Охота на беглецов

17 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 740

А тайга вольным ветром манила,

Барабанили вены в висок,

И толкала небесная сила

Да забытый свободы глоток.




Строки из этой блатной песни весьма популярны в тюрьмах и зонах. Но если бы только в них, поют эту песню, как это ни печально, в российских Вооруженных силах, особенно те, кто, устав от “тягот и лишений военной службы”, все чаще задумывается о побеге. Для большинства мысли о марш-броске домой так и остаются мыслями. Некоторые же бегут. Бегут, ломая не только свою жизнь, но зачастую и жизни своих родных и сослуживцев.

Помню, как несколько лет назад, еще во времена так называемого железного занавеса, мы с друзьями отдыхали на Дальнем Востоке. Королевская охота, великолепная рыбалка, грибов — хоть косой коси, а в нескольких километрах — китайская граница. Отношения же в те времена с “великим восточным соседом” были, мягко говоря, не очень. И вот в один из погожих летних дней, когда мы с друзьями уже по привычке отправились на выделенном нам аборигенами “уазике” бороздить дороги Даурии, нас остановил военный патруль: “Ребят, дальше нельзя!”. Попытка объехать кордон по соседним дорогам также не увенчалась успехом. В конечном итоге мы как бы попали в окружение и уже не могли спокойно вернуться домой. Наконец-то один из дежуривших на дороге — прапорщик лет сорока с небольшим с автоматом на плече объяснил нам, чем вызван переполох. Оказывается, ночью из ближайшей части сбежали двое вооруженных солдат. А так как до границы — рукой подать, на их поимку были брошены столь ударные силы. На прощание прапорщик пригласил нас в гости. Мол, вот только изловим беглецов, милости просим, расскажу вам, москвичам, как оно там было.

Жизнь у китайской границы вернулась в свое привычное русло уже на следующий день. Мы, влекомые природным любопытством, прихватив с собой с пол-ящика московской водки, отправились в гости к тому самому прапорщику. Стакана после третьего он начал свой рассказ о прошедшей накануне операции. Суть его свелась к следующему. Дескать, беглецов нашли на дальней охотничьей заимке. На требования сдаться один из них ответил длинной очередью. Услышанное нами дальше попросту ввергло нас в шок: “Ну что ж, пацанов, что ль, под пули бросать. Для этого вертолеты есть. 5 минут работы — и заимки с беглецами как не бывало”.

— И что, вот так вот, без суда и следствия? Незаконно как-то?

— Здесь закон — тайга! — ответил прапорщик, наливая очередной стакан “огненной воды”.

Может быть, этот рассказ и не совсем соответствовал действительности, виной чему была выпитая водка. Но больше поразило не это, а то, с какой легкостью немолодой уже вояка мог хотя бы предположить об использовании огня вертолетов для уничтожения своих недавних подчиненных. Спорить о том, оправданна такая жестокость или нет, можно долго. Лучше откажемся от пространных рассуждений и обратимся к сухим сообщениям информационных агентств и строкам из оперативных сводок.

“На Чукотке (Дальний Восток) находившиеся в карауле солдаты срочной службы застрелили вечером во вторник начальника караула, командира роты капитана Тимофеева.

Трагедия произошла в самом удаленном от Москвы гарнизоне Сухопутных войск на мысе Шмидта, в 450 км северо-западнее Анадыря.

Источники в Минобороны РФ сообщили, что после убийства офицера военнослужащие вскрыли склад с боеприпасами, похитили большое количество оружия и скрылись в тундре на тягаче.

В состав караула входили разводящий младший сержант и трое рядовых. Все они прослужили в вооруженных силах год.

В среду в 6:30 МСК спецгруппе из состава Дальневосточного военного округа удалось задержать дезертиров “.

Стоит отметить, что убийство одного человека при побеге — это далеко не предел. Зафиксированы случаи, когда решившиеся на побег солдаты доходят до массовых расстрелов своих сослуживцев. Вот один из самых кровавых примеров:

“Военная прокуратура возбудила уголовное дело по факту расстрела восьми военнослужащих срочной службы их сослуживцем в городе Соликамске Пермской области.

Как сообщили в прокуратуре, в субботу в 6 часов 45 минут утра по местному времени оперативному дежурному Соликамского УВД поступило сообщение о чрезвычайном происшествии в батальоне внутренних войск, несущем охрану титано-магниевого комбината. Около 5.30 утра сержант Алексей Скоробогатых, призванный на службу из города Перми, находясь в караульном наряде, внезапно открыл стрельбу по сослуживцам. Двое из них — Архипов, родом из села Хумуши Чувашской Республики, и Шаргунов из села Полом Кировской области — скончались на месте. Еще шестеро госпитализированы с ранениями различной степени тяжести.

Преступник, захватив с собой автомат Калашникова и около 150 патронов, скрылся. Был введен план “Сирена”. Одному из милицейских нарядов, усиленному спецназовцами Пермского главного управления исполнения наказаний Минюста России, удалось обнаружить преступника на берегу речки Усолка в районе поселка Карналитово и вынудить его сдаться ”.

* * *

Нередко спецназовцам и милиционерам, которые вынуждены ловить беглых солдат, приходится применять оружие. И это происходит не только далеко за Уралом, но и в центральной части России. Несколько месяцев назад, в то самое время, когда внимание народа было приковано к пожару на Останкинской башне, произошел как раз такой случай. Видимо, из-за телевизионной башни он и не получил тогда широкой огласки.

В воскресенье ранним утром из части внутренних войск, расположенной в поселке Лунево Солнечногорского района Подмосковья, сбежали двое сержантов-срочников — Александр Святкин и Максим Уженцев. За день солдаты успели добраться до Иванова — родного города Александра Святкина. Здесь сержанты попали в окружение и... застрелились. Вот такая вот печальная развязка. Сама же история их побега и операция по их поиску и задержанию явила собой классический пример, когда целая цепь, казалось бы, ничего не значащих случайностей приводит к трагическому концу.

Солдаты в луневской части были одеты не в военную, а в милицейскую форму. В серых мундирах сержанты и подались в бега. Перед побегом они взломали оружейку и прихватили с собой 2 автомата и 10 рожков. В таком виде — в милицейской форме, с автоматами на плечах — Святкин и Уженцев и вышли на автомобильную трассу. Взмах руки, и первый же законопослушный водитель — женщина, спешившая на работу в столицу, — остановил свой автомобиль. Ну скажите, кто из нас заподозрил бы неладное, встретив утром в Подмосковье вооруженный милицейский наряд. “Должно быть, уже ставшее привычным очередное усиление с тотальной проверкой документов”, — подумали бы мы. Видимо, такие же мысли пронеслись в голове и у повстречавшейся беглецам даме. Как же она ошибалась.

Под дулами автоматов женщине пришлось пересесть на заднее сиденье. Один из сержантов сел за руль. Второй разместился рядом с хозяйкой машины. Автомобиль направился в Иваново. Информация о побеге еще не была доведена до постов ГИБДД. Так что “Жигули” с двумя милиционерами на борту, один из которых перед постами прижимался на заднем сиденье к женщине, естественно, никто и не думал остановить для проверки.

Беглецы добрались до Иванова ко второй половине дня. К этому времени местным милиционерам уже были известны номера автомобиля, на котором они сюда приехали. Машину вскоре удалось задержать. Однако сержантов в ней уже не было. Они покинули авто на окраине города, пригрозив женщине убить ее и ее детей, если она хоть что-нибудь расскажет стражам порядка. Женщина была действительно сильно запугана. Еще бы, не дай бог пережить такое. Ведь автомат был во все времена лучшим аргументом, чтобы подтвердить угрозу. Но после недолгой беседы с оперативниками дама все же согласилась показать, где Святкин и Уженцев вышли из машины.

Сыщики сразу же сообразили, что дезертиры пробираются на дачу родителей Святкина. Район был оцеплен. Милицейские наряды начали прочесывание местности. В операции принимали участие все — сотрудники уголовного розыска, патрульно-постовой службы, ГИБДД, участковые.

Беглецы были обнаружены в одном из гаражных кооперативов на окраине города. На их след вышли автоинспектора. Увидев двух людей, одетых в милицейскую форму, они попросили их предъявить документы. Дальше события разворачивались с молниеносной быстротой.

Максим Уженцев нагнулся к мешку. Один из сотрудников ГИБДД услышал звук передергиваемого автоматного затвора. Автоинспектора тут же залегли за патрульной машиной. Дезертиры заняли оборону в канаве в 15 метрах.

Дальше, к чести сотрудников ГИБДД, они действовали строго по инструкции — предупредительный выстрел в воздух и требование сложить оружие. В ответ — автоматная очередь. Как назло, в это время в ворота кооператива въезжал старенький внедорожник “ГАЗ”. Пули попали в руку и ногу несчастному водиле. Такого поворота событий не ожидали ни автоинспектора, ни Святкин с Уженцевым. Несколько минут стороны провели в ожидании. В это время на территорию ГСК подтянулись бойцы спецподразделения Ивановского УВД. Увидев это и, видимо, поняв, что из окружения им не выбраться, сержанты наставили автоматы друг на друга и одновременно нажали на крючок. Часы показывали 20.30.

Кстати, в это время в Иваново уже высаживался спецназ внутренних войск, который был доставлен сюда из Москвы на вертолете.

А теперь несколько слов о случайностях, не произойди которые, развязка могла бы быть несколько иной. Если бы вместо женщины Святкину и Уженцеву попался водитель-мужчина, то машина могла бы быть остановлена на каком-нибудь посту ГИБДД задолго до Иванова. Если бы местный спецназ подтянулся к тем злосчастным гаражам на несколько минут раньше и сержанты не успели бы ранить постороннего человека, то специально обученные люди смогли бы задержать их, не допустив самоубийства, да, в конце концов, если бы оружейка в части запиралась и охранялась чуть-чуть получше... Но все произошло так, как произошло.

* * *

Стоит отметить, что практически ни один побег из военной части не оказывался успешным. Беглецов рано или поздно ловили. Причем скорее рано, чем поздно. Больше недели с автоматом в руках не пробегал никто. Когда уходили без оружия, то иногда числились в розыске и по нескольку месяцев. Но скорее всего невооруженных дезертиров попросту не очень рьяно искали.

Однако не все побеги заканчиваются столь трагически. Некоторые из них, если бы человеческая жизнь не висела на волоске, можно было бы даже назвать смешными.

Архивы ВВС хранят описание случая, который произошел еще в застойные годы на юге Казахстана. Эскадрилья наших не то истребителей, не то перехватчиков выполняла полет откуда-то с Урала в центр европейской части России. У одного из пилотов произошел отказ навигационной системы. Самолет медленно, но верно стал забирать южнее. Следом за “навигационкой” из строя вышла и связь. В итоге летчик, который летел явно в сторону границы, попал на локаторы части ПВО. Так на позывные он, понятное дело, не отвечал. На командных пунктах, уже не стесняясь, произносили слово “побег” и несколько нелицеприятных эпитетов вдогонку. По самолету был дан предупредительный ракетный залп. Пилот, скорее с испугу, включил форсаж. Второй залп, уже на поражение, дать не успели. В итоге летчику все же удалось сесть на военном аэродроме. Правда, встреча с коллегами напоминала известные всем кадры из кинофильма “В бой идут одни “старики”, когда главный герой фильма попадает в руки нашей пехоты на трофейном самолете. Эту историю потом заминали чуть ли не на самом высоком уровне. Правда, и соответствующие выводы были сделаны. Больше на наших самолетах связь с навигационной системой не отказывала.



    Партнеры