Пытка страхом

21 января 2001 в 00:00, просмотров: 604

9-летний Артем был совершенно спокоен. Он внятно отвечал на все вопросы следователей. Мог вспомнить даже самые мелкие детали того, что стало в его жизни первым испытанием, серьезным и опасным. Первым экзаменом на мужество. Артем сдал его на “отлично”.

26 дней он провел в плену. В холодном доме, привязанный к кровати.

26 страшных дней угроз и голода. 26 дней угасающей надежды.

Он не знал, увидит ли когда-нибудь снова своих родителей, школу, друзей. Сможет ли пережить весь этот кошмар, останется ли после этого нормальным человеком...

Но он все смог, 9-летний Артем Скрябин, житель Находки. Ему хватило сил, воли и мужества. Этот маленький мужчина не мог понять лишь одного: почему укравший его дядя Вася, друг семьи, с ним даже не поздоровался...

7 ноября 2000 года. В стране праздник — День примирения и согласия. В семействе Скрябиных, жителей дальневосточной Находки, готовился соответствующий торжеству стол. Особых разносолов, правда, не предвиделось: глава семьи работал в обычном рыбацком хозяйстве и имел весьма средний достаток. Но настроение все равно было несколько приподнятое.

Около 10 часов утра в квартиру неожиданно позвонили. Открывать пошел младший из Скрябиных — 9-летний Артем. Мальчик был очень удивлен, когда за дверью никого не обнаружил. На коврике лишь лежала записка, в которой Артема просили к 11 часам подойти к школе. “Странно, ведь сейчас каникулы, — подумал Артем. — Наверное, пацаны чего-нибудь задумали”.

Мальчик быстро собрался и, крикнув дежурное “Скоро вернусь!”, побежал к школе. Тогда ни Артему, ни его родителям и в голову не могло прийти, что прогулка эта растянется на 26 дней...

* * *

Шло время, а Артем все не возвращался домой. Но Скрябины не сильно волновались, поскольку мальчик любил играть на улице с друзьями. И только когда в середине дня они случайно наткнулись на клочок тетрадного листа, подброшенного кем-то под дверь, поняли, что случилось что-то страшное. Вернее, сначала подумали, что это чья-то злая шутка: ведь в подкинутой записке сообщалось, что Артема похитили и за его жизнь требуют 20 тысяч долларов. Для Скрябиных, среднестатистических жителей Находки, эта сумма — запредельная. Собрать ее, даже продав квартиру, невозможно.

Но на шутку все это мало походило. Ведь Артема в случае неуплаты грозились убить. И Скрябины каким-то шестым чувством поняли, что это реальная угроза. Что их мальчику сейчас, в этот самый момент, грозит смертельная опасность. Что он, их Артем, в эту минуту находится в руках негодяев, способных на все...

Им стало страшно. Такого жуткого страха, смешанного с ощущением собственной слабости и бессилия, они еще никогда не испытывали.

Что делать? Куда бежать? Где искать? Отец вспомнил, что Артем вроде пошел к школе. Метнулся туда — нет. В близлежащих дворах тоже нет.

Выход один: идти в милицию...

В отделении к записке сразу отнеслись серьезно и даже создали оперативную группу по розыску мальчика. Думали, что операция по освобождению ребенка, если его действительно похитили, займет от силы день-два.

Однако прошла уже почти неделя, а поиски все не приносили плодов.

Находка — город относительно небольшой и спокойный. О киднэппинге здесь знали разве что из импортных боевиков, поэтому практического опыта в раскрытии таких дел у здешней милиции не было. Этим отчасти можно объяснить то, что сыщики все никак не могли выйти на след похитителей.

Аппетиты же последних росли не по дням, а по часам. Спустя несколько дней Скрябины по почте получили очередной ультиматум, в котором от них за освобождение Артема требовали уже не 20, а 25 тысяч долларов. В конце письма стояла приписка: “Если не выполните наши требования, то ребенок пойдет на трансплантацию органов”...

* * *

Скрябины совсем потеряли покой. Бессонные ночи, бесконечные звонки, часы, дни, недели ожидания... С каждой минутой таяла надежда на то, что их мальчик жив, что его когда-нибудь найдут. Ведь если не нашли сразу, значит, вероятность того, что найдут позже, автоматически становится меньше.

Именно в эти тяжелые для Скрябиных дни к ним зачастил старый друг семьи Василий Кузьмин (фамилия изменена. — Авт.), с которым Скрябин-старший работал в одном рыбацком хозяйстве. Они вместе плавали, ловили рыбу, бывали в разных переделках — съели не один пуд соли...

В семействе Скрябиных Кузьмин был довольно частым гостем. Его всегда хорошо принимали. Вот и сейчас, когда в доме поселилось горе, Кузьмину все равно радовались. Может быть, даже больше, чем когда бы то ни было. Ведь он хоть как-то отвлекал родителей от страшных мыслей.

Кузьмин живо интересовался ходом поисков, давал советы, предлагал свои услуги. Мать Артема иной раз даже рыдала у него на плече.

Несчастной женщине даже в голову не могло прийти, что этот человек, которому она выкладывает душу, вовсе не так прост, каким пытается казаться. В страшном сне ей не могло привидеться, что именно он, добродушный, улыбчивый Василий Кузьмин, и является причиной ее невзгод. Потому что именно он, 32-летний рыбак, украл ее ребенка. Именно он, друг ее мужа, держит в страхе их семью. И мучает ее мальчика тоже он, этот человек, которому она, мать Артема, сейчас доверчиво положила голову на плечо...

* * *

...Артем уже который день лежал в холодном доме, привязанный к кровати. Он не знал, где находится, не видел своих похитителей. Постоянно с ним находился лишь один из них — дядя Вася. Тот самый дядя Вася, друг его отца. Артем, когда увидел его, даже не сразу понял, что это именно он. Мальчик сначала надеялся, что дядя Вася поможет ему выбраться из этой переделки, — ведь он же раньше так любил его, дарил всякие игрушки... Но Артем не знал, что именно дядя Вася и был инициатором его похищения. Что именно в дяди-Васину голову пришла безумная идея содрать денег с и без того бедного семейства...

Этого Артем не знал, но очень быстро понял, что помощи от дяди Васи он не дождется.

Дядя Вася почти не разговаривал с Артемом. Изредка, раз в два-три дня, он приносил мальчику еду — постоянные макароны с хлебом. Когда же в дом приходили другие “дяди”, он надевал Артему шапочку и надвигал ее ему на глаза, чтобы тот никого не смог разглядеть.

Руки и ноги мальчика постоянно затекали, ведь к кровати его привязывали не только веревкой, но еще и проволокой. Причем тело пленника постоянно находилось в несколько согнутом положении. Отвязывали ребенка лишь иногда, чтобы он мог сходить в туалет по-большому. По-маленькому Артему чаще приходилось “делать” прямо под себя...

Пока состояние здоровья Артема еще позволяло ему размышлять, он силился понять, что происходит. Он вспоминал, как нашел у двери записку с просьбой подойти к школе, как возле школьного забора к нему подошли двое взрослых дядь, натянули шапку ему на глаза, затолкали в машину и куда-то повезли. Ему тогда было очень страшно, но он не плакал. Он и сейчас не плакал, хотя ему очень хотелось. Не заплакал он и после того, как дядя Вася сказал: “Если родители за тебя не заплатят, я тебя съем или разделаю на органы...”

В доме было темно и холодно. С каждым днем силы оставляли Артема. С каждым днем гасла надежда на спасение. Сколько он уже здесь? Очень долго. Бесконечно долго...

* * *

2 декабря... 26-й день ожидания...

В квартире Скрябиных раздался звонок. На пороге — очередная депеша. Очередные требования, очередные угрозы...

Скрябины давно ждали этой записки. Ведь на след похитителей милиции выйти так и не удалось. Оставалась последняя надежда — ждать, когда те снова проявят себя. За домом Скрябиных установили круглосуточное наблюдение. И расчет оказался верным: очередной ультиматум похитители доставили в дом собственноручно. Вернее, с помощью курьера, подростка, случайно отловленного на улице. Через него-то оперативникам и удалось выйти на негодяев в тот же день.

— Освободили мальчика мы красиво, без стрельбы и шума, — говорил любопытствующим журналистам оперуполномоченный УВД Находки капитан Анатолий Кармозов. — Первое впечатление — ужасное: сарай три на восемь, обогреватель — электроплитка, холодно, на топчане — пацан под кучей тряпья и одеял... Все трое подозреваемых — конкретные героинщики. Охранник и ширялся все эти дни на глазах у пацана. Взяли мы их через цепочку: наблюдение за домом потерпевших — курьер — отправитель письма — один из преступников.

...Артема держали в дачном домике. Когда сотрудники милиции развязали мальчика, он не стоял на ногах. Последнее, что запомнил ребенок, прежде чем его отправили в больницу, были слова оперативника: “Все закончилось. Едем домой”.

* * *

В больнице Артему поставили диагноз: истощение организма. И хотя кризис уже миновал, следователи не сразу решились на разговор с мальчиком. Тем более что сыщики сомневались в психической полноценности ребенка после всего того, что он пережил.

Допросить Артема Скрябина решились лишь на четвертый день после его освобождения. Сыщиков поразило то спокойствие, с каким мальчик рассказывал обо всем, что с ним случилось. Речь его была внятной и разумной. Не каждый взрослый способен, пережив такой кошмар, рассказывать потом об этом без особых эмоций, без истерик, без плача...

Особенно сильное впечатление на следователей произвел рассказ об эпизоде, как Артем увидел дядю Васю:

— Я увидел, что это дядя Вася, — говорил мальчик, — и поздоровался с ним. А он отвернулся и даже мне ничего не сказал...

А что он мог сказать наивному доверчивому ребенку, этот негодяй? Что он давно колется, как и его дружки? Что ему не хватает денег на наркоту? Что он, здоровенный детина, боится Артема, маленького мальчика, до такой степени, что аж проволокой привязал его к кровати?..

Дяде Васе нечего было ответить Артему.

Кстати, второй похититель тоже работал вместе с отцом Артема и знал его. А третий преступник только недавно приехал в Находку из Казахстана. Теперь, по-видимому, задержится здесь надолго. Всем троим мерзавцам уже предъявлено обвинение в похищении человека. Им грозит до 10 лет лишения свободы.

* * *

Первое время Артем вообще ни с кем не общался. О школе ему на время пришлось забыть. Встречался он только с оперативниками. Те старались не тревожить ребенка без особой надобности. Но присутствие мальчика на следственных экспериментах обязательно, и тогда его снова везут в тот страшный дом...

Мама мальчика говорит, что он стал очень замкнутым...



Партнеры