НАБЕРЕЖНАЯ КРУАЗЕТТ: НАШЕСТВИЕ БЕРЕМЕННЫХ ЗВЕЗД

28 мая 2000 в 00:00, просмотров: 235

МК-ВОСКРЕСЕНЬЕ Во что были одеты лучшие девушки кино на Каннском фестивале? Вот вопрос, который будут теперь и так и сяк обсасывать все масс-медиа, имеющие хоть какое-то отношение к моде или кино. По правде говоря, лучшие девушки на свете были разодеты ужасно. Хоть и болтались на них бирки самых известных марок, хоть и тряслись на них бриллианты самых крупных ювелирных фирм, факт остается фактом: безвкусица, глупость и легкомыслие — вот что было девизом прошедших по каннской лестнице. Лучшая актриса, Бьорк, поднялась по лестнице в розовом-гофрированном. Но лучше бы так сказать — прошлась с Катрин Денев. Последняя, как верный телохранитель, как наседка, как крестная мать, не спускала с Бьорк своих прекрасных деневских глаз. И все встало на свои места, всем стало понятно, кто станет лучшей актрисой. Уж если за дело берется "серый кардинал"... Позже, на сцене, когда Бьорк держала в руках заветный приз, жемчужина французского кинематографа снова отошла в тень, на второй план — стояла прямо за спиной своей протеже, скользя как бы безразличным взглядом по залу и всему вокруг. Катрин была в черном. Бант на плече. Губы влажные. Волосы мелированные. Модным журналистам можно бы было бы пройтись по обнаженным недевичьи рукам, да кто ж посмеет? По Круазетт туда-сюда гуляли беременные женщины. Женщины хоть и известные — одна Кристин Скотт Томас ("Горькая луна") чего стоит — но ведь перед беременностью все равны. Беременные известные женщины не стеснялись своих животов и всячески их, животы, выставляли напоказ. Одна платье-трубу надела, другая полосками вдоль круглые формы подчеркнула, третья блестящей туникой фотографов порадовала. Хороши были: Адриана Карамбо в розовом-прерозовом платье от Мюглера, из которого едва не вываливались Адрианины прелести. Ума Турман в вечернем топе: грудь закрыта минимальным количеством ткани и абсолютно голая спина. Клаудиа Шиффер в таком сумасшедшем декольте, что конца его невозможно было найти (нескромные взгляды мужчин находили — возле пупка модели). Мелани Блатт (солистка All Saints): в совершенно прозрачном розовом платье, под которым надеты были только белые трусики — в настолько прозрачном, что публика могла насладиться каждой складочкой на попке Мелани. F F F Коли речь зашла о платьях, нужно сказать главное: во-ла-ны. Вот что отличает сегодня стильную вещь. Вы можете пришить пестрый сатиновый волан к старой джинсовой юбке. Можете надеть без пяти минут испанскую юбочку (с десятком воланов, один под другим). Или достать из прошлого цветную юбку из трех оборок, нашитых одна на другую, которые, собственно, и образуют юбку. И все будет очень кстати... ...Кстати, все эти испано-цыганские мотивы очень сейчас котируются. Не только воланы-оборки, но также бахрома, платки (повязанные на бедрах) и майки с цветными пестрыми узорами. F F F Последняя захватывающая новость с юга Франции. "Они мечтали построить будущее на двоих. Но потеря ребенка отдалила их друг от друга. И вот..." В таком душещипательном духе начинают французские бульварные издания рассказ о конце прекрасной истории — истории Линды Евангелисты и Фабьена Бартеса. Местные журналисты разнюхали, что в начале мая пара решила расстаться. Линда покинула аппартаменты в Монако (недвижимость французского вратаря), пока Фабьен пребывал на сборах. А начиналось все два года назад, в июле 1998 года, в самом сливочном местечке Лазурного берега — Сан-Тропе: невинный флирт между футболистом и топ-моделью перерос в самые что ни на есть серьезнейшие отношения. Линда ради влюбленного остановила все свои модельные дела и поселилась на вилле Фабьена в Монако. Потом они предались мечтам: купим дом, сыграем свадьбу, нарожаем шесть ангелочков. Линда, находясь на четвертом месяце беременности, начала обставлять комнату будущего бэби (ждали мальчика): покупала мебель, выбирала обои. А потом она потеряла ребенка, символ их с Бартесом будущего. Она категорически отказалась видеть приобретенные под рождение сына апартаменты, слишком плохой это был сувенир, и Бартес занялся решением проблем. Мало-помалу влюбленные стали отдаляться друг от друга. И вот Линда бросила Монако, Фабьена и прошлое и уехала в Нью-Йорк. Слезно. Но есть более циничная версия. Парочка познакомилась — влюбилась — решила сожительствовать. Линда, забросив подиум, стала безобразно толстеть (есть тому подтверждение — Евангелистины фото на пляже, сделанные докучливыми папарацци). Ни о какой беременности речи не могло идти: беременность выдумана самими журналистами и подхвачена Линдой, дабы оправдать появившиеся крупные габариты. Ну а далее все так обыденно, так жизненно, что и яйца выеденного не стоит, обыкновенное дело для двух известных людей: разонравились — разбежались. Эка невидаль!..



Партнеры