Александр Солоник: Киллер жив?!

27 мая 2001 в 00:00, просмотров: 2552

Закончил юридический факультет МГУ в 1977 году. Кандидат юридических наук. Адвокат, член Московской городской коллеги адвокатов с 1993 года. Участвовал в качестве защитника в ряде громких уголовных дел.



В прессе появляется сенсационное сообщение о гибели в Греции известного киллера Александра Солоника, сбежавшего в свое время из “Матросской Тишины”. Но его мать, приехав для опознания сына, покидает Афины сразу же после посещения морга, не дожидаясь похорон... А Москва вновь взбудоражена серией громких заказных убийств, в которых проглядывается хорошо знакомый спецслужбам почерк. Так кто же все-таки убит в пригороде Афин — сам “киллер №1” или его двойник? И кто на самом Александр Солоник — заложник греческих спецслужб или член некой таинственной организации, созданной бывшими офицерами КГБ для зачистки криминальной элиты?

Ответы на многие из этих вопросов — в новой книге Валерия Карышева, отрывок из которой “МК” предлагает своим читателям.
КНИГА ПЕРВАЯ. ВОЗВРАЩЕНИЕ КИЛЛЕРАГреция, окрестности Афин. 31 января 1997 г. 17.50Белоснежный джип “Тойота” стремительно мчался по дороге, ведущей к аэропорту “Иллиниаником”. Внизу, под обрывом, на морском берегу, виднелись многочисленные огоньки гостиниц, мотелей и увеселительных заведений. Лунная дорожка на водной глади отливала золотом.

В просторном салоне джипа сидели двое мужчин. Внешне они были удивительно похожи. Оба невысокого роста, атлетического сложения, кареглазые, с тонкими губами. Даже следы от удаления родинок на губе и шрамы на средних пальцах руки от сведенных татуировок практически полностью совпадали. Тот, кто сидел за рулем, продолжал бросать частые взгляды в зеркало заднего вида. Красный “Фольксваген Гольф”, следующий за джипом, то приближался, то отставал. Наконец он исчез.

Пассажир, сидящий сзади, повернулся и посмотрел в заднее стекло:

— Кажись, отстали, потерялись... Кто это мог быть? — спросил он сидящего за рулем. Тот пожал плечами:

— Не знаю. Может быть, конкуренты.

— А может быть, бандиты или органы?.. — неожиданно проговорил пассажир.

Водитель бросил взгляд в зеркало, внимательно вглядываясь в его лицо. Затем, посмотрев на указатель, он резко повернул машину вправо. Джип съехал с асфальта и остановился на подстриженном газоне. Через несколько минут они выбрались из машины. Один из них подошел к табличке с названием населенного пункта.

— Варибоди, — прочел он вслух. — Что это за место?

— Не знаю. Должно быть, какой-то небольшой курортный городок, — ответил второй.

Водитель прекрасно знал это место. Зона отдыха — наверное, самая популярная в греческой столице. Недаром именно здесь находилась резиденция греческого короля... Чуть выше, на горе, поблескивало небольшое, никогда не замерзающее озерцо. В летнее время там, в многочисленных кафе и барах, любили отдыхать и местные жители, и туристы. Но сейчас, ненастным зимним вечером, побережье было пустынным и унылым.

Водитель с пассажиром стояли рядом молча, словно прислушиваясь, не послышится ли снова шум автомобиля, преследовавшего их.

— Наверное, свернули на другую дорогу, — пассажир неуверенно взглянул на водителя.

— А с чего это ты решил, что меня могут преследовать бандиты или органы?.. — спросил водитель.

— А что тут думать? Ты же не Владимир Кесов...

— А кто же я? — с деланным удивлением переспросил первый.

— Александр Солоник, беглый киллер из России...

— Вот оно, значит, что... — медленно проговорил первый мужчина, внимательно посмотрев в лицо своему собеседнику. — И давно ты об этом узнал?

— Нет, неделю назад... Осматривая одну из комнат, я увидел вырезки из газет, а потом уже нашел арсенал. И после этого мне стало ясно, зачем Солоник завел себе двойника, то есть меня.

— И зачем же? — улыбаясь, спросил водитель.

— А затем, чтобы потом, когда наступит день Х, убрать меня и выдать мой труп за свой. Так получается?.. — добавил пассажир, глядя в глаза собеседнику.

— И почему ты так спокойно говоришь об этом? — сказал водитель.

— Наверное, потому, что я как бывший офицер-пограничник тоже подготовился...

— Подготовился к чему? — переспросил тот, кого называли Солоником.

— К этой ситуации. То есть к моей ликвидации, — добавил мужчина.

— И в чем же твоя подготовка заключается?..

Пассажир неопределенно пожал плечами:

— Есть такая пословица: кто первый начинает, тот и заканчивает...

— То есть ты хочешь сказать, что хочешь меня завалить?! — водитель удивленно взглянул на пассажира.

— Я только вспомнил пословицу...

— Ладно, — махнул рукой водитель, — что мы с тобой все о смерти говорим! Пойдем, я покажу тебе одно место.

Он слегка приобнял пассажира за плечо и подошел к небольшому обрыву.

— Смотри, вон там внизу, видишь? — он показал рукой куда-то вниз...Греция, Городок Варибоди. 31 января 1997 года. 19.00Олег Иванович Воинов, прилетевший из Москвы в составе секретной группы сотрудников московского РУОПа, посмотрел пристально на человека, лежавшего на пустыре, пропахшем машинным маслом и бензином. Лежащий человек был мертв. Он был одет в серо-зеленую сорочку в полоску, черные брюки и черные туфли. Никаких документов в карманах не было. Но личность убитого сомнений не вызывала. Несмотря на то что лицо было здорово разбито о камни, человек был очень похож на Солоника. Странгуляционная борозда на шее свидетельствовала об удушении или повешении. К такому же выводу через некоторое время пришла судебно-медицинская экспертиза.

Смерть, по всей видимости, наступила в ночь с пятницы на субботу, то есть примерно за сутки до обнаружения тела. Воинов еще раз внимательно посмотрел на него, потом взял мобильный телефон, набрал номер и в течение десяти минут с кем-то говорил. После этого он резко захлопнул крышку “Моторолы” и подошел к своим спутникам.

— Значит так, командир, — сказал он, — наша версия будет следующая...

— Версия? — переспросил один из сотрудников РУОПа.

— Да. Сейчас мы дадим информацию для прессы, — продолжил Воинов. — Прибыли мы в Афины слишком поздно. Солоник был уже мертв. Точнее, Владимир Кесов, греческий подданный. На самом деле это не кто иной, как беглый киллер, Александр Солоник. Он был уже мертв, — повторил Воинов. — Когда мы приехали в аэропорт, нам позвонили из Москвы, — Воинов говорил медленно, словно придумывая легенду на ходу, — и сообщили, что нас ждет записка. Записку мы нашли под деревянной собачьей будкой на одной из бензоколонок. Там было сказано, что Солоник — уже деревяшка. Когда мы приехали на место, то обнаружили его труп. Это было в местечке, — Воинов еще раз взглянул на указатель, — в местечке Варибоди. Кто его убил — мы, естественно, не знаем. Но то, что этот человек — Солоник, мы подтверждаем стопроцентно. Особенно ты. — Воинов посмотрел на одного из сотрудников, стоящего рядом. — Ты же с ним неоднократно беседовал в тюрьме — ты его и признал...

— Я не могу пойти на это, — неожиданно проговорил сотрудник РУОПа.

— Твою фамилию никто называть не будет, — успокаивающе сказал Воинов. — А то, что этот человек — Солоник, все должны подтвердить. Это приказ из Москвы. Все поняли?

Стоящие вокруг молча кивнули.

Воинов перевернул убитого лицом книзу. Затем он направился к машине.

В серебристой “Вольво” 740-й модели сидели двое — водитель и высокий мужчина в белом плаще. Это был сотрудник российского консульства в Греции. Подойдя к нему, Воинов достал из бокового кармана сигарету, медленно прикурил и сказал:

— Теперь нужно вызывать греческих полицейских. Можно и прессу... Информацию о том, как мы нашли мертвого Солоника, — Воинов сделал паузу, вглядываясь в лицо мужчины, — мы с Москвой согласовали. Поэтому версия будет следующей...Москва. 2 февраля 1997 года. 10.30Звонка мобильного телефона в салоне “БМВ” практически не было слышно. Притормозив и уменьшив звук магнитолы, Адвокат начал шарить по карманам, отыскивая телефон.

В трубке — знакомый голос жены:

— Для тебя есть сюрприз!

— Что случилось?

— Твой основной клиент приказал долго жить!

— Не понимаю, о чем ты говоришь! Яснее давай!

— Сейчас во всех новостях только о том и говорят! Под Афинами нашли его труп...

— О ком ты говоришь? Я тебя не понимаю...

— Ты же адвокатом его был! Ты что, забыл?!

— Да ты что? Неужели...

— Остановись у киоска, купи газеты!

— Хорошо!

Положив телефон на место, Адвокат направился к ближайшему киоску. Через несколько минут он сидел в салоне машины и просматривал прессу.

Почти все газеты давали одну и ту же информацию: 2 февраля под Афинами обнаружен труп беглого “киллера №1” — Александра Солоника, погибшего при невыясненных обстоятельствах. Далее газеты сообщали, что Солоник был задушен удавкой. Сотрудники РУОПа, которые приехали арестовывать его, к сожалению, нашли его уже мертвым. Далее подробно излагалась версия про записку, деревянную собачью будку и поиски.

Прочтя несколько раз одно и то же сообщение, Адвокат задумался. Что же это получается? Задушен и не оказал сопротивления? Адвокат вспомнил тот момент, когда, находясь в следственном изоляторе “Матросская Тишина”, в спецблоке №9, Солоник неоднократно рассказывал ему о своей любви к оружию. Как-то он произнес загадочную фразу: “Если, дай бог, судьба распорядится так, что я буду на свободе, я никому живым не сдамся”. Конечно, Адвокат знал, что Солоник очень любил оружие. И арсенал у него был немалый: многочисленные винтовки, автоматы, пистолеты... Говорили, что он носил с собой постоянно не менее двух стволов. Отсюда и кличка его — Македонский: за умение стрелять с двух рук.

Странная, очень странная смерть...

Через несколько минут снова раздался телефонный звонок. Звонили журналисты. Всех интересовало одно и то же. На их телефонные звонки, раздававшиеся один за другим, Адвокат отвечал одной фразой:

— Подождите, перезвоните позже. Я попробую выяснить подробности.

Во второй половине дня Адвокат понял, что нормально работать он не сможет. Он поехал домой. Оттуда начал звонить в МИД, чтобы узнать телефон греческого посольства. Вскоре он уже набирал номер нашего консульства в Афинах.

Ответил мужской голос. Адвокат представился:

— Адвокат такой-то, того самого, который у вас погиб... А с кем говорю я?

Чиновник невнятно произнес фамилию. Было ясно, что это не консул, а один из рядовых сотрудников.

— Как бы мне подробнее узнать о гибели Александра Солоника?

— Вообще-то он у нас проходит как Владимир Кесов...

— Хорошо, пускай будет Кесов.

— Знаете, я не в курсе, — ответил мужчина.

“Лукавит дипломат”, — подумал Адвокат. В такой маленькой стране — и такая сенсационная гибель! Да вся Греция об этом знает! А он — “не в курсе”...

— А кто в курсе? — спросил Адвокат.

— Генеральный консул.

— Как с ним связаться?

— Сейчас он в отъезде.

— Все ясно...

Адвокат подумал, что, конечно, он позвонит позже еще пару раз — и ему так же вежливо ответят, что генеральный консул занят. С ним говорить просто не хотят. Вот они, российские дипломаты в действии! А если бы он был сотрудником правоохранительных органов, ему тут же разложили бы все по полочкам, дали бы исчерпывающую информацию.

Ладно, отчаиваться рано...

Адвокат вспомнил про своего знакомого Гришу. Это был сотрудник РУОПа, и работал он именно в том отделе, который занимался Солоником. Отношения с ним у Адвоката были нормальные. Они познакомились давно, совсем по другому делу. Был тогда иностранец, наркоман, попавший в поле зрения РУОПа по причине того, что один из его дружков был вором в законе. А отдел, где работал Гриша, занимался именно “законниками”. Тогда и состоялось несколько встреч. По крайней мере, враждебного настроения со стороны оппонента из РУОПа Адвокат не чувствовал. Пару раз они встречались, успешно решали вопросы. “Нужно позвонить ему”, — решил Адвокат.

Через сорок минут Адвокат и Гриша уже сидели за столиком уютного кафе, держа в руках чашечки с кофе. Адвокат пристально смотрел на Гришу, а тот, в свою очередь, — на него. По лицу Гриши Адвокат понял, что он обладает какой-то информацией. Конечно, он этой информацией с ним делиться не будет: все же она секретная, для служебного пользования...

— Послушай, Гриша, — начал Адвокат, — ты, я думаю, понимаешь, из-за чего я пригласил тебя.

Гриша, улыбнувшись, кивнул головой.

— Я понимаю: дело это секретное. Но ты решай сам, что можешь сказать, а что — нет.

— А что тебя интересует? — спросил Гриша.

— Прежде всего — он это или не он и кто его мог убить.

Гриша сделал паузу, обдумывая ответ.

— Это он, я уверен на сто процентов, — сказал он наконец.

— А ты сам случайно туда не ездил?..

— Нет. Ездили мои друзья из моего отдела — близкие друзья. Ты знаешь, — Гриша понизил голос и заговорил быстрее: — Когда мы информацию получили, это было очень неожиданным для нас. Пятница, конец рабочего дня... А действовать надо было срочно. Тут же побежали к начальству. А все высокое начальство уже уехало. Остались только начальники отделов. Было принято решение ехать немедленно. Но, как сам понимаешь, ни паспортов, ни командировочных не было. Вот мы и скинулись, у кого какие деньги были, и выяснили, у кого с собой документы есть. Да и визы никакой у нас не было. Поехали в аэропорт, оттуда связались с МИДом. Они обеспечили нам “зеленую улицу”. Визу сотрудники получили только на греческой таможне, уже в Афинах.

Адвокат осторожно спросил:

— Так кто же его сдал?

Гриша улыбнулся:

— Извини, этого я тебе сказать не могу.

— Но ты хотя бы знаешь этого человека?..

Гриша снова улыбнулся и покачал головой. Было непонятно, что он хотел этим сказать: то ли не знает человека, о котором спрашивал Адвокат, то ли не может об этом сказать.

— А откуда ты знаешь, что убит именно он?

— Как откуда?! Ребята, которые до этого с ним работали, его признали.

— Расскажи, что там дальше было.

— Ты уже, наверное, прочел про будки, записки... Когда тело нашли, то наши сотрудники подумали, что оно может быть заминировано. Они взяли проволоку, зацепили за ботинок и стали тащить: думали, что рванет.

— А дальше?

— А дальше — перевернули, смотрят: он! Лицо, конечно, поцарапано, потому что по земле тащили... Вот, собственно, и все.

— Погоди, я не понимаю... Если ты говоришь, что ваш источник вас проинформировал о том, что Солоник погиб, — для чего ему нужно было поднимать шум? Отлежал бы он там какое-то время, нашли бы его потом греки, пока бы установили, он это или не он... Зачем тому, кто его сдал, или тому, кто сообщил, светиться? Значит, он был заинтересован в распространении информации о его гибели?..

Гриша пожал плечами и промолчал, о чем-то думая.

— Что делать-то будешь? — неожиданно спросил Гриша. — В Грецию поедешь?

— Конечно, поеду, если ко мне мать или кто-то из его родственников обратится.

— Жена у него была...

— Да, была, гражданская. Но он с ней расстался, — уточнил Адвокат, стараясь дать понять Грише, что прежняя пассия Солоника никакого отношения к нему уже не имеет.

— Я в курсе, — коротко ответил Гриша. — Хорошо, жди звонка матери. Я думаю, она в ближайшее время на тебя выйдет. Вот и слетаешь в командировку в теплые края погреться... — Гриша протянул ему руку на прощание.* * *Когда все документы были готовы, Адвокат через туристическую фирму оформил поездку в Грецию. Вскоре он имел на руках билеты и визу греческого консульства, знал название гостиницы, в которой должен был поселиться.

За день до вылета в Грецию Адвокату на мобильный телефон позвонил его клиент, Олег Нелюбин. Он был земляком Александра Солоника, тоже из Кургана. В начале девяностых они вместе перебрались в Москву. Олег занимался то ли коммерцией, то ли охранной деятельностью. Однако после знакомства с Адвокатом Олег стал часто обращаться к нему с различными просьбами, которые в основном касались проблем, возникающих с его помощниками. Они время от времени задерживались сотрудниками правоохранительных органов по поводу незаконного хранения оружия. Тогда Адвокат еще не понимал, что из себя представляет Олег на самом деле. Ему тогда казалось, что эти ребята, являясь охранниками, должны были иметь лицензию на ношение оружия. Но по каким-то причинам документами, легализующими ношение оружия, они не располагали. Но позже, вызволяя их из следственных изоляторов и отделений милиции, Адвокат выяснил, что это и была та самая курганская группировка, что орудовала в Москве в начале и середине девяностых годов. А лидером ее был не кто иной, как Олег Нелюбин. Но тогда четкой уверенности в этом у Адвоката не было.

Встреча с Олегом состоялась в тот же день, в одном из небольших ресторанчиков в центре Москвы. Олег подъехал ровно в назначенное время с многочисленной свитой. Оставив нескольких людей сидеть в машине с рациями, он вошел в зал и сел за столик Адвоката. Двое сопровождающих его телохранителей заняли позиции за столиком недалеко от выхода.

Тепло поздоровавшись с Адвокатом, Олег стал спрашивать, как дела, как здоровье. Получив утвердительные ответы, он улыбнулся и неожиданно спросил:

— Я слышал, ты собираешься в Грецию ехать, в Афины?..

Адвокат сразу же насторожился: откуда Олег об этом знает? Наверное, мать Александра сказала ему об этом. Они ведь созванивались...

— Да, нужно ехать, — кивнул головой Адвокат.

— У меня к тебе просьба будет. Хотя у нас с Сашкой особых дел не было, но, сам понимаешь, земляк — вместе росли... Хотелось бы узнать, где он и что. Ты сам-то как думаешь: погиб он или нет?

Адвокат пожал плечами, не зная, как лучше ответить в этом случае.

— Поэтому я хочу тебя попросить. Ты, пожалуйста, пробей ситуацию, жив он или не жив.

— Как же я ее пробью? Как я об этом узнаю?..

— С этим проблем не будет, — неожиданно сказал Олег. — Я дам тебе несколько телефончиков и адресочков. — И он достал из записной книжки заранее приготовленный листочек, аккуратно сложил его, зажал в кулаке и подвинул в сторону Адвоката. Тот тут же перехватил руку Олега. Таким образом, получилось что-то похожее на сцену из гангстерских фильмов, будто они передавали друг другу очень важные сведения в спичечном коробке.

Адвокат положил листок в карман.

— Главный там — Костя Грек, — сказал Олег.

— А он что, грек по национальности?

— Нет, он русский. Просто кличка у него такая. Он с Саньком в последнее время был накоротке, находился в его ближнем окружении. Он был его личным переводчиком. Он давно в Греции живет, язык хорошо знает... В общем, он тебе все и расскажет.

— А на кого мне ссылаться?

— Конечно же, на меня, — улыбнулся Олег.

Адвокат тут же сделал вывод, что Олег неоднократно бывал в Афинах и, естественно, навещал там Александра Солоника и знал Костю Грека.

— Значит, узнай обязательно! — повторил Олег. — И еще... Девчонка одна с ним была. Я ее не помню, видел пару раз. В общем, узнай у Кости Грека, жива она или нет.

Адвокат утвердительно кивнул головой.

— А сам-то?.. Может, вместе поедем? — осторожно спросил он Олега.

Олег улыбнулся и посмотрел по сторонам:

— Мне никак нельзя... На мне сторожок.

— Сторожок?.. — переспросил Адвокат.

— В розыске я, — пояснил Нелюбин.

Адвокат покачал головой. Взглянув на часы, он дал понять, что пора расходиться, если основная часть разговора окончена. Все необходимые инструкции получены — незачем тут окружающим глаза мозолить. Но тут неожиданно в боковом кармане пиджака Олега зашипела рация. Он вытащил ее и нажал на кнопку:

— Алло!

— Олежек, ты?

— Да, слушаю тебя!

— Здесь это... то ли братва, то ли еще кто... на машинах подъехали. Что делать?

— Как что делать?! Сидите спокойно. Вы же пустые! — И Олег нажал на кнопку окончания связи.

Установилась гробовая тишина. Адвокат чувствовал, что Олег уже никуда не торопится, а сидит и ждет. Ведь у Адвоката с собой было удостоверение, значит, на сегодняшний день он для Олега (конечно, если приехавшие — менты, а не братва) в какой-то мере ангел-хранитель, то есть человек, который может им противостоять.

Через несколько секунд двери ресторанчика с шумом открылись — вошли несколько человек, двое из которых были в гражданской одежде, а остальные — в пятнистом камуфляже, в масках. На плечах у них висели короткие автоматы.

— Всем оставаться на местах! — послышалась команда.

Вскоре Адвокат сидел в черной “Волге”. Справа и слева от него сидели двое мужчин в форме и масках, впереди — мужчина в гражданском. Машина тронулась и двинулась в неизвестном направлении.

Странное чувство овладело Адвокатом. Все произошло очень непонятно. Если это арест, то почему они не назвались, что за организация: РУОП, ФСБ, МУР?.. Непонятно. Если же это бандиты... Нет, на бандитов не похоже. Слишком уж все по-военному, все организованно. Да и будут ли бандиты действовать в открытую, средь бела дня? Второй странностью было то, что Олег и его люди как будто испарились. Убежать они не могли: Адвокат видел, как их задерживали и выводили из зала ресторана. Но ведь Олег и все его люди находились в розыске, у каждого из них был длинный “послужной список”, и не оказывать сопротивления при задержании было просто неестественным... Это настораживало Адвоката.

Но сейчас он не мог думать об этом. Сейчас нужно было думать о собственной судьбе. Куда его везут: в “Лефортово”, в “Матросскую Тишину”, на Петровку или на Шаболовку?..

Наконец мужчина, сидевший на переднем сиденье, повернулся к Адвокату и, улыбнувшись, неожиданно спросил, словно прочитав его мысли:

— Ну что, господин адвокат, теперь, как вы сами видите, в наших руках — ваша дальнейшая судьба. Мы можем отвезти вас в “Лефортово”, — при этих словах он достал из бокового кармана наручники, как бы в доказательство того, что сейчас эти “браслеты” наденут на руки Адвоката и он станет арестантом. — А если хотите, то мы можем пойти по другому пути...

— Что от меня требуется? — тут же спросил Адвокат. Прежде всего его разбирало любопытство: чего же от него хотели эти люди.

— Очень немногое, — улыбнулся мужчина в штатском. — Сейчас вы встречались с уголовным авторитетом, с Олегом Нелюбиным. Он дал вам кое-какие телефоны и адреса. Как вы понимаете, мы пока в соответствии с законом обыскать вас не можем, так как у нас нет санкции на ваш арест. Но вы можете нам выдать их добровольно.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, — попытался возразить Адвокат.

— Неужели вы такой непонятливый?.. — неожиданно мужчина достал из кармана маленький диктофон и включил его. Адвокат услышал знакомый голос Олега, произносящий слова о телефонах, по которым Адвокату нужно позвонить в Афинах. — Вот эти сведения нас и интересуют.

“Ясно, — подумал Адвокат, — значит, они нас прослушивали!”

— А вы уверены, — сказал он, — что эта запись, которую вы дали мне прослушать, касается именно меня?..

Мужчина не ожидал такого ответа и вопросительно взглянул на Адвоката.

— Что вы имеете в виду? — раздраженно спросил он.

— Как что? На этой записи — монолог только одного человека. Моего голоса тут не слышно. Да и если вдруг он возникнет, то еще нужно доказать, что это именно мой голос и нет ли тут комбинации или наложения...

Мужчина замешкался.

— Послушайте, — продолжил он через несколько секунд, — мы можем пойти и третьим путем.

— И каким же?

— Сдать вас какой-нибудь враждебной группировке как человека, который должен спасти Солоника. А дальше, — мужчина улыбнулся, — не нужны никакие доказательства...

Тем временем машина начала плутать по переулкам Арбата. Вскоре они оказались... возле того самого ресторана, откуда недавно отъехали. Мужчина снова повернулся к нему и, улыбаясь, неожиданно назвал Адвоката по имени-отчеству.

— Ну что, — сказал он, — считайте, что это небольшой розыгрыш — так сказать, проверка.

Адвокат удивленно взглянул на мужчину. Его мучило любопытство.

— Так кто же вы? — поинтересовался он.

— Мы — люди, которые ничего плохого вам сделать не хотят. Наоборот, мы в какой-то мере вас оберегаем...

Все это было очень и очень странно.

Через несколько минут Адвокат вышел из черной “Волги” и направился к своей машине, которую он оставил возле ресторана. В голове у него вертелась только одна мысль. Кто это был: органы или просто нанятые Олегом люди для того, чтобы проверить его? А где же сам Олег?..

Адвокат набрал его номер. Но мобильный Олега почему-то не отвечал...* * *На ровной как стол смотровой площадке с раскидистой пальмой стоял белоснежный джип “Тойота”. Обе передние дверцы были открыты, фары были включены. Двое мужчин, похожих друг на друга как две капли воды, мирно беседовали, стоя у капота. Впрочем, говорил в основном один. Второй же слушал наклонив голову — вроде бы в знак согласия, но скорее пряча от собеседника свои колючие глаза.

Закончив инструктаж, водитель испытующе взглянул на пассажира, словно пытаясь угадать по его взгляду, убедил ли он его. Но определить это ему не удалось — то ли из-за темноты, то ли потому, что пассажир избегал встречаться с ним взглядом.

Вскоре оба вернулись в джип. Перед тем как сесть в машину, водитель внимательно посмотрел по сторонам, но ничего подозрительного не заметил. Лицо его стало сосредоточенным. Через несколько мгновений они сидели в машине. Один — за рулем, второй — на заднем сиденье.

Тот, кто был за рулем, вставил ключ в замок зажигания...

Почти тут же из машины послышался глухой звук удара, затем — шум борьбы и чей-то сдавленный крик. Тут же все стихло.

Одна дверца джипа медленно открылась. Из нее вышел невысокий, атлетически сложенный мужчина. Короткая стрижка, правильные черты лица, на верхней губе — след от сведенной родинки. Подойдя к капоту джипа, он достал из кармана множество кредитных карточек, какие-то документы, небрежно просмотрел их при свете фар и снова сунул в карман. После этого он открыл заднюю дверь и достал из салона черный полиэтиленовый мешок, в какие обычно складывают мусор. Он вытащил из джипа еще теплое тело, затолкал его в мешок и бросил тут же, на смотровой площадке.

— Вот и все, — произнес мужчина, — ищите теперь Александра Солоника, Александра Македонского, Владимира Кесова и его двойника Валерия Горчакова! Нет теперь никого из них. Есть теперь новый человек, — и мужчина достал из бокового кармана два новых паспорта. Первый был паспортом Греции. — Есть теперь Николас Филандропулос и... — мужчина раскрыл второй паспорт, российский, — Валерий Верещагин. — Он вгляделся в фотографию, вклеенную в паспорт.

Спустя несколько секунд белый джип несся вверх, к небольшому озерцу. Там начиналась другая дорога. До нее было не более пяти минут езды.* * *Приметный белый джип с хромированными дугами рано утром подъехал к одной из улиц в центре греческой столицы и остановился у пятиэтажного здания, отделанного мрамором, в котором находился филиал одного из американских банков. Водитель — невысокий крепкий мужчина с отметиной на верхней губе и следом от сведенной татуировки на пальце — вошел в офис. Подойдя к кассиру, он протянул ей пластиковую карточку “American Express” и на скверном английском языке со славянским акцентом спросил, можно ли узнать, сколько денег осталось у него на счету. Спустя несколько минут сотрудница банка, дежурно улыбнувшись, назвала сумму. Посетитель удовлетворенно улыбнулся в ответ.

Кредитная карточка удобна во всех отношениях — это общеизвестно. Тем не менее мужчина пожелал получить всю сумму наличными, что и было исполнено.

Загрузив пачки банкнот в большую спортивную сумку, он кивнул на прощание кассиру и покинул зал.

Спустя несколько минут джип остановился у греческого банка. Водитель джипа проделал в нем ту же операцию.

Греческая столица постепенно оживала, наполняясь шумом, автомобильными гудками, говором толпы, призывными криками продавцов газет. Из дверей кофеен звучала музыка, завсегдатаи уже сидели за столиками и пили кофе.

А белый джип, с трудом маневрируя в автомобильном потоке, припарковался у бордюра. Сидевший за рулем отыскал взглядом таксофон, подошел к кабинке, вставил в прорезь магнитную карточку и набрал по памяти телефонный номер. К телефону долго не подходили. Звонивший набрал номер еще раз.

Наконец он услышал знакомый голос.

— Привет! — произнес мужчина. — Узнала меня?

Услышав что-то в ответ, мужчина продолжил:

— Все идет нормально. Пассажира упаковали. Звони в российское консульство, как мы с тобой договорились, и сообщи им, где он лежит. Место я тебе называл. Помнишь его название? — Получив утвердительный ответ, мужчина улыбнулся. — После этого сама тут же уезжай. Денег тебе хватит. Я тоже отъеду на некоторое время. Потом, когда все уляжется, я вернусь и позвоню тебе по мобильному. А дальше мы с тобой начнем жить по новому плану. Новую жизнь начнем.

Женщина что-то сказала ему. Мужчина выслушал ее и ответил:

— Да, представляю, что начнется после того, как весь мир узнает о его гибели... Но никто не знает истины. Конечно, — мужчина усмехнулся, — кроме нас с тобой... Ладно, хватит. Давай прощаться.

Мужчина повесил трубку. Он вышел из телефонной кабины и сел в джип.

Вскоре машина тронулась с места и скрылась...



Партнеры