника, Игоря Азарова, которые близки мне по жизни. Не хочу сказать, что новый альбом целиком о моей судьбе, но частично это так. Кстати, у меня есть несколько любимых афоризмов, которые, как мне кажется, лучше всего объяснят его настроение. Они напечатаны на вкладыше нового альбома. Например: "На жилетке четыре кармашка, и все для пустых надежд" или "Иллюзии, как и зубы, теряются с возрастом". — Кстати, о возрасте. Своих лет не боитесь? — Однозначно я ответить не могу. У меня есть страх перед глубокой старостью. Возраста я боялась лет десять назад. Но в последние два-три года осознала, что он дает какую-то фору. В каждом периоде есть своя прелесть. А возраста в смысле лишних морщинок не боюсь. Когда у меня их появится слишком много — пойду и отрежу, как все. Это не проблема. Пока не пошла. — Ирина Александровна, у вас подрастает внук. Каково чувствовать себя бабушкой? — Александру-второму (первым был мой отец) недавно исполнилось 4 года. Я не ощущаю себя бабушкой. Он для меня все равно, что моя Лалка. Они похожи безумно, посмотришь на детские фотографии — одно лицо. Мне даже трудно поверить, что дочка сама уже мама. Наверное, я почувствую себя бабушкой, когда засяду дома и на мне будет такая же нагрузка, как на моей бабуле, — дом, кухня, уроки. — Вас бабушка воспитывала? — Да, она часто со мной оставалась, ведь я из театральной семьи, где все были постоянно в разъездах. Папа был актер, режиссер. Мама ради него пожертвовала оперной карьерой, и они стали вместе работать в театре оперетты. Папа был человек очень строгих правил. Поэтому, когда мне говорят, что у артистов не бывает нормальных семей, бабы все б..., мужики гуляют, я не верю. У нас в семье было так: пока у тебя есть папа и мама, ты не человек. Когда папа умер, я стала получеловеком (дай бог, чтобы оставаться им как можно дольше!)... Папа всегда меня успокаивал словами "все будет хорошо". 5 лет мне так не хватает этих слов. С бабулей мы были очень близки. Помню: мне было лет 9, я училась в 3-м классе, когда мне рассказали, откуда берутся дети. До этого времени я даже не задумывалась, у кого что есть. Надо мной всегда смеялись и переспрашивали: "Так где тебя нашли?" И я точно знала, под каким кустиком в саду у крестной. Из школы я приехала в слезах, такой травмой для меня это было. Бабушка спросила: мол, что случилось, и в истерике я ей рассказала. Она смогла найти такие слова, так грамотно все объяснила, что еще многие годы этот вопрос меня не интересовал. — А как вы дочке объясняли? — Мне не пришлось объяснять. У нее все само собой произошло. — Лала сидит дома с ребенком? — Дочка в этом году меня удивила. Месяца за три до вступительных экзаменов она вдруг заявила, что хочет пойти по дедулиным стопам, стать режиссером. Мы хотели отправить ее в ГИТИС на платный курс, чтобы место на бесплатном мог занять одаренный ребенок, у которого нет денег на обучение. Но преподаватели сами взяли ее на бесплатный и сказали: "Спасибо за такую дочь". Мне было очень приятно. — Сейчас многие певцы жалуются на нехватку денег. Вы чувствуете себя материально независимой? — Я многое могу себе позволить и все время благодарю бога за то, что это случилось, но не воспринимаю это как должное. Конечно, как и любому человеку, мне хотелось иметь лишнюю копейку. Хотя я никогда не испытывала голода, зато помню, как оставляла 60 копеек на сигареты, покупая картошку подешевле. На рынке она стоила рубль килограмм, а в магазине, в овощном, трехкилограммовый пакет продавался за 32 копейки. Я всю жизнь ношу колечко, которое мне подарила бабушка на 16-летие. Долгое время у меня не было больше никаких драгоценностей. Потом мама подарила мне сережки с маленькими бриллиантиками, тоже из семейных запасов, но их я надела только в 30 лет. Пока у меня не было денег, я не ходила в ювелирные магазины, не высматривала украшения. Рассуждала так: "Дорогие украшения у нас носить нельзя — потому что страшно, так же, как фирменные машины — дорого чинить". Вообще, когда не можешь чего-то себе позволить, всегда находишь оправдание. Вот, например, у меня мечта — яхта. Но у меня нет возможности ее купить, и поэтому я говорю себе: "Содержать ее очень дорого. Стоянка в порту 11 месяцев, когда меня на ней не будет, обойдется дороже самой яхты". Я никогда никому не завидовала, но, когда у меня появилась возможность купить все самой, как с цепи сорвалась. Я люблю драгоценности. Безумно. Шубы, хорошие машины, клубнику. — А назад — в 60 копеек? — Обратно в те времена, конечно, не хотелось бы. Но это не должно пугать, ведь в жизни, кроме денег, есть и другие ценности. Если меня сейчас попросят приготовить обед на 3 дня из одной курицы — я сделаю. — Получается, что забота о всей семье на ваших плечах? — У меня колоссальное чувство ответственности за своих близких. Когда они все рядом со мной, дома — только тогда я спокойна. Если кого-то нет, я уже сама не своя. Я счастлива, что мама наконец-то живет со мной. Первые 4 года после смерти папы она отказывалась переезжать. Ее не интересовало ничего. У нее были сигареты и телевизор. Нам стоило по-настоящему больших усилий вернуть интерес к жизни. Теперь мы все вместе, под одной крышей. — Этот дом, что он для вас значит? — Все. Если я зашла и закрыла за собой дверь — меня уже не вытащить. Во мне живут два человека. На сцене я могу хоть жопу показать, дома не сделаю процентов девяносто того, что творю на концертах. Здесь у меня другая жизнь и другие интересы. Первые дни после гастролей — фильмы, диван, книжечка. Когда я остаюсь в доме одна, не считая собак (это, правда, бывает очень редко), мне достаточно дня два-три послоняться в халате из угла в угол, покиснуть, пожалеть себя, накрутить, нарисовать несуществующие картины — это мы все мастера. Бывает, если кто-то обидел, день походишь с заплаканными глазами, а потом смотришь на себя в зеркало и думаешь: "Девушка, остановись, чем ты занимаешься?! А ну его все к ...!" И все в порядке. Но в последнее время, к счастью, наверное, у меня нет времени себя пожалеть. Хотя иногда очень хочется. Такое одиночество меня не пугает. Я боюсь вынужденного одиночества, когда перестанет звонить телефон и я никому не буду нужна. — А кроме этого что еще по-настоящему внушает страх? — Предательство во всех его проявлениях. В личной жизни — измена. Это ведь тоже предательство. Простить этого не могу, даже если бы и захотела. — Вы злопамятный человек? — Очень своеобразно. Я забываю, какую именно боль причинил мне человек, но как бы отрезаю его от себя. — Вы ревнивы? — Очень, как и мой папа. Мама была красавицей, на нее все оглядывались. Папа ужасно ревновал, хотя мама никогда не давала повода. Когда мне было лет пять, мама взяла меня за руку, подошла к отцу и сказала: "Саша, если ты не прекратишь, я возьму Ирку и уйду". Так она его охладила. Правда, потом папа рассказывал, что ему доставляло удовольствие, когда все смотрели на красивую женщину рядом с ним. — Вы как-то спели "Все мы бабы — стервы"... — К моему великому сожалению, мне не хватает стервозности. Я поняла, что чем баба стервозней, тем к ней лучше относятся. — Ирина Александровна, раскройте секрет — песня про угонщицу как-то связана с реальными событиями в вашей жизни? — Я никогда не угоняла мужиков — это правда. Ведь для меня женатый мужик или связанный с женщиной долгими серьезными отношениями — абсолютное табу. Но один раз в жизни это произошло. Мне тогда было очень тяжело. Я понимала — это плохо, но дала человеку понять, что мне хотелось бы, чтобы он был со мной... Рассудила так: я не уводила отца у детей, мужа у той, с кем он долго прожил, и это было его право — выбирать. Самое загадочное и необъяснимое — буквально через несколько дней после возникновения этой ситуации Витя Чайка принес мне ту самую песню "Угонщица". Он написал ее, не зная, что происходит в моей жизни. — А у вас — угоняли? — От меня еще никто не уходил. А машины угоняли. Первую иномарку — "мерс" 140-й. С ним было много разных злоключений. Какая-то несчастливая машина. — А сейчас на чем ездите? — Вообще две машины при житье за городом необходимы. Я купила себе "Мерседес-600". До этого появился огромный сарай — "Шевроле-Сабурбан". Я сама его вожу. На одной из своих первых машин очень много лет назад я по ночам ездила сливать бензин из поливалок. Так экономилось много денег. Сначала канистра стоила два рубля, а потом подорожала до трех. Однажды во время такого рейда у меня сломалась машина. Стою я одна на совершенно пустой ночной дороге, и вдруг подъезжают четыре "лба". Я уже попрощалась с жизнью, но, к счастью, они меня узнали, по "Электроклубу", подцепили меня на прицеп, мы вместе бензин слили, а потом они меня еще и отвезли домой. — Случалось выпивать за рулем? — Да. Однажды после банкета, посвященного моим сольникам в "Олимпийском". Накануне я попросила своего директора привезти домой водку и шампанское. Конечно же, во время веселья про водку, которая стояла под столом, совсем забыли. И когда "стало мало", я решила съездить за ней сама. За рулем. Взяла ключи от "Линкольна" одного из знакомых. Я уже выезжала на проезжую часть, когда друзья преградили мне путь на второй машине. И в этот момент прямо навстречу выезжают гаишники. Один из них подошел ко мне, поздоровался и даже отпрянул от кумара. Уговорить меня выйти из-за руля было невозможно. Длительные увещевания закончились тем, что я все-таки доехала за водкой до ближайшего магазина в сопровождении милицейских мигалок. Гости тем временем нашли водку, спрятанную под столом. Как же мы смеялись, когда вернулись домой. — Напитки какие предпочитаете? — Водку или виски — но только хорошие, в разумных пределах. Я уверена, что две самые главные заповеди для женщины — не пить и высыпаться. Мой организм сразу реагирует, если, скажем, на дне рождения выпью чуть больше. Также и на недосып. А закурила в 31 год с пачки в день. С мужем разводилась. — Другие секреты красоты есть? — Да нет. Я, например, не смогу заснуть, если буду очень сильно хотеть кушать. Могу поесть в 4 утра, в 5. Когда я бываю одна — люблю спуститься к холодильнику, взять кусочек бородинского хлебушка, намазать его горчичкой, положить сверху кусочек колбаски и сделать чай с настоящим сахаром, а не с каким-то подсластителем. Потом залезть в кровать и там, обязательно (!) дав себе обещание завтра же сесть на диету, все это скушать. Потом с чувством глубокого удовлетворения выключить телевизор и уснуть. Так хорошо спится. Днем я практически не ем — кофе-сигареты, кофе-сигареты. Мне не надо ни шоколада, ни тортиков, ни конфет. Но от выпечки, свежей сдобной булки тяжело отказаться. Заканчивая эту тему: недавно я смогла неделю отсидеть на воде. Первые два дня было ужасно тяжело, думала, повешусь. У меня болела голова, была жуткая слабость. Зато потом на людей, которые при мне что-то ели, я смотрела, как на круглых идиотов. Через несколько дней мы поехали на гастроли, в поезде директор Лариса достала печень трески, черный хлебушек, и диета была забыта. — Понятно, покушать вы любите, а готовить? — Что-нибудь приготовить, наверное, одно из самых больших моих увлечений. Меня, не обижайся, всегда удивляли москвичи — в лучшем случае гостям чаю предложат. У нас же на Кавказе принято по-другому — гость пришел, значит, не спрашивая, нужно все метать на стол. У меня есть много своих фирменных рецептов. Например, лосось на пару или макароны с карри и с чесноком. Макароны у меня всегда вкусные получаются. — Много времени, наверное, уделяете своим собакам? А свободные часы как проводите? — О собаках могу рассказывать часами. У меня их три — такса Дуся, боксер Боря. Есть еще овчарка Ника, сама мудрость. Когда она стала вдовой, она год грустила, а потом... время лечит. Дусю муж Игорь мне подарил на день рождения 3 года назад. Я рыдала, умоляла отнести обратно это хрупкое, розово-палевого цвета существо. Первое время я старалась не впустить ее в свое сердце, потому что безумно боялась за нее. За два года до этого у меня погиб бассет-хаунд. Не уберегла... А Боря появился года два назад. Одна из моих подруг предложила мне посмотреть собаку, которую ее соседи недавно подобрали на улице. И этот бедный пес, истощавший и замученный, дал на себя взглянуть, а потом гордо ушел обратно, лежать на тряпочку. Я решила дождаться приезда мужа, чтобы с ним решить судьбу животного. Игорь приехал и, даже не покушав, отправился смотреть собаку. Вернулся уже с ней. Пес зашел с ним в дом, как будто всю жизнь здесь жил. В свободное время я люблю ходить по магазинам, по хозяйственным. Скупаю все, что сделает мой дом уютнее и красивее. На это могу потратить баснословную сумму. — Вас нельзя назвать человеком тусовки. С кем вы общаетесь, кто близкие друзья? — Близких людей, с которыми могу говорить на любую тему и от которых я никогда в жизни, в этом я уверена, никакой подлости и зависти не увижу, совсем немного: три подруги — в Питере, в Америке и в Грузии. К сожалению, мы редко видимся. В женскую дружбу я верю, но очень, очень редко. А если говорить о тусовке, то нет той дружбы, которая складывается годами. Я могу выслушать кого-то, никогда не пойду это кому-то пересказывать, никогда не предам. Свою душу тоже могу открыть, но порой это очень страшно. — Есть мечта, которую вы в силах осуществить? — Мне нечасто удается побыть с внуком. Но когда он вырастет, то поймет — это для его же блага. Я мечтаю, чтобы Сашка учился нормально, чтобы из него получился человек. И поэтому мне нужно еще работать. Дай бог мне здоровья. Да и всем вокруг.



Партнеры