“ЧЕРНЫЙ” ПОНЕДЕЛЬНИК

27 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 231

Сегодня, 27 декабря, начинается суд над начальником Главного управления строительства и материально-технического снабжения Центрального банка России г-ном Капрановым. Это едва ли не первый в истории современной России уголовный процесс над столь высокопоставленным сотрудником святая святых финансовой системы государства. Обвиняется Капранов в получении взятки в 35 тысяч долларов. Еще в 1994 году главный строитель Центробанка попросту продал барнаульской фирме "Контур-М", возглавляемой алтайским миллионером Малкиным, подряд на реконструкцию Главного вычислительного центра Центробанка в столичном районе Тушино. На проведение работ в ГВЦ государство выделило 20 миллиардов рублей. Половина осела у Малкина. Ремонт же провели, как говорится, по остаточному принципу. Однако Малкин, отваливший Капранову 120 "лимонов" (35 тысяч долларов по тогдашнему курсу), проговорился одному из своих коллег по строительному бизнесу. Об этом стало известно следователям. После этого прокуратура Алтайского края провела проверку ремонта. Даже невооруженным глазом было видно, что в вычислительный центр была вложена сумма, значительно меньшая выделенной. Вскоре Малкин был арестован. Он не стал отпираться и рассказал следователям о заключенной с Капрановым договоренности. Сама дача взятки была растянута на три с лишним года. В апреле 1994 года на имя Капранова в "Алтай-банке" был открыт счет, на который Малкиным было положено 10 миллионов рублей. Вклад Капранова периодически пополнялся. К июлю 1997 года здесь лежало уже 120 миллионов. 9 июля 1997 года один из руководителей "Алтай-банка" по доверенности, собственноручно написанной главным строителем Банка России, снял со счета все деньги. Именно то, что доверенность была написана рукой Капранова, и стало доказательством взятки. Задержать же банкира решили ровно через два года — 9 июля 1999 года. Все это время следователи собирали доказательства его вины. Однако операция по его задержанию едва не превратилась в вооруженное столкновение с охранниками Центробанка. Капранова брали в здании Медицинского центра Банка России на Севастопольском проспекте. Когда к зданию центра подъехал кортеж из автомобилей оперативников (группу захвата на эту акцию не брали: все-таки "клиент" — государственный чиновник высокого ранга. Неудобно как-то. Оказывается, зря), охранники отказались пропустить сотрудников МВД, ФСБ и прокуратуры в здание. Ни наличие ордера на арест, ни заключение врачей о возможности содержания Капранова в камере не возымели должного действия. Переговоры с охранниками длились шесть часов. Сам же Капранов требовал связать его с руководством Центробанка и Генпрокуратуры, пытаясь запугать оперов фамилиями их начальства. Дело дошло до того, что сотрудники службы безопасности банка решили вызвать вооруженное подкрепление. ГУБОПовцам не оставалось ничего другого, как вызвать по рации спецотряд быстрого реагирования. Когда руководитель банковской охраны услышал эти четыре буквы — СОБР, то понял, что отстоять проворовавшегося начальника главка ему не удастся. Капранов все-таки был арестован без применения силы. Затем Капранов был перевезен в барнаульский следственный изолятор. Дожидаться суда ему пришлось в одной камере с бывшими... замначальника алтайского Управления исполнения наказаний и начальником одной из местных тюрем. В настоящее время следователи продолжают подсчитывать ущерб, причиненный Капрановым и Малкиным. Пока удалось доказать, что только за первую половину 1995 года у государства украли 16 миллиардов рублей (использовалась схема двойной оплаты выполненных работ). Эти деньги использовались Малкиным на строительство особняков и офисных зданий в Барнауле. Отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности.



Партнеры