ПРОЩАЙ, ЧАРОДЕЙ ТАНЦА!

10 января 2000 в 00:00, просмотров: 263

Уходит век, уходят и его легенды. Вчера Москва прощалась с одной из них — Чародеем танца Махмудом ЭСАМБАЕВЫМ. Его танец родился вместе с ним. Но стать профессиональным танцовщиком оказалось непросто. Отец не одобрял его увлечений: "В нашем роду не было клоунов", — резко упрекал он Махмуда. Махмуд убегал из дома в поисках себя и танца. Его возвращали... Но он добился своего — стал Танцором. Не артистом балета, не солистом ансамбля, а человеком-танцем, энциклопедией "Танцев народов мира". Где бы он ни выступал, он изучал новый танец, а потом дарил его зрителям. И те удивлялись, как ему удалось вдохновенно воплотить танец незнакомого ему народа. Махмуд поражал гибкостью тела, руками, которые, казалось, он может завязать в бант. У него была осиная талия: 47 сантиметров. Когда он впервые приехал на гастроли во Францию, французы восхищенно восклицали: к нам вернулась истинно французская талия. Над своим первым эстрадным танцем "Золотой Бог" он работал с восьми утра до двух часов ночи каждый день в течение двадцати дней. Невероятно, но в Индии этот танец танцовщики изучают восемь лет. Танцовщик был обласкан властью. Народный артист СССР, Герой Социалистического Труда, депутат Верховного Совета. Но мало кто знал, что Махмуд Алисултан Эсамбаев, родившийся в чеченском ауле Старые Атаги, мальчиком был изгнан Сталиным вместе с другими чеченцами из родных мест. Потом, многие годы спустя, чеченская тема вновь вошла в жизнь Махмуда — войной. Можно только представить, что переживал этот уже немолодой человек, когда узнавал о гибели своих соотечественников. В Грозном сгорел и был разграблен его дом. И при этом Махмуд не утратил своего оптимизма. "Радость и танец — это понятия для меня почти тождественные", — часто повторял Махмуд. Он и в жизни был радостным и праздничным человеком, быстро сходился с людьми — и с голливудской кинозвездой, и с первым секретарем обкома. Последние годы Махмуд уже не танцевал, но всегда был желанным гостем на любом празднике. Элегантный, в сером приталенном костюме, на высоких каблуках, в неизменной папахе. Казалось, мгновение — и он начнет свой волшебный танец... Редакция "МК".



Партнеры