ВОЗВРАЩЕНИЕ ТРЕХ НУЛЕЙ

27 августа 2000 в 00:00, просмотров: 728

МК-ВОСКРЕСЕНЬЕ Под занавес сезона отпусков Центральный банк обнародовал свои новогодние планы — с 1 января ввести в обращение 1000-рублевую купюру. Правда, сделал он это как-то очень тихо и осторожно, как будто намекая, что никакой праздничной презентации с икрой и шампанским не будет. Хотя сегодня еще неизвестно, как будет выглядеть новая банкнота (разработано несколько вариантов "обложки"), о последствиях ее "внедрения" в массы догадаться не сложно. Очередной взлет цен — вот какой подарок получим мы в 2001 году. Последней крупной купюрой в России была банкнота достоинством 500 тысяч рублей, которую выпустили в марте 1997 года. Летом случилась деноминация, которая, как настоящая женщина, превратила российских миллиардеров в миллионеров. Но не будем забегать вперед... Тогда, в марте, устраивать презентацию 500-тысячных бумажек пришлось министру финансов Александру Лившицу. Который буквально на пальцах разъяснил корреспонденту "МК" необходимость появления новой банкноты. Мол, в Америке номинал самой крупной наличности — 100 долларов (купюра достоинством 1000 долларов — не в счет, потому что для нумизматов). А чем Россия хуже? Цены давно не ниже, а то и выше мировых. Соответственно, по тогдашнему курсу 500.000 рублей — это тот же самый американский стольник. С тех пор много воды утекло. И все же, если руководствоваться этой логикой, в России 1-тысячная купюра должна была появиться сразу же после августовского кризиса 1998 года, когда рубль стремительно обесценился. Но "новых" денег так и не появилось. Причина — банально проста. После 17 августа доходы россиян упали почти в три, а то и в четыре раза. Соответственно снизилась и покупательская способность населения. Гражданам, едва начавшим привыкать к новой жизни, пришлось быстренько вернуться к старым привычкам. Заменить в своем рационе белки на углеводы и грызть "витаминную" морковку вместо привычных фруктов. Крупные покупки пришлось отложить до лучших времен. И, судя по сообщениям Госкомстата, такие времена давно наступили. За первые семь месяцев текущего года — бодро рапортуют наши придворные счетоводы — денежные доходы россиян увеличились на 8,7% по сравнению с январем—июлем 1999 года. А в июле они росли прямо-таки фантастическими темпами: по сравнению с тем же месяцем 1999 года — на 11,3%. Читая эти сухие сводки, действительно начинаешь верить, что жизнь налаживается. Но на нашу память розовых очков не наденешь. Она быстренько заставляет вспомнить, каким был для страны посткризисный 1999 год. Вернее, его первая половина — самая провальная за последние три года, когда экономике пришлось буквально возрождаться заново. С не меньшим оптимизмом воспринимают и введение новой купюры те немногие экономисты, которые предпочли работу курортной неге. Их комментарии можно свести к следующему. Появление 1000-рублевой купюры — исключительно техническая мера. Цены после 17 августа выросли в 2,5—3 раза. А поскольку наши граждане еще не научились пользоваться пластиковыми карточками, наличности в стране стало не хватать. Крупные купюры, удобные для расчетов, реально нужны рынку. А поскольку в период нестабильности вводить их в оборот никто не станет, никакой инфляции не будет. Вроде бы все звучит логично. Но есть одно большое "но". Вряд ли состояние экономики можно назвать стабильным. Даже если национальная валюта вроде бы укрепляется, а выплаты бюджетникам — растут. Курс доллара у нас не поднимается вовсе не благодаря удачным действиям правительства в кредитно-денежной сфере. Спасибо мировой конъюнктуре и высоким нефтяным ценам, которые не дают умереть. Между прочим, именно из этих дополнительных доходов бюджетникам обламывались правительственные "прибавки". Которые по-честному нужно было назвать "компенсациями": за рост тарифов на свет и газ, за подорожавшие проезд в городском транспорте и продукты и т.д. Реальная инфляция уже перешагнула заложенную в бюджете верхнюю планку — 18% в год. И похоже, останавливаться не собирается. А для новых цен действительно нужны более "солидные" деньги. Делать прогнозы — штука неблагодарная. Но до сих пор ни одна из презентаций новых купюр не заканчивалась ничем хорошим. После того как в середине 1993 года появилась купюра в 50.000 рублей, случилась гиперинфляция. Ровно через два года появилась бумажка в сто тысяч — и цены, пусть и не столь сильно, но подскочили. Спустя два года, после введения в обращение альтернативы американскому стольнику, ситуация вновь повторилась... Исходя из собственного опыта скажу, что к новым деньгам привыкаешь довольно быстро: людям вообще свойственно приспосабливаться. Сначала появляется привычка к деньгам, а затем — и к высоким ценам: в отечественном производстве и в торговле такие же люди работают. Им возиться с мелочью тем более не с руки. А кому сейчас легко? Разве что в перспективе Центральному банку. С начала года количество денег в стране увеличилось на треть — такими темпами любой печатный станок может перегреться. (Понятно, что не покупать нефтедоллары ЦБ не мог. Когда-нибудь, но цены на нефть упадут, и из каких ресурсов он будет поддерживать национальную валюту?) Зато с появлением на купюрах трех нулей покупка валюты облегчится чисто технически: потребуется печатать меньше бумажек. Если же долларовый ливень внезапно иссякнет (нефтяные цены — штука непостоянная), ЦБ внакладе не останется. Стране же нужны будут рубли. Тем более если долларов станет меньше... Судя по сообщениям Центробанка, у новой купюры будет несколько десятков степеней защиты, которые уберегут ее от подделок. Жаль только, что все эти суперсовременные навороты никак не защитят наших граждан от инфляции. Где гарантия, что через год-другой Гознаку не дадут команду отпечатать очередной стодолларовый эквивалент — 5 тысяч рублей? Или больше?



Партнеры