ХРОНИКА НЕОБЪЯВЛЕННОЙ ВОЙНЫ

9 июля 2000 в 00:00, просмотров: 888

МК-ВОСКРЕСЕНЬЕ Пожалуй, ни одно из российских предприятий не дожило с начала 90-х годов — времени массовой приватизации и акционирования — до наших дней без смены руководства. И если в годах эдак 1993—94-м процесс этот обыкновенно протекал тихо и спокойно, то в наши дни он все больше и больше напоминает широкомасштабные боевые действия. Тут вам и сотрудники частных охранных предприятий, которые заходят на заводы и товарные базы с оружием в руках и масками на лицах, и подразделения спецназа, и подкуп судов... Рекордным же по количеству подобных акций стал февраль 2000 года. Не проходило и дня, чтобы газеты не пестрели заголовками о вооруженных людях на том или ином предприятии. Причем силовой передел пошел не только на нефтяных и металлургических предприятиях, приносящих их хозяевам баснословные барыши. В Калининградской области, к примеру, война развернулась за фабрику мороженого. Операция по захвату началась ранним утром — в 6.30. Сотрудники охранного предприятия "Скорпион" ворвались на территорию фабрики. Дверь директорского кабинета выдержала всего несколько ударов тяжелого ботинка и распахнулась. Через несколько минут в кабинете обосновался бывший директор фабрики Владимир Долотов. Он был уволен в прошлом году. Ему на смену пришла Галина Алексеева. Однако Долотов смог провести собрание акционеров, которое восстановило его в должности. Для того же, чтобы подкрепить законность этого решения, Долотов нанял целое охранное предприятие. Восстановить на фабрике порядок смогли лишь сотрудники милиции. Они появились на месте событий буквально через несколько минут. Оперативную группу возглавлял заместитель начальника милиции общественной безопасности УВД Калининградской области Анатолий Тарасюк. Стражам порядка удалось выдворить оккупантов с территории предприятия. Кстати, это едва ли не единственный случай, когда милиция встала на чью-то сторону. По неписаному правилу сотрудники МВД стараются не вмешиваться в подобные споры. Стоит отметить, что не все февральские конфликты проходили так бескровно. Так, при аналогичных обстоятельствах на Московском фармакологическом заводе имени Семашко 57-летней сотруднице попросту сломали руку. Ранним утром 11 февраля территорию завода, как и в Калининграде, заняли люди в масках. Сотрудники предприятия вступили с ними в ожесточенную схватку. В массовой драке, которая разгорелась на заводском дворе, участвовали даже женщины. Налетчикам так и не удалось проникнуть в помещения завода. По мнению сотрудников, это нападение организовал новый директор — Антон Парканский, назначенный без согласия трудового коллектива. До этого он уже две недели не мог попасть на завод. Рабочие, поддерживающие прежнего директора Владимира Федорова, устроили на предприятии круглосуточные пикеты. И, кстати, несколько раз они не пускали Парканского на завод. Трудно судить, кто прав — старый или новый директор. Однако не надо забывать, что незадолго до отстранения Федорова от должности завод проверяла налоговая полиция. Выяснилось, что на предприятии имели место серьезные нарушения. Налоговики подсчитали, что государству был нанесен ущерб в 50 миллионов долларов. Рабочие же завода, по всей видимости, руководствовались принципом, что лучше свой директор, пусть и с 50-миллионным долгом, чем неизвестный чужак. Порой вооруженные столкновения разгораются не только между старыми и новыми руководителями какого-нибудь предприятия, но и между различными ведомствами. К примеру, на Алтае произошел конфликт между Министерством обороны и РАО "ЕЭС". Энергетики за неуплату отключили электричество в войсковой части №42735 (войска химзащиты). Военные с оружием в руках пошли на штурм электроподстанции. Дело дошло до стрельбы. Только по счастливой случайности никто не пострадал. Сотрудники станции не выдержали натиска вояк. Несколько часов вооруженные военнослужащие удерживали станцию. Подача электричества в часть на это время была восстановлена. Как оказалось, других целей у химиков в погонах и не было. n n n Но далеко не всегда выстрелы звучат поверх голов конкурентов. 8 июня этого года в столице на Мичуринском проспекте был ранен заместитель гендиректора Орско-Халиловского металлургического комбината, расположенного в городе Новотроицке Оренбургской области, Юрий Гринин. По всей видимости, это происшествие является одним из звеньев в борьбе между гендиректором этого предприятия Павлом Гуркаловым и Грининым. По мнению сотрудников милиции, перед преступниками, напавшими на Гринина, и не ставили задачу убить бизнесмена. Скорее всего, они хотели попросту запугать одного из главных участников этого скандала. Гринин приехал с деловой встречи около 21 часа, отпустил шофера и вошел в подъезд. Он поднялся на 11-й этаж, где находится квартира его супруги, и вышел из лифта. В этот момент на Гринина набросились двое молодых людей. Преступники четыре раза ударили его ножом и убежали. Скандал же на Орско-Халиловском комбинате разгорелся еще в прошлом году. Тогда директор комбината Гуркалов для развития производства создал дочернюю компанию "Носта Металлхандельс Гмбх" и назначил руководить ею своего зама Гринина. Однако коллеги рассорились. Поскольку же "Носта Металлхандельс Гмбх" смогла получить 63 процента акций комбината, Гринин без труда склонил на свою сторону других акционеров и назначил себя новым директором. Гуркалов, естественно, с этим не смирился и, по всей видимости, решил вступить в открытую борьбу, которая едва не закончилась убийством Юрия Гринина. n n n Но далеко не всегда в России с помощью "силовых акций" решаются споры о руководстве или финансовой политике предприятия: зачастую кто-то из партнеров по бизнесу, пустившись во все тяжкие — казино, девочки, рестораны и прочее, — попросту разбазаривает прибыли предприятия и, когда его выгоняют из бизнеса, не находит ничего лучшего, как наслать на товарищей бандитскую бригаду или обратиться за "помощью" в спецслужбы. Именно из-за любви одного из совладельцев известной в 1996 году компании "Кремлевская водка" Германа Либермана к наркотикам и картам и развернулась в наши дни ожесточенная борьба за то, что осталось от "Кремлевки", — товарную базу "Консто", расположенную в столице на Хорошевском шоссе. Еще в советские времена именно через эту базу в Москву поставлялись практически все консервы, затем на нее положили глаз правоохранительные органы, и через "Консто" реализовывалось практически все конфискованное таможней в столичном регионе спиртное. Однако дела на базе шли не очень хорошо: 68 тысяч квадратных метров складов попросту пустовали. Тогда Либерман привел на "Консто" бельгийскую компанию "Кремлевская водка". Столичная база фактически объединилась с бельгийской фирмой. Работа закипела. Временами здесь только на подъездных путях скапливалось по 300 вагонов с товаром. Это не говоря уже о том, что склады были забиты под завязку. В этот момент Либерман, у которого появились деньги, причем не маленькие, впервые заглянул в казино. Игра, как известно, затягивает. Герман проигрывал раз за разом. Все попытки отыграться приводили лишь к тому, что его карточный долг рос как на дрожжах. В конечном итоге он вылился в астрономическую сумму — 10 миллионов долларов — плюс дурная слава. Партнеры отказали ему от бизнеса. Отступные были немаленькими — 3 миллиона "зелеными". 850 тысяч было израсходовано на покупку дома в Бельгии, остальное (больше двух миллионов), как говорится, на жизнь — наличными. Но вскоре у него кончились и они. Единственный путь, который Герман видел, — это тянуть деньги с бывших партнеров. Причем вскоре эти требования приняли характер широкомасштабных боевых действий. История умалчивает, додумался ли Либерман сам до объявления войны или ему подсказал человек, который снабжал его деньгами еще до появления бельгийцев, — владелец банка "Деловая Россия" Лев Гелер, который, кстати, тоже был зол на "Консто". В сентябре 1996 года Либерман и Гелер объединились — и началась война. К этому времени из-за поднятия акцизов на импорт спиртного "Кремлевская водка" благополучно умерла. Держать оборону пришлось одному гендиректору базы — Юрию Быховскому. В один прекрасный день в ворота базы въехал автобус, битком набитый парнями в спортивных костюмах, с бритыми затылками и бейсбольными битами в руках. "Бритоголовые" в считанные минуты оккупировали базу. Охрана ничего не смогла с ними сделать. Оккупанты проникли и в кабинет директора. Они требовали у Быховского деньги. Еще мгновенье — и одна из бейсбольных бит опустилась бы на голову директора. Благо, что к этому моменту охранники "Консто" пришли в себя, и им удалось выпроводить разбушевавшихся "спортсменов". Однако наезды не прекращались. Быховский заплатил раз, потом второй, третий... Аппетиты братвы стали расти. Вскоре посыпались угрозы семье Быховского. Так продолжалось вплоть до декабря. Для Быховского начался период страха. Он боялся ходить по городу, подходить к окну в собственной квартире. В такой обстановке человек не может жить долго. В канун Нового года Быховский решил временно уехать из страны. На сборы вещей ушло около часа. Еще два — на дорогу в "Шереметьево-2". Несколько часов в воздухе — и Быховский оказывается в Германии. Маленький домик в окрестностях Кельна... Казалось бы, наступило спокойствие. Но, как говорится, процесс стал неконтролируемым. Люди, нанятые Либерманом для того, чтобы вытрясти с Быховского немного денег, решили наложить лапы на всю базу "Консто". Они искали Быховского весьма упорно. Вскоре они выяснили, что он уехал в Германию. Еще через некоторое время — 17 февраля 1997 года — к Быховскому пожаловали гости... Тому ничего не оставалось, как переписать принадлежащие ему как директору базы акции "Консто" на созданные Львом Гелером девять подставных фирм. Кроме акций были отписаны и директорские полномочия. Директрисой базы стала бывшая заместительница Быховского Ирина Суркова. Подписывая бумаги, Быховский уповал лишь на то, что Суркова, хорошо зная законы, не отдаст чужакам базу. Ведь "Консто" была закрытым акционерным обществом, а значит, перед тем как продать акции, их надо предложить остальным акционерам. Этого же, естественно, сделано не было. Понимал это и Гелер. Он решил надавить на Ирину Суркову. Небольшой торг, немного угроз — и женщина согласилась подписать ложный протокол собрания акционеров базы. Так Лев Гелер стал полновластным хозяином базы. С этого момента на смену бандитским бригадам пришли сотрудники спецслужб — как отставники, так и ныне действующие офицеры. Все попытки "Кремлевской водки" и других мелких акционеров вернуть базу натыкались на отчаянное сопротивление. Было все: и слежка за старыми акционерами, и угрозы с целью заставить их не обращаться в суд, и прослушивание их телефонных переговоров... Но, несмотря на шпионские игры Льва Гелера, акционеры "Консто" подали иск в суд на его компании, за ним — еще один. Тяжбы продолжались два года. Пострадавшим в конечном итоге удалось отстоять свою правоту в зале суда. К тому же некоторое время назад Генпрокуратурой по данным фактам было возбуждено уголовное дело. n n n Практически один в один с захватом "Консто" в столице на Дальнем Востоке четыре года спустя — в марте 2000 года — сменил хозяев хабаровский завод "Амуркабель". Однако в этом случае новоявленному руководству пришлось не только самому прилететь из столицы, но и привезти с собой "спортсменов". Группа поддержки с бритыми затылками буквально смела престарелых охранников завода с проходной. Вслед за ними на "Амуркабель" зашли новые директор и юрист. Как оказалось, незадолго до этого вторжения в руках ряда московских фирм оказалось 47 процентов акций завода. В столице было проведено собрание акционеров, на котором и было принято решение о снятии нынешнего директора предприятия — Николая Костюченко. Это собрание состоялось 5 ноября 1999 года. Однако в нарушение законодательства на завод не поступило ни одного письма, в котором бы говорилось об этом. Из 791 акционера на собрании присутствовало всего девять — 41,46% акций. Этого вполне хватило. Ситуацию на "Амуркабеле" спасли только хабаровские правоохранительные органы. В отношении "гостей из столицы" было заведено уголовное дело за самоуправство. Вся "бригада" быстренько погрузилась в самолет и убралась восвояси. Теперь заводчанам предстоит повторить судебный путь акционеров "Консто". А путь этот ох как нелегок! Иногда складывается ощущение, что в нашей стране повязка на глазах Фемиды сделана из прозрачного тюля, а на весах в руке взвешивается не виновность с невиновностью, а величина "спонсорской" помощи истцов и ответчиков... За примерами далеко ходить не надо. Вспомним хоть ту же "Консто". Едва Гелер и компания почувствовали, что проигрывают один суд за другим, как предприняли попытку сорвать собрание акционеров, на котором руководство базы должно быть заменено на новое. Сначала был подан протест на все решения судов в Мосгорсуд. Гелеру было отказано. Такой же вердикт вынес и Верховный суд. Тогда была написана жалоба в Мосгорпрокуратуру. Однако вряд ли она будет удовлетворена. Ну не пойдут же столичные прокуроры против Генпрокуратуры, которая, узнав о проделках Гелера, возбудила уголовное дело! Но кое-что у Гелера все же получилось. В Черемушкинском суде "по просьбе" ответчиков — людей Гелера — были арестованы акции не только истцов, но и крупнейшей акционерки базы, которая вообще не принимала участия в этом деле. Ни один юрист не сможет сказать, чем мотивировал свое решение судья Савостьянов. Нам об этом остается только догадываться. По закону, подобное возможно лишь в рамках уголовного дела, но никак не гражданского. Теперь Савостьянову придется держать ответ перед квалификационной комиссией. Скорее всего, законное руководство "Амуркабеля" столкнется с той же проблемой. Тем более что тяжба пойдет в московских судах, а свои стены, как говорится, помогают, да и шансов "договориться" у москвичей куда больше, чем у приезжих из Хабаровска... Порой кажется, что подобные бизнес-войны приобрели размеры настоящего стихийного бедствия. В апреле в Государственной Думе даже прошли слушания на тему "О применении силы против работников в конфликтных ситуациях при смене администрации предприятий". Однако вопреки всем ожиданиям депутаты ограничились лишь общими рекомендациями. Видимо, нам долго еще придется дожидаться какого-нибудь законодательного акта, четко определяющего, как менять руководство заводов и фабрик.




Партнеры