КУЛЬТ АНГЛИИ В ПЯТИ ЧАСТЯХ

11 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 441

  Лишь старая британская рок-музыка способна передать дух той самой Англии 70-х, которая была для нас в школьные годы вовсе не “одной из ведущих империалистических держав мира”, но островной рок-империей, которая служила главным предметом культа нашей юности. Возможность пролить ностальгическую слезу и вспомнить ту страну Англию, что существовала лишь в нашем воображении, представилась в виде субботнего пятичасового рок-н-ролльного фестиваля “Forever Gold — Навеки золотые”, собравшего под слишком обширной крышей “Олимпийского” группы, чьи концертные программы и по сю пору являются маленькими, но хорошо работающими машинами времени — Glitter Band, Mungo Jerry, Christie, Mickey Finn’s T-Rex и Slade.

     Английская рок-группа в России — это больше, чем просто рок-группа! Очередное доказательство этого непреложного факта было получено почти за 48 часов до того, как группа Glitter Band сыграла свой первый аккорд — путем выступления на той же площадке нестареющих томных красавцев Duran Duran. Однако мы сегодня ведем разговор не о новой волне 80-х, которая для зимы малопригодна, но о веселом британском то ли поп-роке, то ли глэме 70-х, который в России хорош по любому сезону и в любой стадии алкогольного опьянения!

     Лидер и единственный ветеран тех самых Glitter Band, гитарист и певец Джерри Шеппард явился пред светлы очи пятитысячной аудитории в компании ужасно жизнерадостных и алкогольных персонажей. У публики не возникло сомнения: как же по-прежнему тяжела жизнь пролетариата в Англии, что насущные дела вроде концерта в Москве запросто отрывают простых рабочих парней средних лет от их строгальных станков! Феерически глупое и веселое выступление Glitter Band вращалось вовсе не вокруг скромного резинового дедушки Джерри с его пятиконечной серебряной гитарой — роль любимца публики играл могучий детинушка, певец и гитарист Пол Джеймс, облаченный в лучших традициях стиля в золотой плащ. С редкостной самонадеянностью творческая молодежь отыграла полный набор хитов, в том числе творения Гэри Глиттера “Goodbye, My Love” и “I’m The Leader Of The Gang (I Am)” и удалилась со сцены под довольно-таки жидкие аплодисменты. А далее случилось чудо — массы воочию узрели, что такое настоящая рок-звезда 70-х. Рэй Дорсет явился на сцену в компании случайных музыкантов под вывеской Mungo Jerry, но, очевидно, он мог оказаться там и в гордом одиночестве. Сути дела это не изменило бы — пусть стадионы остались в прошлом, но Рэй прекрасен: накачанный стареющий красавец южных кровей с по-прежнему мощным голосом и залихватской манерой игры на старомодной полуакустической гитаре и губной гармонике. Плюс ко всему — потрясающее обаяние, которого хватило бы и не на такой зал, и настоящая рок-н-ролльная подача себя самого и своих нестареющих хитов. Народ глазел на это шоу одного человека (нет, человечища!) прямо-таки разинув рот и крайне бурно реагировал на все исполненные Рэем его боевики 70-х — “Lady Rose”, “Baby Jump” и, конечно же, непременную “In The Summertime”. Вот вам и забытое имя — Рэй и сейчас достоин быть хедлайнером рок-фестиваля какого угодно масштаба.

     Конечно, тяжело тягаться с нехилой персоной Рэя Дорсета, однако выскочившие на сцену после получасового перерыва прикинутые в псевдоматросские костюмы (в истинно британском стиле 70-х) Christie мигом доказали, что при серьезном подходе к делу даже коллектив, чей последний альбом издан 30 лет назад, может играть с энергетикой и наглостью истинной супергруппы. Вечно юный и на удивление отлично выглядящий певец и гитарист Джефф Кристи и его парни представляли собой эдакий маленький Status Quo, однако их короткое и динамичное выступление содержало маловато собственного материала, но все больше энергичные аранжировки песен Creedence Clearwater Revival, The Beatles и Free. Прозвучало, как полагалось в 70-е, и электрическое исполнение родного “Танца с саблями”. Без русской народной “Yellow River”, само собой, не обошлось, да только при такой подаче она несколько затерялась среди прочих номеров Christie. Словом, как подытожил некий вопль из зала: “Yellow River” — и гудбай!”

     На фоне таких художественных достижений выступление Mickey Finn’s T-Rex смотрелось бледновато. Затянутая пауза для настройки, немереный пафос загадочного певца, весьма похожего на Марка Болана и внешностью, и голосом, но только не своим богатырским ростом, и удивительная фигура перкуссиониста Микки Финна, единственного на сцене ветерана настоящих T.Rex, никак не способствовали единению этой группы с народом. Но постепенно все привыкли к словно постоянно теряющемуся на сцене микроскопическому Микки, имевшему вид хорошо отсидевшего гангстера, не очень понимающего, куда это он попал, и хиты T.Rex от “I Love To Boogie” до “Children Of The Revolution” вызвали дикие пляски в партере и на трибунах. А на гитаре играл, между прочим, бывший основатель Smokie Алан Силсон, народом отчего-то не узнанный.

     И какой же русский не любит Slade! Все повторило 15-месячной давности триумф наполовину настоящего русского народного квартета в Лужниках — народные хороводы, распевание с детства любимых песен, ожесточенное размахивание зажигалками... Да и музыканты держали себя покруче, чем раньше, — ветеран-гитарист Дэйв Хилл превзошел в пародийном самолюбовании сам себя, а певец и гитарист Стив Уэлли сделал почти то же самое в вокальном смысле. За полчаса до полуночи фестиваль завершился коллективным пением “My O My”, и довольная публика повалила домой — видимо, делать на радостях с собственной водкой то же самое, что и рок-ветераны со спонсорскими бутылками неслабых размеров.

     “Музыка вечна, она объединяет поколения”, — эта фраза из программки фестиваля по прошествии пяти с лишним часов не показалась чем-то казенным. Действительно, в зале было полно не только тех, “кому хорошо за 30”, но и крайне радостных персон, чье существование явно не задумывалось в эпоху, когда звучавшие со сцены песни были всенародными хитами. Так что стоит признать британский рок-н-ролл 70-х наравне с крепкими спиртными напитками и болением за “Спартак” очередной национальной идеей, сплачивающей поколения посильнее одномоментных политических симпатий-антипатий. Похоже, что культ Англии 70-х и теперь живее всего живого!

    




Партнеры