Мертвые души

25 марта 2001 в 00:00, просмотров: 324

Он смотрит ничего не выражающими глазами на жену и безразлично отворачивается. Идет, уставившись куда-то вдаль, и чуть не сбивает с ног собственного ребенка. Его окликает компания друзей — ноль внимания. Кто-то из знакомых замечает его некоторое время спустя сидящего, прислонившись к стене, на корточках и равнодушно что-то пережевывающего... Это не портрет нашего соотечественника, ушедшего в запой. Примерно так, по свидетельствам очевидцев, выглядят легендарные зомби. Внушающие ужас живые мертвецы.

Кто не смотрел кинокошмаров, в которых на героев медленно надвигается отряд отталкивающего вида человекообразных с вытянутыми вперед (как на советском плакате о борьбе с неграмотностью) руками? Кинематографические зомби достаточно кровожадны — не соображают же, что творят. Соображает за них другой. Хозяин. Именно он поднимает из могил трупы, чтобы эта тухловатая армия выполняла его приказы...

Но самое главное, что в отличие от прочих персонажей ужастиков — оборотней или вампиров — зомби действительно существуют. Тому есть масса, и достаточно свежих, подтверждений. * * *Зомби водятся в основном на расположенном в Карибском море острове Гаити (есть там и обычные люди, но прочая живность чуть ли не полностью, за исключением небольшого числа кайманов да фламинго, истреблена). Именно здесь процветает культ вуду (или воду) — необычная синкретическая (включающая в себя элементы других традиций) религия, исповедуемая потомками черных рабов.

Открытый в конце XV века Колумбом остров Гаити в те времена был населен индейцами. Испанцы, а впоследствии французы, в большом количестве завозили сюда рабов, в основном из Западной Африки. Торговцы “черным деревом” имели огромные барыши — негры умирали от тяжелого труда и скверного с ними обращения, а плантаторы ждали новых невольников (к середине XVIII века на Гаити ежегодно прибывало около 30 тысяч рабов). Все, что было у бедствовавших на чужбине детей Черного континента, — это их древние религиозные знания, вера, которую они привезли в Новый Свет со своей далекой родины. Это и есть истоки современного культа вуду. Белых хозяев пугали традиции черных невольников — за отправление странных обрядов выходцы из просвещенной Европы подвешивали своих пленников за ноги, кастрировали, заживо сваривали в сахарном сиропе, сдирали кожу. И, конечно же, обращали в христианство. Что отнюдь не мешало развитию вудуизма. Популярность его из-за запретов росла, к тому же он впитал в себя некоторые католические традиции — сами приверженцы вуду ничего плохого в таком симбиозе не видят. С тех пор страшноватые языческие амулеты соседствуют на вудуистском алтаре со святой водой и распятием. А в 1860 году Рим признал вудуистов католиками. Да и вообще эта религия довольно популярна в мире, называют разное количество ее современных поклонников — от 20 до 50 миллионов.

Религия вуду основана на вере в населенность мира духами (Лоа), которых в своих интересах следует всячески ублажать. Ритуалы с неистовыми песнями и плясками, жертвоприношениями, одержимостью участников божествами проводятся под руководством белых магов хунганов и жриц мамбо (можно подробно наблюдать в фильме Алана Паркера “Сердце Ангела”). Если “вечеринка” проведена правильно, духов одарили должным образом — участники ее получат желаемое. Вроде все просто и вполне традиционно. Но дальше начинается самое интересное.* * *Темную сторону вуду-верования представляют черные маги, колдуны — бокоры. В отличие от христиан вудуисты не противопоставляют зло добру. Для них это две части одного целого. Так что черный колдун — фигура с точки зрения этой религии вполне легитимная (просто специфика деятельности мрачная). Более того, бокорами обычно являются высокопоставленные верховные жрецы, поскольку темная сторона вуду должна быть скрыта от посторонних глаз. Главный мистический патрон бокоров — это Барон Суббота или Барон Самеди (искаженное французское samedi) — хозяин кладбищ, повелитель мертвых. Мало того что бокоры мучают живых людей — делают, например, восковых кукол, олицетворяющих врагов, и втыкают в них иглы, чтобы прообраз в этот момент корчился где-нибудь от боли. Так, они не оставляют в покое и мертвых — поднимают их из могил и заставляют исполнять свою волю.

А происходит все следующим образом. Здоровый вроде бы человек начинает вдруг чахнуть на глазах и через несколько часов отдает концы. Его хоронят (поскольку климат в тех местах жаркий, то как можно скорее), а через какое-то время кто-нибудь замечает его отрешенно вкалывающим на некой отдаленной плантации. Глаза у несостоявшегося покойника стеклянные, знакомых он не признает, бормочет какую-то чушь — в общем, растение. Зомби...

Любопытные белые исследователи давным-давно пронюхали, что никто никаких покойников, разумеется, не оживляет. Просто обыкновенного человека намеренно вводят в подобное летаргическому состояние, чтобы потом (после захоронения) “труп” разбудить и использовать в своих целях. За что таким образом бокоры расправлялись со своими соплеменниками? Есть теория, что изначально это было страшное наказание, которое накладывалось на преступников, предателей — ведь рабам-вудуистам приходилось тщательно скрывать свою деятельность от белых хозяев. Но зомби не исчезли и когда Гаити стал первой негритянской республикой в мире (1804 г.). Теперь оказаться записанным в ходячие мертвецы можно было, если твой недруг обратился к бокору. Новоиспеченные зомби в большинстве своем становились практически бесплатной рабочей силой, к тому же неучтенной (Чичиков обзавидовался бы).

“Мертвец” в быту неприхотлив. Он достаточно силен физически. Ест немного и что попало — хоть кузнечиков. Вот только соль от него прячут — может якобы очнуться от своей амнезии и вспомнить, кто он и что на самом деле. Это, правда, ни к чему — говорят, что после “смерти” большинство зомби редко протягивают лет пять.* * *Что же вводит несчастных в такой ступор? По легенде, бокор подбирается ночью к двери жертвы, прикладывается губами к щелке в двери, высасывает душу хозяина, после чего запечатывает ее в бутылку. После похорон подручные бокора разрывают могилу жертвы, колдун подносит к носу “трупа” бутылку и дает слегка “нюхнуть души”. Произносит заклинания и зовет зомби по имени. Тот поднимается, и все — он новый безропотный слуга своего господина.

На деле все не совсем так. Для того чтобы свести своего избранника заживо в могилу, бокор использует специальное снадобье — порошок или пудру зомби. Снадобье то ли распыляется в доме обреченного, то ли насыпается на землю, чтобы тот прошелся по нему босиком, то ли бокор сдувает порошок в лицо будущему зомби со своей ладони. Как бы то ни было, жертву в скором времени охватывает паралич. Невозможно проследить ее дыхание или уловить сердцебиение. Констатируется смерть. Для “оживления” выкопанного в ночь после похорон зомби используется специальный эликсир, состоящий из тростникового сахара, сладкого картофеля и так называемого огурца зомби, который вызывает галлюцинации и потерю ориентации. Зомби готов.

Состав порошка зомби известен с древних времен. Но только посвященным. Ученые разных стран не одно десятилетие безуспешно (вроде бы) пытаются воспроизвести загадочный препарат. Впрочем, в 1982 году этнобиолог Уэйд Дэвис во время экспедиции на Гаити сумел за сравнительно небольшую сумму договориться, чтобы один умелец рассказал о некоторых компонентах порошка.

Итак, для того чтобы превратить в ходячий овощ своего оппонента, нужна сущая ерунда — с десяток разнообразных ядовитых гаитянских растений, галлюциногенное мясо жабы “буфо маринус”, искусанной в закрытой банке ядовитым морским червем, тертые многоножки и тарантулы, толченые человеческие кости, черный порох, тальк и прочая случившаяся под рукой чепуха.

Но самое важное — это измельченная сушеная рыба иглобрюх или рыба-собака. Именно в ней содержится уникальный нервно-паралитический яд тетродотоксин, который и воздействует нужным образом на жертву. Тут необходимо точное знание дозировки, чтобы вместо зомби не получился натуральный мертвец. Точно такой же яд содержится в рыбе фугу — популярном японском деликатесе. Гурманы ценят фугу за послеобеденное чувство эйфории, вызванное маленькими дозами тетродотоксина. Но стоит повару немного ошибиться — и лакомка отправляется на тот свет. Так что на право приготовления блюд из фугу требуется лицензия. И все равно мрут. Причем сливки японского общества — рыбка-то дорогая. * * *Вудуисты никуда не исчезли, наоборот — их становится больше. А значит, продолжают колдовать бокоры, и, кто знает, может быть, именно в эту минуту из гроба поднимается очередной оживший мертвец. В начале 60-х газеты всего мира обошла фотография некоего Клавдиуса Нарцисса — старого негра, сидящего на... собственной могиле у надгробия со своим именем. Этот человек, как считают, пострадал в свое время за дело — он отказался от собственных детей и пытался оттяпать у брата земельный участок. Тогда за восстановление справедливости взялся бокор... Клавдиус очнулся через 18 лет после своей смерти. За это время он успел славно потрудиться на одной отдаленной плантации.

Американской писательнице Зоре Херстон довелось пообщаться и сфотографировать Фелисию Феликс-Ментор — женщину, которую обнаружили бродящей полностью обнаженной по родной деревне через... 29 лет после похорон. Сознание к ней так и не вернулось, она лишь молча смотрела вперед невидящими глазами под белыми, будто сожженными кислотой, веками.

Гаитяне, жутко боясь превращения в зомби, старались обезопасить своих мертвецов — трупу стреляют в сердце, отрезают или протыкают прутом голову, душат удавкой. Ему зашивают рот и кладут в гроб лицом вниз — чтобы не мог вступить в контакт с бокором. Состоятельные семьи бетонируют могилы своих умерших. Те, что победнее, устанавливают на кладбище дежурство, длящееся, пока труп не разложится.

Но власть бокоров не прекращается. Тридцать лет назад умер Франсуа Дювалье, или Папаша Док — гаитянский врач, ставший жестоким диктатором. Дювалье утверждал, что имеет магическую власть над своими согражданами. Его свиту составляли тонтон-макуты — вызывающие страх молчаливые громилы в темных очках и в синих рубашках с короткими рукавами. То ли гестапо по-гаитянски, то ли черные маги. Сам Папаша одевался, точно барон Самеди — черный костюм с узким черным галстуком. Дювалье даже заменил в национальном флаге синюю полосу на черную. Когда по роману Грэма Грина “Комедианты”, намекающему на гаитянские реалии того времени, вышел одноименный фильм, Папаша сделал восковые куклы артистов Ричарда Бартона и Элизабет Тейлор и пытал их иголками. Такой же чести удостоился и Джон Кеннеди. Естественно, когда тот погиб, Дювалье поставил это себе в заслугу и послал слуг на Арлингтонское кладбище, чтобы они собрали с могилы президента цветы и землю. Теперь Дювалье хотел владеть и душой недруга. После смерти Папаши Республикой Гаити правил его сынок Жан-Клод, который позже сбежал, прихватив 800 миллионов долларов — столько денег семейка сумела наколдовать за 29 лет правления нищей страной.* * *Впрочем, цивилизованным людям не стоит снисходительно смотреть на далеких гаитян, находящихся под властью бокоров. Мы тоже в своем роде зомби. Не одно десятилетие сначала октябрятами, потом пионерами и комсомольцами участвовали в коммунистических ритуалах, одержимые духами дедушки Ильича и его соратников, уясняя с младых ногтей внушаемые бокорами из Политбюро идеи. Теперь по сотне раз слышим телевизионные рекламные заклинания. Сегодня никому не нужны ходячие мертвецы — им только сахарный тростник рубить или картошку копать. Необходимы вроде бы живые люди, беспрекословно подчиняющиеся чужой воле и выполняющие приказы своего хозяина.



    Партнеры