ШАШЛЫК ДЛЯ СУПЕРМЕНА

16 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 641

МК-ВОСКРЕСЕНЬЕ ...Страна развивающейся сотовой связи, сети ресторанов “Макдоналдс” и Интернета быстро освоила войну с пультом в руках. Все телерейтинги перебил многосерийный остросюжетный фильм, идущий каждый день в новостях. Бай, Си-Си! Буэнос ночес, Глория Пирес! Наконец и у нас научились снимать крепкие сериалы. Его главный герой — наш неброский российский Супермен, стреляющий из всех видов оружия. Сюжет — убойный. "Страна у нас большая, порядка только нет" — эта упадническая фраза позапрошлого века для России больше не актуальна. — Я за диктатуру закона, — говорил Супермен до того, как. И законность обязательно восторжествует после того, как. Куда ей деться из нашей подводной лодки. Не верят в это только исторически отсталые граждане. Например, коммунисты. Они продолжают альтернативно считать голоса, поданные за Супермена, и грозят подать в суд на фальсификацию выборов. Хотя выиграть суд у них, конечно, есть шансы — на экране диктатура закона. И она кое-где порой уже налицо. Солнце законности взошло, например, во Владивостоке. Депутатом Госдумы там стал-таки заслуженный актер России второго плана, бывший мэр города Черепков. При Супермене, оказывается, и такое возможно. — Первым делом я добьюсь того, чтобы у всех горожан появилась горячая вода, — заявил он на радостях, носом уловив основное чаяние приморского электората — помыться. Успеть бы Черепкову, а то не ровен час побриться после душа его избиратели не успеют. По крайней мере электробритвой. Раньше всех держала в страхе КПСС. Теперь — РАО "ЕЭС". Первая организация обещала народу светлое будущее, вторая — темное. Но чу! Смена кадра, и — снова чудо! Наш Супермен лично вмешался в поединок Чубайса с Вяхиревым. И твердо обещал разобраться с кризисом. Нет сомнений, что ситуация должна осознать свою неверную политическую позицию в первые недели после выборов и исправиться. Вообще, глагол "должна" — слово-символ для России-2000. — Я должна снять свою кандидатуру, — сказала Валентина Матвиенко, неудачливая участница ток-шоу "Я сама". Пощелкаешь по первой-второй кнопкам — и ясно видно: положение в стране выправляется. Только надоедливая реклама все еще нервирует зрителей. Голос в кадре уговаривает зашуганную девчушку круто побезобразничать. Прыгнуть с парашюта, к примеру, или, как Супермен, стать отчаянной горнолыжницей. Девчушка мучается сомнениями, но... облегчение приходит. В конце. "Нет, ты, конечно, не должна... Но ты можешь, если захочешь". Неподобающие моменту сомнения. Впрочем, что взять с простой, гигиенически неподкованной якобы россиянки. Россиянка-вице-премьер — всем девчонкам пример. Она — должна. Социальный рекламный ролик бьет в точку: сейчас все должны всем. Газовики — энергетикам, энергетики — газовикам, бюджет — МВФ, МВФ тоже должен. Знать, что мы и без него прожить можем. Прямо так мы им и сказали: пусть знают, где нефть зарыта. Но — она ж, собака, и подвела. Подешевела. Замочить бы — все одно черная, — да нельзя. Вместе с ней и бюджет может взорваться. Интрига очередной серии: обстоятельства загоняют нашего Супермена в угол. Но спасение есть. Его соратники готовят для страны другие чудеса пиротехники. Называются они, устами Германа Грефа, "прорывным сценарием для России". Тем, кто не понимает военной лексики, он же и перевел: "Это значит — радикальная реформа". Между сериями — немного юмора. У женщины спрашивают: "Вы могли бы полюбить радикала?" — "Ради чего?!" — переспрашивает она. Россия не переспрашивает: "Ну надо, так надо. Наш начальник — такая душка..." Ситуация на экране выправляется по команде "Левой-правой-равняйсь!". Мы так дружно шагаем в свой запланированный прорыв, что тщедушный Запад за нами не поспевает. (Или он просто слепой — дороги не различает?) Какой-то лорд-чахлик с подозрительной фамилией Джадд приехал в Чечню. Встретили, обогрели... А он стукачком оказался засланным. К тому же невежда: русского языка не понимает, новости ОРТ не смотрит — хоть в "фильтре" его пытай. Но нельзя: по сценарию — диктатура закона. Внутренний глас народа за кадром. Кому война, а кому — растакая мать... Мы боремся с террористами, уже уничтожили город (один) и необходимое количество сел, старушек из котелков досыта кормим, одеяла беженцам — теплые. А нас не понимают. Что они там все, в этом ПАСЕ?.. Вопросы, возникшие было у россиян, снял Жириновский. "Мы, — говорит, — с ними разговариваем, как боксер с шахматистом". Мы им хрясь по башке — вот как надо с шахматной доской, а они: "Ухи, ухи!" И гонят из шахматного клуба. Как трудного подростка — на улицу, в подворотню. А там — кореша прежние, с ножиками, культом силы и железным занавесом — ужас там, Саддам и Гоморра. Пока одни наши танки рушат оплот террора, другие наши танки с топливом американцы по пути из Персидского залива шмонают. Не верят, что мы исправились, что с трудными подростками больше не дружим. Ну, не верят — и ладно. Мы (уже неделю как учит нас телевизор) с Ними — разные цивилизации. У нас и менталитет другой, и приоритеты. Не надо нас учить по чужим учебникам. Помнится, западный адмирал Кук уже кого-то когда-то учил, как нужно питаться. В том, что его не так поняли, — сам виноват. Не учел особенностей национальной кухни. В подтверждение — массовка с нашими парламентариями во главе с нашим лордом Рогозиным, показавшими Европе ...опу. В продолжение — вторничный эфир РТР. Зрителям доходчиво объяснили: чеченцы — люди из параллельного нам мира. То же яйцо, что Запад, только с другого бока. У них до сих пор еще родовой строй, у нас — уже столько веков как нет. У нас — период семейно-общинного строя (см. учебник истории). И следующий сюжет — как раз о семье. Чеченка Индира полюбила нашего солдата Сергея. Ради него она порвала с родом (по-ихнему тейпом). И перешла в параллельный мир. Исключение подтверждает правило. Кадры документальной хроники. В параллельной Чечне и Западу России больше двух тысяч семей или уже нет, или уже не будет. Наши солдаты погибли как настоящие герои. И — чудо нашей цивилизации: некоторые из них стали героями экрана, не посылая в редакцию никаких кроссвордов... Их фамилии несколько раз показывали под музыку... Все в России по-честному, по-телевизионному. Стоит хорошенько прицелиться, выбрать сектор "П"... А жизнь в стране тем временем продолжается. "Барабан удачи" крутится дальше. И суперприз — окончательная победа над терроризмом, мечта миллионов россиян, — не за горами. За горами, в ущельях вот-вот околеет враг, которому практически перекрыли практически все тропы... В последних сериях у главного персонажа случилась только одна осечка. Диктатура закона дала маленький сбой. Суд признал незаконным то, как поступили с начальником ГУВД Москвы Куликовым. Но Супермен тут не виноват, виноват его Крестный Отец. А его подставил эпизодический персонаж Рушайло. Сбил с пути истинного, как девочки — прокурора. Который при новой власти уже даже не номинальный — вообще никакой. В картине про Супермена не место постельным сценам. Как и лирическим. Все подчинено одной цели: военно-патриотический фильм должен поднимать дух нации. Лирика — в шесть часов вечера после войны. Но легких побед, согласно законам жанра, в боевике быть не может. Это не сказка про старика... (Вычеркнуто самоцензурой.) И снова вечер, тапочки, чай с лимоном, пульт в руку. И снова бой — покойник нам только снится. Мы смакуем шашлык с кровью — отгрызаем от врагов по кусочку. Сначала правую ногу... После еды — жвачка. В доме с дурацкими квартирами лучше жевать, чем говорить. Пример для детей — наш Супермен. Немногословен. Прямое включение из ЦУПа. Из космоса хорошие вести. Станция "Мир" оживает. Двое отчаянных смельчаков в скафандрах, для которых Чечня — пятно на иллюминаторе, заняты важным для страны делом. Они ищут дырку, через которую из "Мира" уходит воздух. Страна дала космонавтам задание: станция не должна упасть раньше времени. Назло ПАСЕ, во имя очередного Дня космонавтики. Миллионы людей не могут ошибаться. Они верят в будущее великой державы под руководством нашего Супермена.



Партнеры