16+

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ПТИЦА

9 января 2000 в 00:00, просмотров: 248

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ По старинному обычаю уже в сочельник готовили рождественский стол, засыпали его сеном — в память о вертепе и яслях, где родился Божественный младенец. Сено покрывали белоснежной накрахмаленной скатертью. На нее выставлялись сочиво, блины, рыбные блюда, заливное, студень из свиных и говяжьих ножек, молочный поросенок, начиненный кашей, пряженина, медовые пряники, взвар... А уже к обеду выплывал Его Величество Рождественский Гусь. И хорошо, что к обеду! Потому что к утренней трапезе подаются лишь холодные яства. А уж гусь-барин является крещеному люду с пылу с жару. Аромат немыслимый! Обчество уже под благородным шофе (яблочко антоновское, погусяченное до невероятности, так и хочется адресовать в пузо). Без закуски, господа, пить нескромно! А вот под гуся!.. Но, увы мне, увы! — как восклицали античные трагики. Не суждено мне нынче посидеть среди домочадцев за рождественским столом. По обстоятельствам, не менее запутанным, чем в известной телеэпопее "ТАСС уполномочен заявить", я в служебной командировке в Африке. Аден—Аддис-Абеба—Джимма... Вот стою сейчас посреди саванны, в шортах и майке — это в начале-то января! Грызу опостылевший ананас, сшибаю кокосовыми ядрами с деревьев вертлявых голубых обезьянок и думаю о далекой родине. Там на небесах уже первая звезда засветилась. О, как славно в блистающие великолепными серебряными искрами пухлые сугробы ниспадает Христов снег, как зачарованно спят, свернувшись в теплые комочки, ненароком рожденные нами мальчики и девочки, которым уже уложены под рождественской елкой подарки, доставленные несколько хмельным Дедом Морозом, как великолепны в соболиных шапках снега сосны, как ослепителен кривой луч месяца, который сегодня ни один черт не сопрет с нашенского неба. О, Родина, я стою перед тобой на коленях, винюсь и благословляю тебя. В христианской общине эфиопов встречаю я Рождество. Ну, завалили мы в саванне дикого кабанчика. Нарвал в рощице мешок кофе. Пожарили его. Раздобыли бочонок бананового пива. Две банки новозеландских раков. Ну, выставил я полдюжины бутылок "Столичной". Ну, рыба маринованная по-африкански, куры жареные. Ну, приготовила одна симпатичная эфиопочка салат из шпината "Сокойто", что означает почему-то "дай силу и мужество мужчинам"... И все же чего-то остро не хватает. До смерти хочется рождественского гуся. Я лежу в гамаке у подножья огромного дерева, чьи огненно-красные цветы одарили его именем "Пламя Африки", вспоминаю Москву и грежу. — ...А ну-ка, подцепи мне из его брюха вот то яблочко. Нет, ногу не буду. Отрежь, братец, хороший ломоть с края и полей брусничным вареньем. Ах, как подрумянилась корочка, счас мы ее... Отменный гусь, сочный, нежный и прямо благоухает антоновкой. (Как мог этот маленький говнюк Гаргантюа считать лучшей подтиркой пушистых гусят?!) Давай договоримся так. Сначала тяпнем под яблочко. Потом съедаем по здоровенному куску. И сразу по кружке пива холодненького. Поехали? Мечты-мечты! Вдруг припомнился мне страстный монолог Паниковского из "Золотого теленка": "Бендер, вы знаете, как я уважаю вас, но вы ничего не понимаете! Вы не знаете, что такое гусь! Ах, как я люблю эту птицу! Это дивная жирная птица, честное благородное слово. Гусь! Бендер! Крылышко! Шейка! Ножка! Вы знаете, как я ловлю гуся? Я убиваю его, как тореадоре, — одним ударом. Это опера, когда я иду на гуся! "Кармен"! Какой благородный монолог! Сколько в нем скрытого патриотизма! Да, российский гусь слегка кривоног и простоват. Да, это не деликатесные лапы черного медведя или тушеные копыта бурого верблюда, которыми лакомятся китайцы. Но в иерархии русской национальной кухни, в нашей кулинарной сборной гусь всегда будет играть в первом составе вместе с кулебякой и молочным поросенком, пельменями и заливной севрюжкой. А рождественский гусь?!! Кто как не он олицетворяет собой русский рождественский стол? Пусть меня занесло в Африку, но я хочу этого гуся. И я его съем. На следующий день над одним из горных перевалов саванны мы подстрелили великолепного дикого молодого гуся. Я решил приготовить его "по-бразильски" для моих чернокожих братьев по оружию. Гусь в этом случае не жарится, а тушится на ветчинном сале. (Кстати, кулинария напрочь отвергает народное поверье: "Гусь свинье не товарищ". Еще как товарищ. Да они не разлей вода.) В медном котле обложу гуся сосисками из африканской коровки зебу, ломтиками ветчины из нашего заваленного кабанчика, вареной капустой, двумя морковями, большим корнем сельдерея, нарезанным тонкими ломтиками, довольно будет трех крупно нарезанных луковиц, двух ложек уксуса и пяти ложек сметаны. Когда это все хорошенько утушится и уварится, выложу гуся на блюдо из пальмовых листьев, гарнирую его тонкими ломтиками горячей ветчины, кусочками сосисок. Кушать подано, друзья-эфиопы!.. И вот мы сидим вокруг костра у реки, на другом берегу дремлют крокодилы, крики обезьян вместо колокольного перезвона возвещают, что наступило светлое Рождество... Банановое пиво отменно! Кабанчик славный! А гусь по-бразильски — ну, просто ламбада! Наевшись до отвала, мы разучиваем (под моим руководством) замечательную рождественскую песню: Что это? Что это? Что это? Это снег за окном. Кто это? Кто это? Кто это В этом снеге ночном? Это Герда скользит По озерам Лапландии, И, как белые бабочки, В волосах ее бантики... Ах, как хорошо выпевается этот мотив в африканской глубинке. ...А в далеком моем московском доме под рождественской елкой стоит мой сапог с подарком — инкрустированным газовым пистолетом из Парагвая. И на столе там все нормально. И студень из говяжьих и свиных ножек, и рыба по-монастырски, и бараний бок с гречневой кашей, и поросенок, аппетитно упарившийся в сметане, и, разумеется, гусь с антоновскими яблоками... Вижу, как восходит Божий рассвет над Москвой, слышу колокола церквей, под перезвон которых выбегают с салазками на снежные горки те, кто будет жить после нас. С Новым, двухтысячным годом вас, со светлым Рождеством Христовым, со святками, любезные дамы и господа! В подарок моим читателям прилагаю рецепт, разысканный мною в одной из старых русских кулинарных книг. Соус из молодого гуся Следует снять гусиное мясо с костей, нафаршировать оное изюмом, коричкою, яблоками, туда же положить из костей мозгу говяжьего и чухонского масла; начинив этим гуся, изжарь его в печи и потом облей красным соусом. Приятного аппетита!





Комментарии пользователей

правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Партнеры