РАГУ ИЗ ДИКИХ ЗВЕРЕЙ

2 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 307

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ "Тебя приглашает Антоний, сын Птолемея, откушать по случаю праздника Серафис в Серапионе завтра, 15-го, к 9 часам". Это приглашение было написано на клочке папируса в самом начале нашего летоисчисления. Отряхнув прах тысячелетий, назавтра ровно к 9 часам мы с Петром Ивановичем были у Антония. Нас провели в маленькую оливковую рощицу, где олигарх, услаждая себя виноградом, задумчиво просматривал папирус. Это была Вусла, или И'хабид — одна из старейших восточных (а, стало быть, только что увидевшая свет) поваренных книг. Отметив несколько блюд и отослав Вуслу на кухню, Антоний принял от нас дарственный кубок перцовой водки, выпил, не поморщившись, заметил, что шербет чужестранцев очень недурен, и пригласил нас присоединиться. Мы пили чай, ели виноград — голубой виноград, зеленый виноград, фиолетовый виноград, сладкий виноград, кислый виноград, большой виноград, маленький виноград, виноград, который как сахар таял во рту, и терпкий, от которого сводило челюсти; овальные ягоды, круглые ягоды, это было блаженство... Меж тем кормилица вынесла в сад малютку Клеопатру, засунув ей в рот громадный, коричневый, как маслина, сосок, молоко брызнуло, как из коровы-рекордистки, а мы отправились в дом, где к нам присоединился пьяный в стельку молодой египтянин. "Это мой брат Клавдий, — представил Антоний. – Только что разработал математическую теорию движения планет вокруг неподвижной земли и запил, как сучий потрох. Капните-ка ему чашу "перцовки". Пир начался. Сначала нам подали фаршированный белый хлеб. Только не подумайте, что это какая-то вегетарианская муть. Белый батон был нафарширован под завязку мясом дичи. Впрочем, пока я не утратил дар речи, запишите рецепт. На 250 г отварного мяса дичи пойдет 1 батон белого хлеба весом 500 г, пучок зелени петрушки, растительное или вологодское масло для жаренья, 1 стакан очищенного, мелко нарубленного и поджаренного миндаля, 3—4 ст. ложки мелко нарубленной зелени (петрушка, мята, эстрагон, купырь, укроп), сок половины крупного лимона, 3—4 ст. ложки куриного бульона, 1 стакан соуса от жаренья, соль и перец. Полученной массой наполнить половинку батона. Закрыть верхней частью, полить соусом и обсыпать зеленью. При подаче на стол можно нарезать этот батон крупными ломтями и подать к нему всевозможные зеленые салаты. Фараон подарил нам лоток фаршированных батонов. А Петр Иванович преподнес ему избирательную урну с полтыщей фальсифицированных бюллетеней. "Это тебе, Антоша, в заначку, когда вы введете избирательную систему выборов фараона". ...Дальше, помнится, была курица по-арабски с медом и орехами. Клавдий к тому времени уже выпал в осадок и начал строчить под столом "Альмагест" — энциклопедию астрономических знаний. А курицы между тем подрумянивались. (На одну хохлатку весом 750 граммов идут 2 ст. ложки меда, 1,5 ст. ложки сливочного масла, 1 чайная ложка розовой воды, 1 ст. ложка мелко нарезанных земляных орехов, 1,5 ст. ложки молотого имбиря, жир для жарки.) Уверяю вас, эта курочка не уступает нашим отечественным цыплокам, выросшим в суровом климате и без какой бы то ни было розовой воды. Ничего! Зато наша курица прочнее, бронезащитнее, жестче и роднее на укус. А уж как смотрится в замасленном газетном свертке и бесплацкартном вагоне!.. Фараон, умяв двух арабских куриц, произнес спич: "Откиньтесь на подушки и передохните. У нас еще столько впереди. Через 300 лет Магомет запретит египтянам употреблять спиртное. Но разве не ослушались пророка? Взгляните, Клавдий пьет как свинья, хоть и не ест, как правоверный, свинину. А этот плут Омар Хайям? Помните: "Бутылка красного вина, сборник стихов и ломтик хлеба — ничего больше я не желаю. Все остальное может быть уничтожено". Бутылка?! Да он пил по-черному! И по части пьянства уступал разве что прославленному китайскому поэту Ду Фу, утонувшему в винной бочке!" "Хорошо выступаешь! — одобрил П.И. — А ну-ка плесни мне граппы итальянской. А вот ты выпивал, Антоша, когда-нибудь в подъезде? А из горла амфоры?" Фараон признался, что не выпивал. И пообещал: "Вот дострою эту пирамиду и примусь за подъезд. У меня там все визири и диадохи кирять будут". — "Только не забудь назначить старшого по подъезду, — посоветовал П.И. — Пусть отгоняет урок голожопых". Тут, как водится, в трапезную ввели невольниц. Я выбрал пышногрудую блондиночку с простейшим именем Шехерезада. И мы все предались неслыханному разврату. Потом, отослав девок, подремали на мраморных ложах (последний крик моды, нововведение римлян) и продолжили пиршество вместе с присоединившимся Клавдием. "Собственно, египетской кухни не существует, — пожирая седло барашка, просвещал я своих малообразованных сотрапезников. — Есть великая арабская кухня, которую исповедуют все жители Ближнего и Среднего Востока. И если вы вкушаете салат из земляных орехов по-египетски, или сирийский суп из чечевицы, или ливийский салат мункачина, не считайте, что вы пребываете в трех разных измерениях. Нет-нет, все это одна национальная пища, как студень в Суздале, отбивные в Твери или кулебяка в Екатеринбурге... Ах, Магомет, Магомет... Зачем он запретил употреблять спиртное?! Представьте себе обильный арабский стол: сладкие каши, печеные пирожки, яйца барана и нежные ляжки антилопы, жаркое и шашлыки, блюда из фасоли с острой приправой, тушеные огурцы и всевозможные вкусные салаты. И все это нужно запивать простой водой?! Да ведь так желудочный сок свернется, и тут сам Авиценна не поможет. Разлей-ка, фараон, это наш славный русский напиток "Спотыкач". Тут внесли громадное серебряное блюдо с жареной рыбой. Повар изобразил на нем настоящее морское сражение. Флотилия трески под зелеными знаменами ислама, искусно "сотканными" из петрушки и салата, свободно плавающая с помощью рыбных пузырей в остром и глубоком соусе, мочила эскадру неверных, жирных и неповоротливых камбал, в которых безошибочно угадывались евреи... Записать рецепт я уже был не в состоянии, и любезный фараон, перешедший на безградусный шербет, начертал мне его по-арабски. Сейчас я переведу этот папирус. "Аль Акбар! На килограмм трески или камбалы (рыбу-меч не брать) пойдет стакан оливкового масла, 100 г очищенного миндаля или орехов, 50 г изюма, полкило помидоров, перец, соль, растительный жир для жаренья, томатный соус. Рыбу почистить, подсечь по диагонали, натереть солью, перцем и обжарить на сковороде. Затем облить растительным маслом и поставить в теплую духовую печку. Время от времени обрызгивать маслом. Орехи и изюм поджарить в небольшом количестве масла, убрать их со сковороды, а в сковородку положить помидоры, посыпанные перцем и солью, и тушить. Рыб целыми выложить на блюдо, сверху посыпать орехами и изюмом, а перед подачей на стол полить томатным соусом". ...Мы вышли прогуляться в гористую часть поместья, и Петр Иванович, в прошлом ворошиловский стрелок, настрелял из парабеллума целую гору дичи. Здесь были зайцы и антилопы, серые цапли, дикие гуси, черепахи и тушканчики. Из всего этого и было приготовлено прощальное блюдо. Рагу На 500—700 г мяса диких зверей (это одна порция) пойдут 1 большая луковица, 1 стручок сладкого перца, 4 очищенных персика или 4 сухих абрикоса, 8 шт. чернослива, 1/4 чайной ложки корицы, щепотка сахара, 0,5 чайной ложки соли, 1/4 чайной ложки черного перца, 0,3 ложки молотого имбиря, 0,5 литра кислого молока, 2 ст. ложки сливочного или растительного масла. Масло разогреть и обжарить в нем лук и мясо, нарезанное кубиками. Через 10 минут добавить нарезанный кольцами сладкий перец, разделенные на две части персики (без косточек), черносливы (без косточки) и специи. Все это обжарить, постоянно помешивая, в течение 5 минут, затем добавить кислое молоко (оно должно покрыть мясо), поставить в духовку и тушить до готовности. Молоко к концу тушения должно выкипеть. Это, так сказать, гастрономическая проза. А поэзия?.. Этот звериный запах закипающего котла, эта великолепная мешанина деликатесов, когда в одном черпаке, опрокидываемом в твою миску, угадываешь прелесть антилопы, сочность змеи, жаркий пыл диких голубей и бесподобных какаду... Молчу-молчу. Рот у меня набит. Наступило время прощаться. Фараон повелел раскрыть ему достойнейший рецепт из русской кулинарии и, записав на папирусе, как запекают у нас медвежий окорок, прибавил этот алмаз к сокровищнице арабской кухни. Пора было возвращаться в неуютное наше тысячелетие. Нас усадили на верблюдов, щедро нагруженных подарками, и поместили сзади двух прекрасных невольниц, которые сопровождали караван до самой границы, услаждая нас на каждом из привалов... У меня все. А любезной своей Маше я везу в подарок мясорубку, украшенную тремя крупными рубинами.



Партнеры