ИСЦЕЛЕНИЕ В КИТАЕ

12 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 259

Он лежит в комнате с широкими окнами, с длинными тюлевыми занавесками, которые должны, по идее, рассеивать солнечный свет и в которых тут нет никакой нужды — стекла в Барвихе и так тонированные. На столике рядом — пачка указов, за ними, за стаканом травяного чая, сохнет тортик... Придется работать с документами лежа. Верный Волошин унес, зараза, тапочки. Или Татьяна. Знают, что не буду вставать босиком с больным-то горлом. На воле сейчас пляшут от радости — что я снова болею. К вечеру, понимаешь, непременно запустят по агентствам "утку" про новый инсульт. А вот хрен вам! Встану босиком. Носки толстые натяну... Я вам покажу тапки у Президента России тырить. — Волошин! — Я, Борис Николаич! — Высылай передовую группу! ...И нарочно выдерживает паузу — дождался глупого переспроса: — Куда? — В Пекин! Куда-куда... По графику. Я своих визитов не отменяю! Он напоминает Моцарта — только с крепким желудком. Сальери ходят к нему косяками. Достают из-за пазухи сосуды с вином, льют, травят... Травят и травят. Потом, за воротами резиденции, они радостно дают интервью — о том, что внутри-де остался политический труп. Иногда говорят, что уже не только политический. Но уральский желудок переваривает любые яды. Ельцин вечен. Любимые грабли Ельцина всегда лежат рядком у крылечка в Барвихе. Он регулярно на них наступает. Одни такие грабли называются "партия власти". Ее в авральном порядке сколачивают под каждые новые выборы. Уже десятый год Ельцин у руля, но все не удосужится создать себе хоть какую-нибудь постоянную партию. Все рядится в тогу "президента всех россиян", не хочет брататься ни с одной из узких группировок. Да и не нужна Ельцину никакая партия. Партия будет его контролировать. Следить, чтобы не уклонялся. Одергивать за локоть, напоминать о принципах. А Ельцин любит править по принципу — как Бог на душу положит. Его партия — его левая нога. Нога в вечном поиске тапка... Своим политическим цинизмом Ельцин перезаразил всю властную элиту своего государства. Почему-то совершенно не волнуют выборы в Государственную Думу. Помните: в прежние разы кипели страсти, шли на принцип... Люди кучковались у метро, звенели голоса агитаторов. Нынче общество циничное. Главным принципом стали деньги. Если люди и объединяются, то вокруг или ради денег. Правило теперь одно — кто кого сожрет. Не мудрено, что до выборов осталась неделя, а никого они, кроме самих кандидатов, не интересуют. Какая разница, который из циников победит. Вот Черномырдин так и не стал циником. Так он до сих пор не понял, что партия у него была "надувная", не всамделишная. Ее "надули" перед прошлыми выборами, чтобы застолбить свои 10 процентов в Госдуме. Потом ее выбросили за ненужностью вместе с самим премьером. Виктор же Степанович не сумел выйти из роли — все еще мнит себя лидером. Он решительно не стал объединяться со смежниками по правому спектру и теперь, словно рыба об лед, стучится макушкой о 5-процентный барьер. Который ему никогда не пробить. Выборы ну совершенно не волнуют. Особенно не волнуют рейтинги. Сама кампания предвыборная давно набила оскомину. Не успел Ельцин вылезти из-под ножа Рената Акчурина, как она уже разгорелась, — уже тогда поползли по телеэкрану уродливые столбики рейтингов. Олигархи на три года вперед расписали в своих органайзерах предвыборные мероприятия. Загружали пиарщиков, раскручивали бедных Лебедя с Немцовым (были у нас такие кандидаты в президенты). Олигархи переживали за свои заводы, газеты и пароходы. Хапнули-то они свои богатства не совсем законными путями. И загодя, аж в 1997 году, они уже заботились, чтобы следующая власть у них чего-нибудь не национализировала. Уверяю: едва будущим летом закончится вся эта лихорадка с преемником Ельцина, как по телеэкранам поползут новые разноцветные рейтинги — олигархи начнут готовиться к выборам-2004. Все последние годы не кремлевские злые языки — это сами олигархи "хоронили" Ельцина. Они решали прагматическую задачу — хроническими слухами, что "дедушка дышит на ладан", они держали в напряжении всех потенциальных соискателей престола. Кто высунется — сразу отслеживали. Кандидат не годился — его "мочили в сортире" изо всех информационных орудий. И на расчищенное от конкурентов поле, в белом плаще и кожаных перчатках, они выпустили теперь Официального наследника. "— Борис Николаевич, как здоровье? — Не дождетесь!" Ельцин спокойно дотянет до пенсии — он сделает это хотя бы назло всем сплетникам. Это мощный стимул. Сдав ключи от кабинета в Кремле новому президенту, Ельцин засядет на подаренной даче — такой седой дед с бутылкой водки. И в гости к нему потянутся те, кто некогда помог ему прийти к власти: Бурбулис, Коржаков, Черномырдин... Дедушка простит им все то, что он им сделал, — кого предал, кого посадил, кого велел гнать взашей. Придут даже Хасбулатов с Руцким — правда, врозь. Будут переминаться у ворот с ноги на ногу. Дедушка не велит пускать... 2010 год. Сводка новостей. Борис Ельцин сильно простудился, произнося прощальное слово на похоронах очередного председателя КПРФ. Вновь появились слухи о резком ухудшении его здоровья. Профессор Акчурин опроверг их, заявив, что сердечный протез, недавно вживленный Ельцину, проработает еще дюжину лет. Проведать занедужившего "друга" прилетел бывший президент США Билл Клинтон с супругой Моникой. Они с Ельциным выпили по стопке виски, выкурили по кубинской сигаре. Клинтон закашлялся... После возвращения из Пекина, после жесткого разговора с Вашингтоном, когда оба президента пререкались и перебивали друг друга, он сильно переживает. Взбудораженный, он которую ночь не может сомкнуть глаз. Таблетки не усыпляют. Решено применить легкий наркоз. — Папа, — слышит он у уха голос Тани, — сейчас тебе станет очень легко и хорошо. Сейчас ты уснешь сладко. Будет пение птиц или органная музыка. Между тем в углу перешептываются двое: — С тапочками удачно получилось... — Да, так завелся. В Пекине был просто молодец. Врезал. — Всегда такой был. На жесткие решения надо его раскрутить, раскочегарить. Вот помнишь, как...



Партнеры