Анекдоты от пана Зюзи

10 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 250

Я, братцы мои, господа хорошие, на той неделе из Колонного зала репортажи смотрел. Там пролетарии всех стран на своем съезде КПРФ соединялись... Слава богу, одно можно сказать — судя по упитанным лицам, рабочие и крестьяне, которые там в Колонном зале соединялись, живут в тепле, обуты, одеты, сыты, несмотря на то что, как сказал один ведущий московский пролетарий, “Кремль по-прежнему продолжает вести страну антинародным ельцинским курсом!” Другой известный пакостник Какашов (извините, если путаю) наказал президенту первым делом немедленно “замочить” всех олигархов, у кого два, а то и три гражданства. Третий вообще призвал сделать ЦК боевым органом! И никто почему-то не крикнул: “Коммунисты, вперед! Приморье! Там рабочие и крестьяне замерзают!!!” Потому что, оказывается, как сказал лысый член Шандыбайло (извините, если путаю), это все журналюги врут, все время показывают кучу мусора! Найдут одну кучу и с разных сторон ее показывают!

В общем, все обошлось... Всех оставили на своих местах... А что же пролетарии? А пролетарии — соединяйтесь! Или, как говорят на Украине: “Голодранцы усих крийёв, згепайтесь до кучи!” В куче теплее...

С воскресеньицем вас!

* * *

Карл Маркс пришел в международную редакцию Всесоюзного радио и попросил разрешения сказать на весь мир только пять слов. Руководство посоветовалось с КГБ, там сказали:

— Пять слов? Ну пусть скажет, но не больше...

Карл Маркс подошел к микрофону и сказал:

— Пролетарии всех стран... Извините, пожалуйста...

* * *

— Владимир Ильич, Бонч-Бруевич предлагает взять по 150 граммов на грудь...

— Нет, батенька, завязал, категогрически завязал! Агхизавязал! Тут в апгеле взял 300 ггаммов, залез на бгоневичок и такую хеговину понес... В общем, все, завязал.

* * *

Какая разница между матом и диаматом?

Мат знают все, но делают вид, что не знают.

Диамата не знает никто, но все делают вид, что знают.

Но и мат, и диамат — мощное оружие в руках пролетариата.

* * *

Анекдот 30-х годов.

Создается новый колхоз. Уполномоченный спрашивает:

— А как, товарищи, думаете назвать свой родной колхоз?

Встает один мужичок:

— А что если назвать наш колхоз “Рабиндранат Тагор”?

Уполномоченный удивился:

— Почему это вдруг наш колхоз — именем индийского поэта?

— Да уж больно на “едрить твою мать” похоже!

* * *

СССР. Разруха. На колхоз выделили одну пару сапог. По этому поводу собрали колхозников. Выступает председатель:

— Есть предложение выдать сапоги мне. Кто за это предложение? А кто против... советской власти?

* * *

Профессор на занятиях по марксизму-ленинизму:

— Можно ли построить развитой социализм в одной отдельно взятой стране?

Студент:

— Можно... Но жить лучше в другой.

* * *

СССР. Задумали в Одессе открыть экспериментальный публичный дом. Пригласили Шверубовича, у которого мама была хозяйкой борделя еще до революции. Шверубович наотрез отказался:

— Знаю я, чем это пахнет: пять коек — для горкома, три — для облисполкома, ветеранам — по их возможностям, органам — по их потребностям, десять девушек — на прополочную, десять — на уборочную, а Шверубович ложись и выполняй план!!!

* * *

Идет собрание в колхозе. Выступает председатель:

— Товарищи, на повестке дня у нас сегодня два вопроса. Первый — о ремонте сарая, второй — о строительстве коммунизма. Поскольку ни досок, ни гвоздей у нас нет, переходим сразу ко второму вопросу.

* * *

Мы говорим “Ленин” — подразумеваем “партия”, мы говорим “партия” — подразумеваем “Ленин”.

Вот так, господа-товарищи, 83 года говорим одно, а подразумеваем совсем другое...

* * *

Ну что ж, уважаемые, часы на цепочке, а время бежит, как любил говаривать мой пан Зюзя в “Кабачке “13 стульев”. Я хочу, чтобы мы все прежде всего по нынешним временам благополучно дожили до следующего воскресенья и снова встретились на этой странице. Нельзя допустить, чтоб из нас выветрили наше самое главное и великое отличие от всех народов мира — умение смеяться над собой, над своей жизнью и над ВСЕМ, ВМЕСТЕ ВЗЯТЫМ.

Чтоб вы у меня все

были здоровенькими!



Партнеры