ДЕТСКАЯ ИГРА В КРЫСУ

30 июля 2000 в 00:00, просмотров: 3309

МК-ВОСКРЕСЕНЬЕ За окном плавилось солнце и рота морской пехоты. Билл Клинтон задумчиво смотрел сквозь бронированное стекло на марширующих солдат, задержавшись взглядом на пышнотелой брюнетке с припухлыми губами в плотно облегающей высокую грудь камуфлированной куртке. Девушка старательно била об асфальт коваными ботинками и презабавно морщила носик на грубые команды сержанта-инструктора. За спиной раздалось деликатное покашливание. — А, это вы, Джордж Тенет, — Клинтон раздосадованно обернулся к подкравшемуся директору ЦРУ. — Что там еще у вас? — Крыса вышел на связь, — таинственно пробормотал Тенет. — Какая еще крыса? — президенту хотелось скорее вернуться к окну. — Господин президент, Крыса — это наш агент в Москве. Он прислал шифровку, что наша долголетняя многоходовая игра по нейтрализации российских ядерных сил вступила в решающую фазу. Клинтон не любил русские ракеты. Он еще хорошо помнил выходки этого старика Ельцина, который любил неожиданно вытащить из-за спины "ядерную дубинку" и погрозить ей всему миру. Родные американские избиратели очень волновались по поводу чудачеств его русского "друга Бориса". — Хорошо, Тенет, доведите это дело до конца, — губы президента автоматически растянулись в улыбке. — А агенту Крысе передайте мою благодарность. — Кстати, дружище Джордж, — Клинтон окликнул Тенета уже возле самих дверей. — Кто эта новенькая на плацу? Я хочу с ней поговорить... В Овальном кабинете... "Клюнуло и на этот раз", — радостно потер руки директор ЦРУ. За окном шел дождь и рота красноармейцев. Человек в военной форме задумчиво смотрел сквозь мутное стекло на марширующих солдат, уронив на подоконник шифровку из Вашингтона — пепел от его беломорины упал точно на надпись "Тенет — Крысе". "В Чечню бы вас, тыловые крысы, — беззлобно подумал он о красноармейцах. — Окопались в Москве, задницы поотращивали". Стекло было засижено мухами почти до непроницаемости, но Крыса запрещал его мыть генштабовским уборщицам. Во-первых, уборщицы могли работать на ФСБ и стащить с его стола какой-нибудь важный документ, во-вторых, через грязное стекло нельзя было подсмотреть в бинокль с соседней крыши, что он пишет по ночам в шифроблокноте. "Мерзавцы, — раздраженно думал Крыса. — Что значит "благодарность"? И это за всю мою неустанную работу по развалу Российской армии? Одна только записка начальника Генштаба о сокращении стратегических ракет чего стоит! Лучше бы прислали сто долларов, а то с этой зарплатой российского офицера невозможно свести концы с концами. Я уже третий месяц не могу купить свои любимые "Мальборо" и вынужден травиться этими вонючими папиросами "Бэломор Кэмэл", где и табака-то нет. Не говоря уже о том, чтобы сходить в "Макдоналдс" и съесть пару гамбургеров". Вспомнив о еде, он открыл тумбочку и достал открытую банку тушенки. Под ней лежал свежий, трехнедельной давности, номер "Файнэншл таймс". Брезгливо стряхнув с газеты прилипшие кусочки говяжьего жира (вчера он расстилал ее на столе, когда распивали последнюю бутылку виски из присланной еще год назад бандероли из Штатов с полковниками Генштаба), углубился в чтение, периодически ковыряясь в тушенке и выуживая из комка жира тонкие волокна мяса. Крыса дошел до статьи, подписанной Джоном Ллойдом, и хмыкнул: "Тоже мне сенсация! И заголовок — дебильнее не придумать: "Между российскими генералами разгорелись разногласия по поводу вступления в НАТО"! Если удастся до конца провернуть мое дельце с уничтожением ракет, то кому на фиг нужна будет эта Россия? Ее не то что в НАТО, в союз с Гватемалой и Гваделупой не возьмут!" Поворчав еще немного на безупречном кембриджском, Крыса продолжил чтение статьи. Ллойд, ссылаясь на разговор с одним из ведущих российских бизнесменов, который попросил не называть его имени, утверждал, что часть российского военного командования активно выступает за вступление страны в Североатлантический альянс. "Такая позиция, — писал Ллойд, — основана на трезвом анализе экономических возможностей России, и ее самым влиятельным сторонником является глава Генштаба Анатолий Квашнин". Крыса хихикнул: "Забавная будет картина, если русских все же возьмут в альянс и Квашнин приедет в штаб-квартиру на доклад. То-то у него вытянется физиономия, когда он увидит меня в форме натовского офицера!" Дальше он читал с еще большим интересом. Согласно корреспонденту "Файнэншл таймс" и его анонимному источнику, в последнее время Квашнин заявлял ведущим представителям российских политических и деловых кругов, что Россия больше не в состоянии существовать в противостоянии с НАТО и что необходимо подумать о более тесном сотрудничестве, а в будущем — и о возможном вступлении в альянс. Крыса мечтательно поднял глаза к потолку, где болталась на проволоке пыльная и давно перегоревшая лампочка без плафона. "Теперь меня несомненно должны повысить в звании, а то уже двадцать лет хожу в полковниках, и никакого продвижения по службе. Все эти штучки с министром обороны Грачевым, когда удалось втянуть Россию в натовскую программу "Партнерство ради мира", покажутся теперь шефу детским лепетом. Сегодня я славно поработал. Замочить (он уже давно мыслил президентскими понятиями) все РВСН — это не шутка. Генерала как минимум дадут, может, повесят на френч звезду Героя Ро... тьфу — Пурпурное сердце", — обида на президента, приславшего по шифрофаксу обидную "благодарность", стала забываться. От сладких грез Крысу оторвала уборщица. — Прибраться тут надо, — женщина с прокуренным голосом вошла в кабинет без стука и, махнув пару раз веником по стертому паркету, завернула в "Файнэншл таймс" пустую банку из-под тушенки. "В ФСБ понесет газетку-то, — безразлично подумал Крыса. — Будут теперь весь номер переводить с английского и анализировать. Ладно, скажу, что в метро кто-то оставил". Он окликнул уборщицу уже в дверях (еще вполне ничего, если халат снять): — Может, сходим вечером в кафе? Поболтаем. То да сё... — Лучше пивка в ларьке купим и ко мне домой, — отрезал прокуренный бас. Денег на кафе и впрямь не было (проклятая конспирация!), но идти на фээсбэшную хату с "прослушкой" не хотелось — в прошлый раз он выпил там лишку и, кажется, домогался уборщицы на английском. Крыса все же кивнул женщине головой — только пива и ни грамма водки! Порывшись в столе среди папок с грифом "Секретно", Крыса нашел два чистых листа бумаги и достал карандаш ("Паркер" с симпатическими чернилами у него увели на одном из служебных совещаний). Нужно было накатать отчет о проделанной работе — генеральские звезды стояли перед глазами. Он разгладил мятый лист и вывел каллиграфическим почерком четыре заглавные буквы "РВСН". Полюбовавшись на свое творчество, принялся строчить докладную. Цифры получались внушительными. Из 19 российских ракетных дивизий, у которых на вооружении стоит более 750 пусковых установок, должно остаться только две. На вооружении останутся лишь моноблочные ракеты, а эти злополучные мобильные комплексы "Тополь-М", о которых так тревожатся в Штатах, пойдут под нож полностью. "Хе-хе, никакая ядерная война не смогла бы нанести русским такого урона". Крыса достал шведский перочинный нож (его не украли до сих пор, потому что он привязал его к портупее цепочкой) и тщательно заточил затупившийся карандаш. РВСН должны потерять триста ракет с мощной системой средств преодоления противоракетной обороны — в случае чего русские смогут нанести лишь 3-процентный ущерб нашему военно-экономическому комплексу. "Все-таки чудные они, эти русские, — "наживку" об экономии средств заглотили на раз-два, даже не удосужившись подсчитать, что технология ликвидации ракет потребует как минимум 4-миллиардных затрат. И содержание при таком варианте 150 пусковых установок обойдется им дороже, чем затраты на группировку в 450 установок. Болваны, они даже не сообразили, что баллистическими ракетами можно выводить на орбиту космические спутники и зарабатывать на этом серьезные бабки. Вот она, широкая русская душа! Уж если рубят — так с плеча, до основания", — Крыса злорадно ухмыльнулся. Недурственно получилось и с подброшенной начальнику Генштаба запиской о развертывании на азиатском направлении 100-тысячной сухопутной группировки — Квашнин вписал это предложение в аналитическую записку своему президенту Путину как собственный план. Появление таких сил на границе с Казахстаном наверняка вызовет недоумение и последующий разрыв с Москвой Назарбаева. Для Штатов очень выгодно иметь в этом регионе две конфликтующие стороны. Ну а вся эта история с Гантамировым и Кадыровым, которых Квашнин с подачи Крысы рекомендовал поднять в Чечне, вообще достойна всяческих похвал — кавказцы стали грызться за власть в своем доме и плевать на своих кураторов из Кремля. Исписав бумагу, Крыса порылся в карманах кителя и нашел там полурастаявшую шоколадку — пора было идти отправлять факс в Вашингтон, а молоденькая секретарша в приемной генерала страсть как любит сладкое. n n n ...Билл Клинтон вышел из Овального зала с блуждающей улыбкой на лице, поправляя сбившийся на сторону галстук. Из-за портьеры услужливо выглянул директор ЦРУ. — Слушайте, Джордж, а почему такая странная кличка у нашего агента в Москве? — Клинтон постарался избежать разговора о пухлогубой брюнетке. — Крыса? Есть такая детская игра, господин президент, — игра в крысу. О том, кто водит, никто из играющих не знает, а она подбирается к жертве вплотную и даже может вместе с ней убегать от мнимого водящего, а потом, в самом неожиданном месте, кричит: "Я крыса", и попавшийся в ее лапы должен замереть на месте и молчать... — Странная игра... — Да, господин президент, у крысы много преимуществ перед другими.



    Партнеры