ВАЛЕРИЙ МЕЛАДЗЕ: ГРУЗИН БЕЗ АКЦЕНТА

6 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 526

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ С незапамятных времен настоящий грузин ассоциируется в нашем сознании с пышными усами, дорогущими цветами, тостом про птичку и многообещающей фразой "Ларису Ивановну хочу". Разговаривая с Валерием Меладзе, так и хотелось воскликнуть: "Слюшай, ара, какой ти к чиерту грузин! Вмэсто вина кофэ пьешь, кромэ жэны никаго нэ видэшь, даже усов — и тэх нэт". Ну не складывался из Валеры образ восточного человека, и все тут. Лишь легкий акцент да удивительные для знаменитости разговорчивость и радушие выдавали в нем выходца с гор. —Встречать миллениум вы уехали в Прагу, отказавшись от новогодней клубной халтурки. Вы терпеть не можете выступать в ресторанах. Но, так или иначе, работать там все же приходится. Пересиливаете себя? — Один клуб другому рознь. Могу сказать, что пик кайфа клубной работы пришелся на докризисный год. Это было торжество среднего класса — людей, которые могли себе позволить как следует повеселиться. Сейчас же у них нет уверенности ни в завтрашнем дне, ни в собственных силах. Люди или пришибленные, или сильно пьяные, потому что никто не знает, чем все это закончится. — А вы знаете? — Мы учили когда-то, что такое революционная ситуация: верхи не могут, низы не хотят. Давным-давно созрела эта ситуация. Но нет силы, которая может повести общество за собой. Все политики дискредитировали себя до такой степени, что нет ни одного лидера, в которого бы люди поверили. Мы находимся в каком-то хаотическом состоянии. Каждый живет своей жизнью. Мы все больше и больше становимся индивидуалистами. — Что-то мрачноватая картина у вас получается... — Не знаю, хотя если говорить о себе, то у меня все в порядке. Есть квартира, машина, есть чем кормить детей. Тяжело, конечно, все это досталось, но слава Богу. — Говорят, вы балуете своих детей. Не боитесь того, что они не смогут выжить в этом жестоком мире, если у них не будет той бульдожьей хватки, которая, собственно, и помогла вам достигнуть вершины? — Вообще-то излишеств у моих детей нет никаких. Максимум, что я могу им дать на сегодняшний день, — нормальное человеческое существование. В свое время нашей маме приходилось прятать от нас шоколадные конфеты, потому что мы сметали их в считанные секунды. Сейчас у нас в доме лежит сколько угодно конфет, и дети совершенно спокойно к этому относятся. Это обычный порядок вещей. Довольно много ребят выросли в достатке. Кто-то из них так и живет за чужой счет, а кто-то начал пробиваться и чего-то добился в жизни. И хотя достаток, конечно, влияет на человека в плане лени, но в любом случае это не основной фактор в развитии личности. — С детьми разобрались. Поговорим о жене. Для многих артистов жены — своеобразный вдохновитель и организатор их побед, локомотив, который везет их к славе... — Я понял. Я хочу сказать, что очень благодарен своей жене за две вещи. Первое — она никогда не пытается считать деньги, которые я приношу домой. Вне зависимости от того, есть ли они или их нет вообще. Она не спрашивает, когда, где и сколько я заработал. Более того. Хотя не в моих правилах прижимать деньги, Ира всегда у меня спрашивает, может ли она потратить ту или иную сумму. Второе — она никогда не копается в моих вещах и не ищет там следы моих похождений с женщинами. — Честно говоря, горячих южных парней весьма трудно себе представить без бесконечных романов и любовных приключений. — М-да... В тот или иной период жизни мне всегда встречались женщины, в которых я был влюблен. Бывает, что ты просто видишь в зале какую-нибудь интересную девушку, и уже один этот факт может самым радикальным образом повлиять на ход всего концерта. Хочется ей понравиться, покривляться как-то, быть больше мужчиной, чем ты есть на самом деле. Меня всегда привлекал именно флирт, когда есть какая-то загадка, какая-то дистанция. Мне гораздо интереснее духовная победа над женщиной, нежели физическая. В плане секса я вполне удовлетворенный человек. Но вполне естественно, что все равно хочется нравиться женщинам. Очень приятно видеть устремленные на тебя горящие взгляды. Мне бывает ужасно грустно, если я понимаю, что выгляжу нехорошо. Поэтому очень часто, хотя я ненавижу этим заниматься, я начинаю ворошить всю одежду, которая есть в доме, что-то к чему-то примерять, что-то к чему-то подбирать... Все это для того, чтобы я мог быть уверенным в себе. — Разве может быть грузин не уверен в себе?.. — Случается и такое. Если бы я был бизнесменом, то мне было бы все равно. Я купил бы себе несколько дорогих костюмов, и этого оказалось бы вполне достаточно. Но у артиста еще и лицо должно быть безупречным. Иногда я вижу своих коллег, у которых совершенно потухший взгляд. Это самое страшное. Как говорится, женщина интересна своим прошлым, а мужчина — своим будущим. Артист, будь то женщина или мужчина, должен быть интересен и тем, и другим. — Почти два года назад вам стукнуло 33 года. Как насчет кризиса среднего возраста? — Я не знаю, в чем он заключается. У меня частенько случаются депрессии, но они, как правило, являются для меня скорее положительным моментом, так как заканчиваются каким-то прорывом. Что такое депрессия? Это такое состояние, когда тебя начинают мучить собственные мысли, и тебе не у кого попросить совета. Такое положение приводит к тому, что мозг начинает работать в экстремальном режиме и в результате выдает какие-то свежие идеи. Вполне вероятно, что у меня возникло бы очень много признаков возрастного кризиса, если бы мы жили нормальной, стабильной жизнью. Может быть, я стал бы добиваться каких-то кардинальных перемен в своей жизни, искать какую-нибудь женщину на стороне... Но этим просто некогда заниматься. Нет времени. Однако все же наступают моменты, когда ты вынужден забросить все и вся и изменить свою жизнь. Ведь самое главное — ни в коем случае не зацикливаться на том успехе, который существует на сегодняшний день. — В последнем клипе вы переоделись в женщину. Надо сказать, что эффект, конечно, колоссальный. Поначалу вас не узнала даже родная дочь. Не боитесь, что теперь пальцем будут тыкать? Мол, и Меладзе туда же... — У меня всегда есть что на это ответить. Конечно, я сам ужасно закомплексован. В каждом человеке, который ведет себя несколько неадекватно, подозреваю извращенца. Но иногда мне очень надоедают все эти наутюженные костюмчики и галстуки. Что же касается той самой женщины, то видно же, что это чистый прикол. Когда меня переодевали, приклеивали эти ресницы идиотские, все во мне протестовало, мне было тошно — вот серьезно, я смотреть не мог на себя в зеркало. Но когда на меня напялили платье, и я начал неуклюже ковылять на длиннющих каблуках, мне вдруг стало так смешно, что захотелось сыграть эту роль по полной программе. Раз уж валять дурака, то на всю катушку. Но если эту шутку кто-то сочтет чем-нибудь ненормальным и начнет меня в чем-то упрекать, то пошел он ко всем чертям. В конце концов, сколько можно бояться, что про тебя скажут что-нибудь эдакое! Скоро уже в самом деле буду такой правильный, что дальше некуда. А ведь я никогда в жизни не был правильным. Мне учителя в школе всегда говорили: "Ты самый здоровый (я был достаточно крупным мальчиком), а маленькие ведут себя солиднее, чем ты. Носишься, как балбес, по партам". А я бы и сегодня с удовольствием играл бы в догонялки, в прятки, в слона. Потому что это прикольно. — То есть то, что "люди скажут", вам не безразлично, и общественное мнение все-таки давит? — Давит, в том-то и дело. Может быть, из-за того, что я человек провинциальный, я слишком огромное значение придаю этому самому общественному мнению. Иногда мне кажется: неужели я своей работой, своим трудом не заслужил того, чтобы плюнуть уже на это мнение? Но нет, все равно, если где-нибудь про меня пишут что-нибудь не очень хорошее, это сразу начинает раздражать. Я понимаю, что рано или поздно все-таки надо избавляться от этого. Потому что, с одной стороны, люди осуждают "неправильных" людей, а с другой — еще ни один "правильный" артист не продержался на плаву достаточно долго. Он переставал быть интересен. Вот этого я очень боюсь. Скажем, Мик Джаггер. Такое ощущение, что он перепробовал все извращения, которые только есть на свете. Или Игги Поп. Как он себя ведет! Это фантастика. Смотришь и думаешь: ну, натуральное животное. Но при этом взгляда не можешь оторвать. Ты одновременно и ненавидишь его, и восхищаешься им. Но "неправильным" тоже надо быть по-своему. В любом случае надо оставаться самим собой. — Вы говорили, что все-то у вас есть и все у вас в порядке. Ради чего тогда жить дальше? Есть ли какая-то не покоренная пока вершина, которая вас привлекает и манит? — Это и здорово, и немного грустно, но конкретная цель уже достигнута. Может быть, кризис среднего возраста в том и заключается, что ты достиг всего, о чем мечтал, и получаешь кайф от жизни, но наступает такой момент, когда хочется еще большего кайфа. Что значит преодолеть кризис? Или ты превратишься в дядьку, просто успокоишься и будешь тихо и мирно жить. Или все-таки сумеешь придумать для себя что-нибудь новое и интересное. Посмотрите на Андрея Макаревича. У него куча разных увлечений. Когда я смотрю на таких людей, как он, я восхищаюсь. — По поводу увлечений. Вы довольно часто заявляли, что на эстраде мир клином не сошелся, и в случае чего вы всегда можете вернуться в науку. Еще диссертацию вы написали с каким-то безумным названием. Это что, шутка такая? — Пора уже откровенно сказать, что если у меня и есть в запасе пути к отступлению, то наука в их число не входит. На сегодняшний день она абсолютно никому не нужна. Когда-то все открытия и изобретения в лучшем случае отправлялись на полки в патентные библиотеки. Если сейчас как следует эти бумаги поворошить, то разных гениальных идей хватит еще лет на 200 вперед. Поэтому в науку я вряд ли пойду. — Вы производите впечатление основательного и умудренного жизненным опытом человека. Своего рода старший товарищ или крестный отец, как вам больше нравится... — Я всегда готов всем помочь. Как говорится, секретов не держу. Может быть, это глупо, но кто бы ко мне ни подошел и ни спросил: "Слушай, а вот у тебя в свое время такая ситуация была, а как ты из нее вышел?" — я абсолютно открыто делюсь своим опытом. Часто случается, что молодые артисты не знают, как себя со мной вести. Скажем, мы сталкиваемся где-то в аэропорту, и я всегда первым подаю им руку. А если они настолько пафосны, что не хотят отвечать, — ну что делать, я переживу. Если человек не отвечает на улыбку улыбкой, это значит, что у него или плохо на душе, или он попросту закомплексован и несчастен. — Судя по всему, вы действительно человек общительный. Редкая тусовка обходится без вашего участия. А что земляки? Меладзе — гордость Грузии. Ходят слухи, что московская диаспора оказывает вам серьезную поддержку. — Был период, когда я общался со столичными земляками намного ближе. В последнее время это происходит лишь периодически. У меня просто не хватает времени. С другой стороны, почти в любом месте, где я бываю с концертами, ко мне подходят тамошние грузины. После выступления мы общаемся, сидим за одним столом. В этом есть как положительный, так и отрицательный моменты. Грузинское застолье — оно не бывает скоротечным. Это серьезное и ответственное действо с некоторым количеством выпитого и съеденного. Недавно у меня был тур по Украине — порядка двадцати концертов. Нас встречали очень радушно. И практически в каждом городе устраивали банкет. И на каждом банкете тамадой оказывался я. Надо признаться, это было нелегко. — А вы никогда не пробовали петь грузинским многоголосьем? — Откровенно говоря, я мечтаю спеть какую-нибудь грузинскую хоровую композицию. Спеть один, записать методом наложения и снять на эту песню красивый клип. Для этого надо поехать в восточную Грузию, где на великолепных склонах выращивают отличный виноград, с любовью его собирают, мнут и делают замечательное вино. Мне бы очень хотелось снять тамошних простых, обыкновенных людей за их работой, чтобы все увидели, насколько похожи трудяги во всем мире. У них у всех одинаковые добрые морщинки, одинаковые натруженные руки и одинаковые благородные лица.




Партнеры