СУДНЫЙ ДЕНЬ

12 марта 2000 в 00:00, просмотров: 347

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ Преступление. Кроме так называемого материального ущерба и физической боли оно оставляет еще и моральную травму. И дело тут не в количестве украденных курток замшевых и портсигаров золотых и не в количестве синяков, ссадин и ножевых ранений. Чем сильнее пережитое унижение, тем тяжелее моральная рана. Изнасилованная жена или дочь. Уже сам по себе этот факт способен надолго вогнать в депрессию как самих потерпевших, так и их родных. А если сюда накладывается еще и равнодушие милиции и других правоохранительных органов. Тут в пору в петлю лезть. Или. Да, да, взять ружье, нож да или просто кусок металлической трубы и самому наказать подонков, пошатнувших, а то и вовсе разрушивших твой пусть маленький, но казавшийся таким прочным мирок. И примеров тому история хранит множество. Один такой случай самосуда произошел в конце февраля в Солнечногорском районе Подмосковья. В ночь на 1 марта в деревне Рузино глубокой ночью загорелся жилой дом. Брандмейстеры приехали довольно быстро. Пожар был потушен в считанные минуты. Когда же дело дошло до осмотра пепелища, то здесь обнаружили два сильно обгоревших трупа молодых мужчин — местных жителей. Чтобы понять, что они погибли от огнестрельных ранений в грудь, даже не требовалось экспертизы. Несмотря на, казалось бы, абсолютно нулевую перспективу раскрыть это двойное убийство, местные милиционеры уже догадывались о личности преступника и стыдливо отводили друг от друга глаза. Как оказалось, таким образом 23-летний сержант 1-го отдела внутренних дел УВД Зеленограда расправился с негодяями, несколько дней назад изнасиловавшими его супругу. О том, чем же был вызван стыд местных милиционеров, вы поймете несколько позже. Расскажем эту историю с самого начала. 23 февраля супруга Наумова возвращалась из Москвы в Зеленоград на одной из последних электричек. В вагоне практически не было народа. Вот только подвыпившая компания весьма бурно обсуждала празднование "мужского дня". Казалось бы, пассажиры должны были тихо-мирно доехать до своей станции. Но не тут-то было. Незадолго то того как поезд должен был остановиться у платформы Фирсановка, подонки заметили одинокую молодую женщину и принялись к ней приставать. Жене милиционера с трудом удавалось отбиваться от навязчивых ухаживаний. Но сопротивляться она смогла лишь до Фирсановки. Здесь негодяи силой выволокли женщину из электрички и посадили в поджидавший их автомобиль. Машина помчалась в расположенную неподалеку деревню Рузино. Здесь в одном из домов изуверы насиловали несчастную несколько часов кряду. А было их пять человек. Не стоит описывать, что пришлось пережить их пленнице. Наконец, уже под утро, пятеро подонков, пресытив свою похоть, отпустили женщину. Вернувшись домой, несчастная поведала о случившемся матери и мужу. На следующий день супруги — а Дмитрий, напомним, был сотрудником органов внутренних дел — отправились в Крюковское отделение милиции, на территории которого и было совершено изнасилование. Однако дежурный отказался принять заявление, мотивируя это тем, что изнасилование — прокурорская стезя и именно туда и надо обращаться (заметим, по закону заявления от граждан должны приниматься именно в территориальных отделениях милиции). Его не убедило даже то, что женщина запомнила дом, в котором ей довелось пережить ужасные часы. Дежурному было также наплевать на то, что перед ним его коллега. Да, о взаимной нелюбви московской и областной милиции знают все, но ведь должен существовать определенный предел, за которым внутриведомственная вражда должна отходить на второй план. Наумов же услышал фразу: "Сам мент. Понимать должен, а не портить тут нам раскрываемость!" Наумовы отправились в прокуратуру. Здесь они услышали следующую мотивировку отказа от приема заявления. Мол, зачем вам все это надо. Ведь и соседей о вашем образе жизни, дорогая потерпевшая, опрашивать придется. А люди ох как любят в чужом грязном белье покопаться. Потом, дескать, от молвы не избавитесь, да и мужу на работу придется сообщить. В конечном итоге Дмитрий не выдержал и крикнул в лицо прокурорским: "Да я сам во всем разберусь". Наумовы отправились домой. Здесь сержанта ждала сцена, устроенная тещей. Его обвиняли во всех смертных грехах. Женщина никак не могла понять, как это у ее зятя-милиционера не приняли заявление об изнасиловании. Я же не могу понять другого. Да какая разница — милиционер или нет, почему мы должны упрашивать сотрудников территориальных ОВД принять заявление. Ведь это их работа. На то они и стражи порядка и блюстители законности. В итоге теща забрала дочь жить к себе — в соседний подъезд. Но расстояние в данном случае не играет роли. Дмитрию дали понять, что он виновен в том, что произошло с его супругой, да еще и в последующем не смог решить проблему и наказать виновных. Фраза "Я сам во всем разберусь" накрепко засела в его голове. Три дня сержант готовился к акту возмездия. Он вычислил всех пятерых насильников. Несколько раз побывал у того самого дома и изучил все подходы к нему. Вендетта состоялась в ночь на 1 марта. Дмитрий облачился в камуфлированную форму, оставшуюся еще со времен службы в армии, взял помповое ружье "Мэверик", газовый пистолет (все оружие было приобретено им много времени назад и официально), канистру с бензином и отправился в Рузино. Он тихо, как учили в армии, подкрался к дому. Так как в окне горел свет, Дмитрий знал, что хоть кто-то из насильников находится здесь. Он выбил дверь ногой и ворвался в дом. Внутри были двое из тех, кто глумился над его женой. Дмитрий, ни секунды не раздумывая, дважды нажал на курок помповика. Итог — два трупа. Затем Наумов облил дом бензином и поджег. Он не замечал, как огонь обжигает его руки. На это сержанту было наплевать. Самое главное сделано — жена отомщена. Заслышав вдалеке сирены пожарных, Дмитрий решил ретироваться с места казни. Буквально через час он уже был дома. Дмитрий принял душ, мать перевязала полученные им раны. Часы пробили 8 утра. Дмитрий решил позвонить супруге и сообщить ей радостную, как он думал, весть. Однако теща, которая подошла к телефону, отказалась позвать дочь к трубке. Это было для Дмитрия ударом. "Неужели все зря? Зря два трупа на душу! — пронеслось в голове милиционера. — Как же мне жить со всем этим? Лучше уж и не жить вовсе!" Решение Дмитрия было окончательным. Он заперся в своей комнате, благо мать задремала и не слышала зловещих приготовлений, написал записку, в которой просил прощения у жены и матери. Затем он приставил к голове ружье, из которого убил насильников, и в третий раз нажал на курок. Похороны Дмитрия Наумова состоялись 4 марта. Все, точка. Семья разрушена. Изнасилованная женщина осталась без мужа. Рано или поздно она обвинит в этом свою мать. А ведь на руках у нее остался 7-месячный ребенок. И даже если она когда-нибудь снова выйдет замуж, то в ее душе все равно останется неизгладимая борозда. И жить нормальной жизнью несчастная уже не сможет никогда. Хотя, дай бог ей счастья! Ведь, как говорится, время — лучший лекарь. Кстати, через несколько часов после того, как пожарные нашли в Рузино два трупа, сотрудники местного отделения милиции задержали трех оставшихся насильников. Уж не знаю, со стыда ли они это сделали или попросту испугались, что сержант из Зеленограда "повесит" на них еще трех убитых. Конечно же, этого допустить крюковские пинкертоны никак не могли, ведь они так сильно радеют за раскрываемость. Когда я разговаривал с заместителем начальника 1-го ОВД УВД Зеленограда по кадрам Денисом Родионовым (одним из непосредственных начальников Дмитрия Наумова), то слышал в его словах столько боли, как будто речь шла о его собственном сыне. Родионов сетовал только об одном, почему Дмитрий, когда у него не приняли заявление в Крюковском отделении милиции, не обратился к своим отцам-командирам. Все вместе они наверняка смогли бы решить возникшую проблему законным путем. Да уже и после того, как расправился с насильниками, надо было не стреляться, а идти к своему руководству. И начальники Дениса, и я уверены, что его бы оправдал любой суд. Но, как говорится, что сделано, то сделано. А вот как смогут теперь жить тот дежурный по Крюковскому отделению милиции и тот сотрудник прокуратуры, которые отказались принять у супругов Наумовых заявление об изнасиловании? n n n Между тем работа милиции нередко сплачивает семьи, попавшие в беду. Когда люди видят, какие усилия прилагают оперативники, пришедшие им на помощь, то боль утраты отходит на второй план. Ведь работа сыщиков, к примеру, по поиску и освобождению похищенного ребенка дает понять его родителям, что они не забыты и власти (а милиция в этом случае олицетворяет собой власть и страну в целом) делают все возможное, чтобы найти и покарать преступников. Типичным примером хорошей (а на самом деле просто нормальной — такой, какой она и должна быть всегда) работы милиции являются действия, недавно предпринятые оперативниками Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД РФ по поиску и освобождению 13-летней дочери предпринимателя из Владивостока Котова (фамилия изменена по просьбе сотрудников ГУБОП), похищенной в начале февраля этого года в Чехии. Девочку похитили 4 февраля. В это время глава семейства уехал из пражского пригорода Здиба, где и жил с семьей, в командировку на Дальний Восток. Около 5 утра в дом бизнесмена ворвались двое вооруженных людей. Между собой они переговаривались по-русски. 36-летняя супруга Котова не смогла оказать сопротивления бандитам. Они связали и ее, и дочку Свету. Затем преступники профессионально обыскали дом. Они забрали всю имевшуюся наличность, золотишко, мобильный телефон и, самое главное, компьютер. В нем хранилась вся информация о банковских операциях Котова в Панаме. Перед тем как удалиться, бандиты отняли у Котовой ключи от машины мужа и скрылись на ней, прихватив с собой девочку. Глава семейства вернулся в Прагу через день. Жена рассказала ему о случившемся. Естественно, были и упреки в том, что во всем виноват бизнес Котова. И если бы не последующая работа российской, чешской и польской полицейских служб, еще неизвестно, сохранили бы Котовы семью. Но обо всем по порядку. Котов, не мешкая и невзирая на предупреждение преступников не писать заявление в полицию, обратился в российскую милицию — "в главк по организованной". Ввиду разных причин желтый забор с въездным шлагбаумом у станции метро "Сухаревская" известен, наверное, каждому российскому коммерсанту. Кого-то оперативники ГУБОПа спасали от вымогателей, кого-то сами выводили на чистую воду за финансовые прегрешения. Но тем не менее, выслушав Котова, губоповцы тут же включились в работу. Хотя, замечу, они могли на вполне законных основаниях не ввязываться в это дело. Ведь девочку похитили на территории Чехии, а значит, и расследовать это дело должна местная криминальная полиция, а не российское МВД. Но разве объяснишь эти юридические тонкости отцу, чья дочь находится в руках бандитов. Милиционеры сами связались с чешскими коллегами. В этот же день пражские полицейские получили от Котова официальное заявление и приступили к работе. Российские милиционеры, в последние годы уже набившие оскомину на похищениях людей, помогали своим чешским коллегам словом и делом. Фактически губоповцы руководили операцией по освобождению Светланы Котовой. Через несколько дней похитители по телефону вышли на связь с Котовыми. Чтобы еще больше запутать дело, звонили они из польского города Кракова. За освобождение девочки преступники требовали 100 тысяч долларов. Оперативникам удалось вычислить, откуда злодеи звонили в Прагу. За одним из преступников было установлено наблюдение. Вскоре удалось вычислить и остальных членов банды. Всего в поле зрения сыщиков попали 10 человек — все граждане Украины. Операцию по их задержанию спланировали следующим образом. Так как сыщикам не было известно место, где спрятана пленница Светлана, было решено передать похитителям деньги и установить наблюдение за человеком, который придет за долларами. 10 февраля Котовы получили от преступников инструкции о месте и времени передачи денег. Время "Ч" наступило через 2 дня — 12 февраля. Котов оставил деньги на одной из автостоянок. Вскоре последовал телефонный звонок: "Ищите девочку на автотрассе Брно — Братислава". Здесь ее и подобрали через несколько часов. В это время около сотни сотрудников пражской полиции шли по следу похитителей. Курьеру, которого послали за деньгами, не удалось оторваться от "хвоста". По всей видимости, он даже не заметил слежку и привел оперативников прямо к своим подельникам. Сначала в игорном зале развлекательного комплекса "Галакси" на окраине Праги были задержаны четверо преступников. Еще троих задержали на следующее утро в помещении фирмы по торговле автомобилями, расположенной на севере чешской столицы. Операцию можно считать прошедшей успешно. Преступники задержаны, деньги, заплаченные им во время выкупа, возвращены. Самое же главное — 13-летняя Светлана вернулась к родителям целой и невредимой. К тому же Котовы убедились, что существует сила, которая всегда придет на помощь попавшему в беду. Вот только больно и обидно, что эту силу не увидел сержант милиции из Зеленограда Дмитрий Наумов. Я уверен, что, приди коллеги к нему на помощь, его семья осталась бы целой. А боль и унижение от пережитого супругой сержанта изнасилования если бы и не прошла со временем совсем, то, во всяком случае, ушла куда-нибудь в глубину души.




Партнеры