МАРИЯ, УЧЕНИЦА РЭЯ ЧАРЛЗА

27 мая 2001 в 00:00, просмотров: 266

  Обычная, вроде бы, история, которая в местных декорациях вызывает зевоту, — мужчина берется продюсировать лилейное создание. Нестандартность ситуации заключается в нескольких фактах. Во-первых, в непривычной для себя роли патрона выступает Вячеслав Малежик. Во-вторых, “создание” — действительно талантливый музыкант, а лилейность здесь просто приятный бонус.

     Общение с новоиспеченными “звездами” в последнее время проистекает по одному сценарию. Сначала т.н. продюсер убеждает представителей прессы в необходимости этого самого общения. Потом на весь мир объявляется, что “звезда” принципиально не дает интервью. После чего главным действующим лицом становится именно продюсер, который затыкает своим подопечным рот и рассказывает всяческие басни про своих птенцов самостоятельно.

     Подобного вполне можно было ожидать и от встречи с восемнадцатилетней девушкой, решившей заняться музыкальной карьерой. Но Мария пришла на интервью без продюсера, потому что умеет не только блестяще петь, но и складно излагать свои вполне зрелые мысли. Везет же Малежику! “Акулы шоу-бизнеса” с безголосыми тупицами бьются, а он такое сокровище откопал.

     — ...У меня нет музыкального образования. У нас в доме всегда звучала “черная” музыка, я с детства обожала джаз и просто копировала манеру исполнения любимых певцов. Так что фактически меня научил петь Рэй Чарлз. Выработалась привычка к импровизации. А в разнообразных музыкальных кружках совсем другой подход к обучению был, стереотипный какой-то.

     — Ну вообще 18 лет — время учебы все же...

     — Я учусь в Российской академии правосудия.

     — Для шоу-бизнеса это то что надо.

     — Да, надеюсь, поможет. Дипломная работа будет, наверное, посвящена защите авторских прав. Юриспруденция — это после музыки вторая моя любовь. Можно было бы учиться и на эстрадном отделении специального заведения, но это еще никого не сделало “звездой” даже при наличии хороших данных.

     — И как же самоучка начала музыкальную карьеру?

     — Лет с пятнадцати я всем раздавала кассеты — накладывала дома на записи Уитни Хьюстон свой голос. Потом приходила на прослушивания. Но на всех этих конкурсах отбирали девушек для поп-коллективов, где уметь петь совсем не нужно, главное — танец. Мне это не интересно. А делать в чистом виде соул-проект в нашей стране продюсеры боятся. Правда, Игорь Силиверстов собирался вроде бы этим заняться. Я предварительно ходила на репетиции его “Стрелок Интернешнл”, но дело ничем не кончилось, какие-то проблемы возникли. Начали работать с Константином Арсеневым, но и тут появились трудности. В конце концов моя кассета попала к Вячеславу Малежику, и он взялся за работу со мной. Мы сделали дуэт “Две любви”, сейчас записываем его песни для моего альбома. Многие удивляются — как же так, соул, соул, и вдруг Малежик. Но я считаю, что Вячеслав Ефимович — лучший мелодист в нашей стране. А соул можно сделать из любой красивой песни.

     — Ты слушаешь много музыки?

     — Да, причем теперь и отечественную тоже, а раньше для меня существовали только западные музыканты — Kelly Price, Faith Evans, Whitney Houston, Seal, D’Angelo, Mariah Carey, R. Kelly, Brandy, Destiny’s Child, Take 6, Boys II Men. Из наших нравятся Ирина Отиева, Сосо Павлиашвили, Валерий Меладзе, Игорь Саруханов. Очень люблю группу “Премьер-министр”, хотелось бы сделать с ними совместный номер, как Мэрайя Кэйри с Boys II Men.

     — Ты считаешь, страна испытывает острую нехватку соул-исполнителей? Кому это нужно вообще?

     — Когда появляется нечто отличное от того, чем заполонена вся эстрада, зритель сразу за это хватается — будь то мюзикл “Метро” или Децл. Поэтому нужно просто предлагать качественную музыку.

     — Вообще уже досталось тебе от шоу-биза? Синяков много наставил?

     — Разумеется, я знаю, что в этой сфере к девушкам часто подходят не со стороны творчества, так сказать. Я видела, как на прослушиваниях продюсеры обращались с некоторыми конкурсантками с вполне недвусмысленной фривольностью. Но со мной такого никогда не было — может, на людей слишком грозно смотрю. Главное же разочарование в том, что всем все нравится, начинаются обещания снимать клипы, записывать пластинки... А потом оказываешься будто в морозилке — лежишь там и ждешь, когда продюсеру придет в голову тобой заниматься. Или композиторы. Слушают мою запись, говорят — ты, наверное, Уитни Хьюстон любишь. А потом приносят какой-то непонятный материал. Сейчас есть Малежик, музыка которого мне очень нравится. Мы записали даже две моих песни, где я придумала и музыку, и слова. Вообще в голове у меня множество мелодий.

     — Ты владеешь каким-то инструментом?

     — Нет, я просто напеваю свою мелодию, а ее “подбирают” и аранжируют. Мой инструмент — это голос...

    



    Партнеры