Трех пуль хватило

1 марта 2001 в 00:00, просмотров: 256

  Далекий XVI век историки справедливо считают временем дворцовых интриг, заговоров, предательств и благородных поступков. На него же приходится период расцвета ордена иезуитов. Именно тогда он стал могущественным и претендовал на мировое правление «душами заблудших». Достаточно упомянуть, что иезуиты разделили весь мир на области — провинции, в которых насаждали свои порядки и законы. Государственных границ для них в прямом смысле просто не существовало. В каждой такой области, провинции, обычно руководил глава иезуитов, который был, так сказать, по совместительству еще и главным местным интриганом. Он задумывал и претворял в жизнь любые планы, лишь бы только убрать с дороги непокорных или неугодных Богу и его ордену еретиков. При этом иезуиты никогда не задумывались, кем мог быть этот их противник, простым человеком или даже королем. Выступил против ордена — значит еретик, а это автоматически приводило к подписанию смертного приговора. Иезуиты были просто мастерами на изощренные интриги, заговоры и тайные союзы. В конце XVI — первой половине XVII в.в. иезуиты прямо или косвенно участвовали во всех наиболее известных политических убийствах или заговорах.

     Именно делом их рук было покушение на принца Вильгельма Оранского. Нидерландская буржуазная революция второй половины XVI века продолжалась целое десятилетие. Нидерландские провинции взбунтовались против испанской короны. Сначала это был кровавый режим герцога Альбы, а потом его преемников. Во главе оппозиции испанскому господству встал принц Вильгельм Оранский по прозвищу Молчаливый. Именно он руководил армией восставших. Испанцы несли поражение за поражением. Казалось, что Вильгельм Оранский был неистощим на хитрейшие военные операции, а его войско на людские резервы. Испанский король Филипп II и иезуиты изыскивали любые средства, чтобы избавиться от проклятого еретика, в котором они видели причину всех своих неудач. Однако осуществить план физического уничтожения нидерландского лидера никак не удавалось. И все же дело выгорело...

     Все началось с того, что нужно было найти главного исполнителя, и его нужно было так связать обязательствами, чтобы он уже не смог отказаться от тайного поручения. Иезуиты стали вести поиск такого человека для осуществления своего замысла. И такой человек нашелся. Испанский купец Каспар Анастро жил в начале 1852 года в г. Антверпене. Его дела шли все хуже и хуже. Однажды утром он с неотвратимой ясностью осознал, что стоит на пороге полного банкротства. Подавленный и сломленный обстоятельствами, Каспар стал топить свое горе в вине. В порыве откровенности он рассказал о своем горе новому другу, с которым познакомился в период винного забвения, Хуану де Изунка. Купец и не подозревал, в какие дьявольские лапы он попал. Его дружок по попойкам оказался иезуитским агентом. Он и предложил спасти купца от нищеты и позора. Он просил всего лишь услугу, а за нее предложил 80 тысяч дукатов! В то время эта сумма была совершенно фантастической. К тому же он божился, что вдобавок святая церковь отпустит ему все грехи, прошлые и будущие.

     Взамен иезуитский искуситель требовал такой малости — убить Вильгельма Оранского. В запале винного и золотого дурмана купец согласился. Однако после похмелье прошло, и весь ужас договора дошел до сознания Каспара. Что делать? Купец хорошо понимал, что иезуиты так просто не отстанут, тем более что он стал уже соучастником их заговора. Каспар заметался, ища выход из создавшегося сложного положения. К тому же он отлично понимал, что шансов выжить у него уже практически не осталось. Или его прикончат иезуиты, или охрана принца Оранского. А время шло. В отчаянье он поделился горем со своим финансовым помощником по имени Венеро. Тот был доверенным лицом купца и долго служил у него. Однако от откровений своего хозяина и ему сделалось не по себе. Купец предлагал половину суммы, если исполнение иезуитского договора на себя возьмет Венеро. Тот отказался, но поклялся, что поможет своему хозяину. И действительно помог. Именно он отыскал молодого фанатика, католика Жана Хаурегви, готового ради своей веры пойти на любое преступление. Венеро вместе с Изунка стали обрабатывать молодого человека в нужном идеологическом направлении (как это похоже на сегодняшние дни разгула терроризма!). К тому же церковь отпускала грехи иезуитского террориста и укрепляла его в вере.

     Покушение было намечено на 18 мая. Главные подстрекатели и заказчики убийства к этому времени уже успели скрыться из города и пребывали в расположении испанских войск в ожидании вестей. Место преступления было выбрано верно — церковь. Именно здесь убийца и поджидал свою жертву. Но план сорвался, так как было очень людно, и у католика сдали нервы. Тогда он пошел на самый рискованный шаг. Он добился аудиенции у принца Оранского. Самое интересное, что тот принял его. Хаурегви, видимо, очень сильно нервничал, так как он, стреляя в принца почти в упор, только ранил Вильгельма Оранского в челюсть. Свита изрубила католика в куски. Принц выжил. Расследование этого покушения велось очень тщательно (видимо, более тщательно, чем сегодняшние заказные преступления), так как в итоге его были выявлены все участники заговора. Более того, вскоре они были схвачены. В ходе допроса с пристрастием были получены еще большие подтверждения их причастности и выявлены главные заказчики покушения. Исполнители пошли на эшафот. А иезуиты не успокоились.

     Еще в 1580 году Филипп II объявил принца Оранского вне закона, иезуиты продолжали плести свои заговоры против него. Неудачная попытка иезуитов лишь усилила их упорство, а исполнение смертного приговора Вильгельму Оранскому только переносилось. Иезуиты искали удобного случая привести свой приговор в исполнение. Нашелся и исполнитель, еще один фанатичный католик по имени Бальтазар Жерар. Ему были изготовлены фальшивые документы на имя сына известного протестанта, казненного за приверженность новой вере католиками. Именно эти документы помогли Бальтазару внедриться сначала в лагерь протестантов, а потом и в окружение принца. Убийца долгое время выжидал удобного момента. Некоторые историки утверждают, что задержка была вызвана усилившимся влиянием личности Вильгельма Оранского на убийцу и тот якобы стал колебаться в принятом решении. Но иезуиты на то и были иезуитами. Орден Иисуса изыскал возможности, чтобы подтолкнуть убийцу к действию.

     10 июля 1584 года Жерар явился во дворец Вильгельма Оранского с просьбой об аудиенции. Принц был занят, но обещал встретиться с просителем после обеда. Жерар стал ждать встречи во дворе. Когда Вильгельм вышел к нему в сопровождении нескольких своих приближенных, убийца подошел к нему вплотную и почти в упор выстрелил в него из пистолета, заряженного сразу тремя пулями. Принц Оранский был смертельно ранен. Убийца бросился бежать, но был схвачен охраной. Через несколько дней иезуиты получили депешу о смерти Вильгельма Оранского от раны и Бальтазара Жерара на эшафоте. Последняя новость их, правда, не очень-то интересовала. Смерть принца Оранского практически ничего не дала испанцам, даже наоборот, она вызвала подъем боевого духа мятежников. Голландцы продолжали борьбу.

     Это событие вошло в историю не только своей важностью, но одной отличительной особенностью самого покушения. Дело в том, что в то время большинство покушений осуществлялось при помощи кинжала, этого оружия убийц, или при помощи яда. Использование же пистолета, то есть огнестрельного оружия, считалось делом совершенно необычным. Уж больно оно считалось ненадежным. Может именно по этой причине убийца стрелял из пистолета, заряженного сразу тремя пулями.



Партнеры