PUT IN ПО-РУССКИ

11 июня 2000 в 00:00, просмотров: 618

МК-ВОСКРЕСЕНЬЕ Дряхлый старик, сидя за столом в кресле-каталке, пристально смотрел в одну точку. Отражение бликовало и отказывалось в ответ улыбаться. Вернее, улыбалось, но как-то криво. И все же, несомненно, это был он, Уильям Джефферсон Клинтон. — Билл, Би-илл! — тишину прорезал уверенный старушечий голос. — Не засни, я уже несу тебе сушки... Старик медленно оторвал подслеповатый взгляд от старого самовара и уставился в дверной проем. Там показалась сухонькая старушка с подносом, усыпанным румяными крекерами с круглыми дырками. Это была она, Хиллари Родхэм Клинтон. С годами Билл понял многое. Никто лучше нее не мог натирать пастой гойя его саксофон. И самовар, которому уже сорок лет, а блестит как новый. Они редко разводили огонь в этом экзотическом чайнике, подаренном ему в России в далеком 2000 году и с тех пор стоящем на столе на веранде. Но сегодня на то был особый повод. Утром военная почта доставила Клинтонам очередной презент из Москвы. Сушки и пряники. Пряники Билл сразу же раздал правнукам. А сушки приберег для себя. Он любил их есть, размочив в чае с лимоном. Подув на блюдце и отхлебнув глоток, Билл махнул Хиллари рукой: читай, мол. В очках Хиллари задрожали большие, отпечатанные на компьютере буквы: "Привет, старина! Это опять пишет тебе твой друг Владимир. Как там мой самовар, пыхтит еще? Как радикулит Челси, как внуки, правнуки, Хиллари? В Москве пока все спокойно. А вот на фронте, сам знаешь, дела не очень..." Билл потянулся к пульту и включил телевизор: "Вооруженные силы СШАР сдерживают наступление китайцев на границе штата..." — успел сказать диктор, пока его не переключили. — Билл, тебе нельзя нервничать, — строго сказала Хиллари. — Туда вчера отправили большое подкрепление из Нью-Джерси. Они не отдадут им наш Нью-Сибирск! Но Билл уже не слышал ее. Откинувшись на спинку кресла, он еле слышно, по-старчески, засопел. n n n Начало XXI века. То было великое для цивилизованного человечества время. До объединения двух держав было еще далеко, но начало ему они двое, Билл и Владимир, положили именно тогда. Москва лета 2000 года встретила президента США, когда тот уже был "хромой уткой". То есть отбывал на посту последние месяцы второго срока. Отношение к таким "уткам" тогда было как к фаршированной птице на Рождество. Смотрится, пожалуй, красивее, чем при жизни, но уже особо не крякает. Не положено уходящему президенту принимать серьезных решений. Переговоры прошли внешне абсолютно бестолково. Газеты перепечатывали дежурные фразы про будущее сотрудничество, желтые из них не по делу вспоминали про Монику. Билла все это дико бесило, поэтому он всем и без конца улыбался. Особенно отложился в памяти поход в русский парламент под названием Дьюма. Что-то похожее Билл слышал в колледже, на уроке французской литературы. Но — какие к черту французы! В Дьюме его ждали очень странные русские. Один из них (май Год! — забыл, как зовут) что-то орал на каком-то незнакомом английском и в знак протеста брызгал на соседей слюнями. Остальные так недоверчиво сверлили его глазами, что на мгновенье захотелось обратно, в родной Конгресс, пусть даже с этой дурой Моникой и скотиной Старром. Но молодчина Билл не подал виду. Мама всегда говорила, что он мог бы стать кинозвездой. Да и Хиллари, как потом призналась, влюбилась в него именно за эту, в любых обстоятельствах сияющую беспричинным счастьем улыбку. n n n Когда Рейган с Горбачевым в первый раз встречались в Рейкьявике, я еще успешно (впрочем, не очень) учился в школе. Помню, как наша классная Ася Георгиевна, без пяти минут парторг школы, лично вела политинформацию. Какие пламенные речи она толкала! А мы с другом Сашкой Казначеевым играли в морской бой и слушали. Осознавая всю серьезность момента. Горбачев уже закрыл нам ближайший пивной киоск. И теперь, думали мы, обязательно еще что-то будет. Завершившийся в понедельник визит третьего послеперестроечного американского президента оставил примерно такое же впечатление. Что-то будет, но что — так же неясно. По двум причинам. Во-первых, их Клинтон уже фактически больше не президент. А наш Путин, хотя и в самом соку, еще, похоже, не знает, чего он, собственно, президент. России, что есть сил стоящей на пути американских претензий на мировое лидерство. Или России, стремящейся в объятия Запада. Или еще какой-то. Любо-дорого наблюдать, как наш профессиональный разведчик-каратист всякий раз в три приема оставляет без работы доморощенных политологов. Нет, вроде бы все, о чем говорили президенты, известно. В основном — о модернизации Договора по ПРО, чуть-чуть — о Чечне и свободе слова. Клинтон ради последнего даже посетил оппозиционное коллеге "Эхо Москвы". Но то ли наши коллеги-журналисты плохо прямой эфир организовали, то ли Клинтон оказался малость похитрей Венедиктова, но выудить из ответов лидера США нечто определенное тоже было сложно. Билл говорил так, будто в недавнем прошлом был сослуживцем Путина. Много и ни о чем. А меж тем проблемы, стоящие сейчас одновременно перед нами и Штатами, серьезные — не то слово. Пока две сверхдержавы годами разбирались между собой, спорили о "звездных войнах", многополюсности, положении в Косове, еще одна сверхдержава не просто рожала очередного сверхмиллиардного ребенка. А вполне конкретно набрала военную мощь, которые первые две уже не могут не замечать. Плюс государства помельче обзавелись "маленькими ядерными ракетками". Надо думать, не для пинг-понга. И тут две сверхдержавы ничего лучшего не нашли, как брезгливо обозвать их "странами-изгоями". Вряд ли "изгои" на них обиделись. И уж точно не испугались. Это холопы только в пословицах страдают, когда паны дерутся. В реальном мире они наедают ряху и тренируют мускулы. n n n Широко улыбаться в Дьюме Биллу тогда не составило большого труда. После того как он с монашьим лицом врал с трибуны собственному народу о самом сокровенном, предстать рубахой-парнем перед депутатами из русской глубинки было для него что сходить до ветру. Покинув настороженно смотревший на него зал, полный недавних членов КПСС, Билл испытал лишь легкое облегчение. "Фуллз, — думал он, — какие мы все-таки молодцы с коллегой Владимиром". В новом русском президенте, кроме Чечни, ему нравилось все. Даже фамилия. Короткая, звучная. "Put in, как это будет по-русски — кому-то вставить, да?.." — озадачил он тогда за ланчем своего переводчика. n n n Раньше мы травили анекдоты про Ельцина — непредсказуемого политика. А теперь поняли: он-то куда попроще Путина был. Как искренне друг Борис целовал друга Билла! Как тискал старика Хасимото, как Коля дирижерской палочкой жить учил! А Владимир — пойми поди, чей он друг. Вот, говорят, плох тот русский разведчик, что не разминает сигаретку перед затяжкой... Это давно учли. Путин не курит. Он дает прикурить. Сколько ни визжат западные гуманитарии в своих европарламентах и ПЕН-клубах, всему живому понятно: Масхадову не переизбраться на второй срок. Путин просто не знает, кто такой Масхадов. Зато кто такие талибы — знает. Теперь благодаря нашему российскому Ястребу и талибы знают, кто он. Но упорно делают вид, что им с Аллахом никакой Путин не страшен. А может, не делают вид? А вдруг?.. Я тут представил спросонья, что мы их побомбили конкретно. Точечно. А они в ответ возьми да и напади на Узбекистан и Таджикистан. И знаете, что-то не поверилось в быструю войну на территории врага. А почистив зубы, я окончательно понял: талибов на самом деле сейчас лучше не злить. Случись такое нашествие, мы их вряд ли замочим. Да еще разобраться бы со своими бессмертными "двумя тысячами бандитов". Американцам что — они далеко. Им понты качать безопаснее. Буквально накануне приезда Клинтона как-то незаметно по нашему ТВ прошло сообщение. Одной строчкой: "Морские пехотинцы США на учениях в Калифорнии отрабатывают сценарий нападения на Россию большой азиатской страны. Американские солдаты, согласно ему, высаживаются на дальневосточном побережье и помогают нашим войскам победить агрессоров". Вот тут я хуже прежнего призадумался. Это что, случайное совпадение? Или намек? И если намек, то на кого? Похоже, не на талибов. Так неужели... С трех раз догадайтесь: про кого военная тайна? Тоже мне тайна — Чайна это. Китай по-нашему. Как же так, завопят простые как репа российские патриоты. У нас же эта, ось, понимаешь, Москва—Пекин. Вместе от янки Югославию защищали. Ну, не уберегли. Но все равно — китайцы нам друзья ведь. У нас много общего. Америку, например, не любим. А тут — США вроде как сбрендили. И нас как бы предупреждают: не долбануло бы другим концом этой оси по затылку. А может, не чокнулись они? Может, это мы еще чего-то не понимаем?.. n n n В период правления Ала Гора Клинтон не ушел на покой. В разных качествах еще не раз приезжал в Москву. И всегда это были мало что значащие с виду встречи. А много лет спустя, в начале 30-х, когда в прессу впервые просочилось содержимое секретных протоколов, подписанных в ходе московского саммита-2000, репортеры вспомнили о Клинтоне и осадили виллу, пытаясь раскрутить Билла на откровения. "Так распорядилась история, господа", — неизменно сухо отвечал им старик. И, как всегда, улыбался. Хранил многозначительное молчание и давно ушедший на пенсию первый директор ЦРУ СШАР Герман Греф. Только почетный сенатор Чубайс любил громко похвастаться перед публикой своими тайными заслугами в деле создания единой супердержавы. Но в силу старческой странноватости сограждане ему не очень-то верили... Когда ночью китайские войска перешли границу СШАР, объединенное командование, не раздумывая, ответило баллистическими ракетами. Китайские системы ПРО сбили в воздухе 98 ракет из 110. Жертвы среди мирного населения официальным Пекином были объявлены незначительными. Китайские боеголовки попали во Владивосток и Сиэтл. От дальнейшего применения ядерного оружия противники отказались. Наземная война продолжается. Центрально-Сибирская группировка ВС СШАР с боями отступает к Оби. В боях с китайским десантом за Сан-Франциско войска под командованием бригадного генерала Иванова несут значительные потери... n n n Хотим мы замечать это или нет, а статистика такова. В дальневосточных регионах России сейчас проживает чуть больше десяти миллионов человек. С другой стороны границы — в сотню раз больше. Россия еле-еле начинает подниматься из кризиса. В Китае прирост ВВП каждый год — 15—20 процентов. Пока мы с Америкой торгуемся насчет ПРО — боеголовки Поднебесной уже могут накрыть и их, и нас одним махом. Если учитывать все это и думать хотя бы лет на 20 вперед, мне (не знаю, как вам) что-то не по себе. Разумеется, слова Путина о том, что Россия и США могут обзавестись общим ядерным зонтиком, и ненастойчивый отказ Клинтона каждый может интерпретировать на свой лад. Но... Несмотря на обострившиеся в России державные настроения, несмотря на крайнюю озабоченность американцев свободой слова и нашим поведением на Кавказе, именно сейчас мы со своим извечным заокеанским супостатом близки как никогда. Объективно. Быть может, как плацдарм в давно спрогнозированном ЦРУ противостоянии с Китаем мы даже нужнее Штатам, чем они нам. И прочный в перспективе союз наших стран плюс НАТО против третьих (Китая, КНДР, Ирана, Пакистана...) на самом деле не кажется (если что — простите за блеф) такой уж сумасшедшей фантазией.



Партнеры