Гарем смерти

8 апреля 2001 в 00:00, просмотров: 681

О смерти своей дочери Любовь Серова, жительница Барнаула, узнала из телевизионных вечерних новостей. Она не отказывалась верить услышанному и не бросилась, как бывает в таких случаях, в истерику. Подсознательно Любовь Егоровна была готова встретить это страшное известие. С тех пор, как ее Ира ушла из дома, сказав, что едет с подружкой на дачу, прошло уже больше шести месяцев. Полгода неизвестности, ожидания и надежды. Теперь они сменились тупой болью. Любовь Егоровна внутренне была готова к самому худшему, но все же, услышав по телевизору имя своей дочери и узнав, как жестоко ее убили, содрогнулась, как будто сама оказалась там, в том страшном сарае, вместо дочери...

Ирине Серовой было всего 17 лет. Она только-только закончила девять классов (поздно пошла в школу) и собиралась поступать на курсы продавцов. Учиться дальше позволить себе не могла, потому что нужны были деньги — Серовы жили небогато. Дом-развалюха на окраине Барнаула уже давно просил ремонта. К тому же в семье — трое детей. Ирина — средняя. Есть еще младшая сестра и старший брат.

Одним словом, Ирина не могла себе позволить жить на шее у родителей. Курсы продавцов начинались в сентябре. А сейчас на дворе стоял август. Август 2000 года, когда в Барнауле уже поговаривали о том, что вроде бы в одном из университетов пропадают абитуриентки. Позже об этом писали все газеты, а тогда информация была крайне скудная, и, возможно, Ирина Серова о пропавших девушках даже не слышала. Ну а если и слышала, то скорее всего не обратила внимания. Иначе с ней, быть может, и не произошло бы всего того, что, к несчастью, произошло.

В тот день, 16 августа, Ирина обманула родителей. Она сказала, что поедет с подружкой Настей на дачу. Взяла из дома зубную щетку с полотенцем, шорты да свидетельство о рождении. Обещала вернуться через неделю-другую.

Все было неправдой, потому что Ирина хотела сделать родителям сюрприз. Несколько дней назад подружка познакомила ее с молодой женщиной Леной из Новосибирска, которая предложила обеим девочкам “быстро заработать денег”:

— За три недели работы секретаршами в Новосибирске получите 15 тысяч рублей и как раз в начале сентября вернетесь домой. Родителей порадуете. Только сейчас им ничего не говорите, а то они вас не отпустят.

Столько денег ни Ира, ни Настя в жизни никогда в руках не держали. Тем не менее Настя отказалась ехать, а Ира после отнюдь не долгих раздумий согласилась. Грядущее богатство настолько затмило разум юной девушки, что она уже не думала о том, что Новосибирск — это все-таки достаточно далеко (220 км от Барнаула. — Авт.), не насторожилась, почему об этом не должны знать родители, не засомневалась в правдивости обещаний дамы, которую она вообще видела впервые.

16 августа Ира Серова доверчиво села в белую “Тойоту”, в которой, помимо Лены, были еще двое мужчин, и с ветерком покатила в сторону Новосибирска...* * *Ирина мчалась навстречу своей смерти. Но она об этом, конечно, не догадывалась. Откуда она, наивная девчонка, могла знать, что ее обманули. Что сидящие сейчас рядом с ней в красивой машине милые молодые люди никакие не работодатели, а бессовестные подонки, которые воспользовались ее доверчивостью и теперь везут ее заниматься самой грязной и унизительной работой, какой может заниматься женщина. И выхода у нее теперь нет. Только смерть...

Ирина ничего этого тогда не знала. Она ехала и улыбалась, наслаждаясь скоростью...

Тем временем ее новая знакомая Лена размышляла, как проще заставить Ирину заниматься проституцией. Как и всех остальных, с помощью клофелина, или просто запугать?

Обычно это делалось по схеме, которая была отработана годами на десятках похищенных девочек и действовала безотказно. Жертву привозили в Новосибирск на съемную квартиру, где их уже ждала женщина, которую представляли бухгалтером фирмы.

— Пару дней поживешь здесь, вместе с нашим бухгалтером, пока мы оформим твои документы, — обещали девушке, — а потом, когда ты приступишь к своим обязанностям в офисе, мы тебя переселим в отдельную квартиру.

Затем девочку отводили в сторону, так, чтобы при разговоре не присутствовала “бухгалтер”, и давали “первое задание”:

— У нас есть подозрения, — шептали ей “работодатели”, — что бухгалтерша скрывает от нас часть прибыли. При случае влей ей в чай вот этот клофелин и позвони нам. Мы тут кое-что проверим, когда она вырубится.

Девушке настойчиво вручали клофелин и объясняли, что без этой “проверки” ее на работу не смогут взять. А так все убедятся, что она действительно “своя”.

Когда же “задание” выполнялось и “работодатели” приезжали в квартиру, выяснялось вдруг, что девушка “переборщила дозу” и “бухгалтерша” (о, ужас!) испустила дух. С этого момента девушка становилась убийцей, которую “работодатели” как честные люди обязаны теперь сдать в руки правоохранительных органов, а те ее “посадят лет на десять”.

Девушка кидалась в истерику и чуть ли не на коленях умоляла “работодателей” не выдавать ее. Те, немного поломавшись, “соглашались” помочь несчастной, но при этом объясняли, что теперь, естественно, не могут легально взять ее на работу, так что ей придется расплачиваться за их доброту натурой, т.е. заниматься проституцией. За свободу она ежедневно должна была платить не меньше тысячи рублей.

Таким образом девушка попадала в самое настоящее рабство, переселяясь затем не в отдельные апартаменты, а в какую-нибудь грязную барачную халупу. Отныне у нее начиналась совсем другая жизнь, о которой она знала разве что по фильмам ужасов...* * *За шесть лет, что “работала” банда, никому из девочек-заложниц не удавалось вырваться на свободу. Кто пытался это сделать, жестоко наказывался. Из девочек просто делали инвалидов. И это навсегда отбивало у других охоту бежать.

Когда бандитов уже задержали, выяснилось, что двум девушкам все же удалось сбежать. Просто они боялись обращаться в милицию, и лишь когда увидели своих мучителей по телевизору задержанными, решили дать показания.

Они попали в Новосибирск летом 1999 года. Тем же самым путем, что и Ирина Серова. Точно так же “клюнули” на возможность больших заработков. Родителям сказали, что отправляются ненадолго в трудовой лагерь.

После уже известной нам операции “клофелин” бандиты развезли их по разным квартирам и заставили заниматься проституцией. Одну выставили на автостоянку, а другую вывозили к клиентам на машине.

Надо ли говорить, какой ужас испытали 16-летние девушки, толком и мужчин-то еще не видавшие и вдруг попавшие сразу в такую грязь! Ведь клиентами их были отнюдь не лощеные джентльмены в белых воротничках, а самые что ни на есть отморозки, собиравшиеся группами и “отрывающиеся” на проститутках, что называется, по полной программе.

Пленницы пытались бежать, когда у них уже не осталось сил терпеть унижения и издевательства сексуальных извращенцев, коих в Новосибирске оказалось предостаточно. При этом девушки, все еще считавшие себя убийцами, понимали, что могут попасть в тюрьму. Но их уже не пугало даже это.

Та, что работала на автостоянке, решила просить помощи у своих клиентов — водителей. Едва ли не каждому второму шоферу она рассказывала свою историю. Кто-то жалел ее, но помочь все равно отказывался из-за боязни перед ее хозяевами, а кто-то просто смеялся в лицо и требовал отработки денег. Проститутка и есть проститутка. Знай ноги раздвигай. А то, что ты училась в педучилище и стала жертвой собственной доверчивости, так до этого никому нет дела.

Информация о том, что девушка пытается сбежать, видимо, дошла до ее хозяев, потому что к ней вдруг стали цепляться и обвинять в том, что приносит слишком мало денег. Каждый день после “работы” ее избивали и даже однажды сломали руку. Не в силах больше бороться за свою свободу, заложница смирилась и больше уже не пыталась убежать.

Помощь пришла неожиданно. Одна из женщин, торговавших рядом с автостоянкой, пожалела замученную калеку и написала заявление в милицию. Стражи порядка забрали ее прямо с “места работы”. Но бандитов тогда так и не задержали.

Второй девушке после попытки убежать (она на ходу выпрыгнула из машины) тоже пришлось несладко. Ее заперли в квартире и абсолютно никуда не выпускали. Клиентов тоже не приводили. Целый месяц она провела в полной изоляции от внешнего мира, питаясь всего раз в сутки. Бедняга даже решила, что теперь ее пустят “на органы”. К счастью, она оказалась решительной и не побоялась перелезть через балкон в соседнюю квартиру. Там ей помогли бежать.

Правда, в милицию девушка не обратилась — ведь она себя считала убийцей. Боялась и вернуться домой — думала, что ее вычислят и снова увезут в Новосибирск. Долго мыкалась по знакомым, но потом все же приехала в Барнаул. Но пока бандитов не обезвредили, так и не отважилась написать заявление.* * *На преступников вышли совершенно случайно. Помимо проституции, бандиты зарабатывали и обычными грабежами. У них был даже один “фирменный рецепт”. По объявлениям они искали граждан, продававших видеокамеры или другую переносную видеотехнику. Женщина, член банды (по всей видимости, та же самая Лена, а может, и кто другой), звонила продавцу (это должен был быть мужчина), используя женское кокетство, уговаривала его вместе с товаром приехать к ней домой, где она ее и купит. Мужчина приезжал, а дама, немного поковырявшись в камере, объявляла, что ничего не смыслит в технике и сейчас покажет ее соседу. Затем уходила из квартиры вместе с товаром, а гость оставался ее ждать. Когда все мыслимые и немыслимые сроки проходили, он, недоуменный, вызывал милицию, и оказывалось, что квартира это съемная и хозяева знать не знают никакой девушки, потому что сдавали ее мужчине, координат которого у них тоже нет.

А еще были откровенные разбойные нападения. Не часто, но были. Тогда за дело бралась сильная половина банды. С обрезами они врывались в квартиры и, угрожая убийством, грабили мирных граждан.

На таком налете они и погорели 9 февраля нынешнего года.

К сожалению, задержать удалось не всех членов банды, а лишь четырех человек, в том числе 27-летнюю Елену Панагушину. Ту саму Лену, которая увезла в Новосибирск Ирину Серову. Еще трое задержанных мужчин (в возрасте от 20 до 28 лет) тоже оказались причастны к смерти Серовой. По их словам, девушка отказалась заниматься проституцией, и тогда с ней начали проводить “профилактические” мероприятия. Над ней издевались, насиловали, били. А потом просто повесили. Правда, они утверждают, что Серова сама влезла в петлю, якобы не выдержав физического и морального насилия над собой. А они потом просто спрятали труп, закопав его в одном из гаражей, в подвале на 2,5-метровой глубине.* * *Ее откопали 13 февраля. Опознать тело, а также установить причину смерти пока невозможно из-за гнилостных изменений. Требуется тщательная экспертиза. Ведь убили Ирину еще в прошлом ноябре. В неволе она прожила меньше трех месяцев...

Говорят, что на счету банды — не менее 60 похищений женщин в возрасте от 16 до 25 лет. В частности, из Алтайского края они похитили 25 девушек (проверялась причастность бандитов к исчезновению пяти абитуриенток Алтайского государственного технического университета), из Кемерова — около 15, а остальные жертвы — из Новосибирска. Возможно, кого-то из них уже тоже нет в живых.

Следствию предстоит долгое разбирательство. Ведь действовала банда почти шесть лет. Пока у следователей есть показания десяти пострадавших девушек. По предварительным же оценкам, за бандитами числится около 400 (!) эпизодов преступной деятельности. У задержанных, кстати, изъяли фото- и видеоматериалы, на которых запечатлены порнографические сцены. Как видно, девушек заставляли “делать это” перед камерами. Говорят, что негодяи тиражировали и продавали эти кассеты и снимки.

Самое неприятное, что четверо задержанных — это лишь часть банды. Причем не самая значимая. Похоже, что более “крупной рыбе” удалось ускользнуть из сетей. Розыск их ведется, но пока безуспешно.

Ирину похоронили. В семье Серовых за этот год это уже вторые похороны. В январе скончался отец Иры. После того как пропала дочка, он запил, поскольку сильно тосковал по ней. А пить ему было нельзя. Вот сердце и не выдержало. Теперь главное, чтобы после этих двух потерь выдержало сердце Любови Егоровны...




Партнеры