МАЛЕНЬКИЕ ШЕДЕВРЫ БОЛЬШОГО УМА

7 января 2001 в 00:00, просмотров: 273

  “Кому, как не мне? — частенько думал я, рассматривая себя с удовольствием в зеркале. — Кто больше, чем я, знает о сатире и юморе ХХ века? Кто еще, кроме меня, уходя из дома в воскресенье, говорил жене, что едет в Ленинскую библиотеку, и на самом деле ехал именно туда, дабы своими глазами проследить по первоисточникам извилистый путь печатного смеха...”

    

     Знакомый телекорреспондент рассказывал — снимал он как-то вдову Марка Бернеса у нее дома. Та сидела, вся изысканная, пила чашечку кофе, курила длинные тонкие сигаретки. Вспоминала Бернеса, композиторов, музыкантов. Говорили о высоком искусстве. Тут открывается дверь и входит ее сын с окурком в зубах (а мать с сыном уже несколько лет не в ладах — судятся из-за квартиры.) Первые слова сына были такие:

     — Что, бля.., не ждали?

     — Пошел вон, гнида, это ко мне пришли, — сказала вдова и продолжила как ни в чем не бывало о высоком, о вечном.

    

     Телеведущая Юлианна Шахова привезла в Москву из Архангельска свою десятилетнюю дочь. Пошли гулять. Шахова говорит:

     — А в этом доме жил Высоцкий. Видишь, доска мемориальная?

     — Прямо тут и жил?

     — Да, теперь он похоронен на Ваганьковском кладбище.

     — Что это за кладбище?

     — Ну, это очень известное кладбище. Там похоронены артисты театра и кино: Окуджава, Влад Листьев, в общем, все звезды...

     — Мам, а ты тоже... — начала было спрашивать дочь, но вдруг резко замолчала.

     Юлька засмеялась и говорит:

     — Позволь, я еще поживу.

     Когда Юлианна рассказала эту историю мне, я сказал:

     — Нужно было ответить, что вы с Ольгой Грозной согласны только на Новодевичье.

    

     Певец Валерий Сюткин рассказывал, как в застойные времена поехали они в какой-то город на гастроли. Решили сходить в ресторан. Сели, заказ сделали, ждут. Вдруг подбегает взволнованный метрдотель:

     — Я вас очень прошу, пожалуйста, пересядьте в другой зал!

     А ресторан был почти пустой. Музыканты, конечно, удивились. На что метрдотель, понизив голос, сообщил:

     — Сейчас сюда придет иностранная делегация. Румыны.

    

     Пришел как-то Явлинский на “Старый телевизор”. Было это перед выборами. Я потом подхожу, спрашиваю: “Григорий Алексеевич, можно с вами сфотографироваться?” Он: “Да пожалуйста!”

     Сфотографировались. А я про себя думаю:

     — Как знать, может, это фотография с будущим президентом России? Со мной.

    

     У телеведущего Алексея Эйбоженко сейчас в Германии проживает мама. Поехал он к ней в гости. Однако в посольстве решил сэкономить. Оплатил туристическую визу. А должен был — гостевую. Туристическая на 40 марок дешевле. А немцы как-то прознали, что Эйбоженко ехал в гости, а не по путевке. И на следующий год решили его за обман наказать. Лишили визы на 5 лет. Когда Эйбоженко спрашивали, зачем он сказал неправду, Леха отвечал:

     — А нас еще со времен “Молодой гвардии” учили врать фашистам...

    

     Поехал однажды редактор “Сегоднячко” Алексей Вишневецкий в Кению. Выпил в ресторане. Поймал такси (какой-то джип, впереди сидели два негра). Едет. Спрашивает по-английски:

     — А что, мужики, телки в городе есть?

     — Есть, — отвечает водитель.

     — Почем?

     — Десять долларов, устроит?

     — Устроит.

     Тогда негр что-то кричит, и из багажного отделения из-под каких-то тряпок перелезает в салон чернокожая девка. Вишневецкий очень удивился, а негр спрашивает:

     — Нравится? Тогда бери. Десять долларов. Можешь делать с ней что хочешь. Но только не убивай. Это моя сестра.

    



    Партнеры