Президент чрезвычайных ситуаций

27 мая 2001 в 00:00, просмотров: 538

Господи, как же все-таки далеко находится Якутия! Будто на краю земли. Сегодня она у всех на слуху, но на этот раз не алмазы и лютые морозы привлекают внимание к этой республике. Саха (Якутия) тонет в буквальном смысле слова — Лена разбушевалась и вышла из себя. Река топит целые города и поселки, будто корова языком, слизывает дома и опоры столбов. Одним словом — стихия. К стихийным бедствиям в России привыкли — это такая у нас национальная забава. Как же нам без беды?

От Москвы до Якутска — семь часов лету. Разница огромная, и не только в часовых поясах. Там, на берегах Лены, — другая жизнь, другие ценности. Природа там тоже другая, более суровая, непредсказуемая и в чем-то похожая на характер живущих там аскетичных людей. Обрушившуюся на них стихию — мощный весенний паводок — якутяне приняли спокойно, без паники и суеты и даже как-то флегматично. “Ну затопило, ну снесло дома, такое уже бывало не раз, переживем и на этот раз”. Наводнение было запрограммированным. Оно не могло не случиться.Господи, как же все-таки далеко находится Якутия! Будто на краю земли. Сегодня она у всех на слуху, но на этот раз не алмазы и лютые морозы привлекают внимание к этой республике. Саха (Якутия) тонет в буквальном смысле слова — Лена разбушевалась и вышла из себя. Река топит целые города и поселки, будто корова языком, слизывает дома и опоры столбов. Одним словом — стихия. К стихийным бедствиям в России привыкли — это такая у нас национальная забава. Как же нам без беды?

От Москвы до Якутска — семь часов лету. Разница огромная, и не только в часовых поясах. Там, на берегах Лены, — другая жизнь, другие ценности. Природа там тоже другая, более суровая, непредсказуемая и в чем-то похожая на характер живущих там аскетичных людей. Обрушившуюся на них стихию — мощный весенний паводок — якутяне приняли спокойно, без паники и суеты и даже как-то флегматично. “Ну затопило, ну снесло дома, такое уже бывало не раз, переживем и на этот раз”. Наводнение было запрограммированным. Оно не могло не случиться.

В чем большой плюс нашего президента: Владимир Путин — человек мобильный и легкий на подъем. Устав слушать неутешительные доклады премьера Касьянова и “чрезвычайного” министра Шойгу, он собрался-подпоясался и махнул на ночь глядя в город Ленск. Ленск пострадал от наводнения более других населенных пунктов. Утром президент уже проводил совещание по ликвидации последствий паводка. Путин в принципе мог и не лететь в Якутию — страна у нас большая и ЧП в ней предостаточно, не наездишься. Но, видимо, масштаб трагедии на этот раз был более чем серьезный. И, обжегшись один раз на молоке (не полетев из Сочи в Североморск к погибающему “Курску”), президент теперь дует на воду и не может обделить вниманием попавших в водный плен сограждан на берегах Лены.

Приезд Владимира Путина в Ленск — лучше всякой плотины. Не успел приехать, а ему уже докладывают, что сегодня возобновит работу местный сбербанк и люди смогут получать деньги. “Это очень важно”, — говорит президент. Еще бы не важно, но не будь здесь главы государства, этот самый банк заработал бы бог весть когда. “Будем чистить русло реки”, — докладывают Путину. И тут выясняется, что это самое злосчастное русло, ставшее причиной наводнения, не чистили несколько десятков лет. Наверное, еще лет десять протянули бы с дорогостоящей операцией, но теперь, под президентским оком, придется скрести дно Лены. Путин быстренько подсчитал в уме: затраты на чистку реки во много раз меньше, чем ущерб от наводнения. Во как! Нужно было дождаться президента, чтобы произвести эти нехитрые расчеты.

Прибытие президента в Якутию добавило масла, но не в огонь, а в ржавый управленческий механизм — он стал проворачиваться, хотя и со скрипом, но хоть что-то стало делаться. После слов Путина “нужно засучить рукава, привлечь соседние регионы, перебросить в Якутию строительные мощности и восстанавливать город (Ленск) на прежнем месте” все так и будет. Придется кому-то и рукава засучить, и помощь оказать. Уверен, что и Ленск отстроят и превратят в город-сад. Все-таки хорошо, что Путин прилетел. Для якутян хорошо. Остальным не повезло, хотя, по данным МЧС, в России от паводков пострадало шесть регионов — Свердловская и Тюменская области, Красноярский край, Тыва и Алтай. В зоне затопления находятся 37 населенных пунктов, почти две тысячи жилых домов, в которых проживает семь с половиной тысяч человек. Может, им повезет в следующем году, когда их опять затопит (а в этом можно не сомневаться)? Тогда и к ним президент прилетит, распорядится, какие меры нужно принять. Подождем президента? Подождем...

Якутские власти в один голос утверждают, что, по прогнозам метеорологов, такого мощного паводка в этом году не ожидалось. Мол, поэтому и прозевали наступление стихии. Хорошая позиция: сидеть и глядеть на небо в ожидании, что на этот раз пронесет! Первый раз, что ли, затопляет Ленск и Якутск? Фиг вам. Весенняя вода Лены буйствует в этих краях с завидной регулярностью и всякий раз наносит удары под дых, от которых люди потом долго не могут отдышаться. А когда залатают дырки — успокаиваются... до следующей весны.

Местное МЧС усиленно готовилось к нынешнему паводку на... бумаге. Составленные планы по предотвращению стихийного бедствия несколько недель пылились в ожидании начальственной подписи, а в это время Лена, как хищный зверь, уже готовилась к прыжку. И когда вода уже ринулась на города и поселки, выяснилось, что и топлива не хватает, и взрывчатки, и людей маловато. Чиновники дружно завопили: “Стихия! Спасайте!” На прорыв бросили министра МЧС Сергея Шойгу — он уже стал своеобразной палочкой-выручалочкой для терпящих бедствие регионов и воспринимается, похоже, как министр по затыканию дыр. Вымерзало Приморье — Шойгу возил туда самолетами оборудование и сантехников со всей страны. Тепло людям дали, но какой ценой? Операция по спасению Приморья вылилась в копеечку. Теперь Якутия. Опять самолеты, спасатели, оборудование со всей России. Что, в самой республике ничего этого нет? Необходимо присутствие министра МЧС, чтобы поднять в воздух бомбардировщики, которые разбивают ледяные заторы?

Ерунда какая-то получается. Не приедет Шойгу — стихию остановить некому. Не прилетит президент — не найдется денег и поддержки соседей. Да не хватит у нас Путина на все “дыры”, нужно десяток президентов избирать, чтобы они мотались по стране. Или должность новую ввести — президент по чрезвычайным ситуациям. Зачем тогда, спрашивается, все эти местные администрации, эмчээсы и прочие службы, отвечающие за безопасность граждан? На небо глядеть в ожидании чуда и ковыряться в носу? Позиция кролика, загипнотизированного взглядом змеи, — знает, что съедят, а убежать не может.

...Вода и в Якутске, и в Ленске пошла на убыль. Потихоньку, но стихия уже отступает, обнажая ужасающие следы разрушений. Тысячи людей остались без крыши над головой и без средств существования. По данным местных властей, ущерб нынешнего наводнения составил 3,9 миллиарда рублей. Правительственная комиссия называет несколько меньшую сумму — в 2,4 миллиарда. Когда эти данные доложили президенту, он не выразил удивления: “Это неудивительно, поскольку местные власти завышают ущерб, а правительство — занижает”. Обычная для нашей страны ситуация. Как в анекдоте, когда директор цирка на сообщение о смерти одногорбого верблюда говорит: “Пишите заявку на двугорбого, все равно половину в главке срежут”.

Средства на восстановление пострадавших районов в Якутии и впрямь урежут. Что-то, как это обычно бывает, разворуют в Москве, что-то уже на месте. Деду Васе и бабе Кате, у которых напрочь смело водой деревянную хибару в Ленске, достанутся крохи от государственной помощи. Самое главное, что о таком раскладе догадывается и президент. “Если у кого-либо возникнет желание за счет беды людей решать экономические и какие-либо другие свои проблемы, то на подпись под указами можете не рассчитывать”, — пригрозил Путин якутским властям. Полноте, Владимир Владимирович, вы в какой стране живете? Воспользуются они там ситуацией на все сто, и ничем вы их не запугаете — воровство у нашего чиновного люда в крови.

Один из возможных источников финансирования восстановительных работ в Якутии уже найден — вероятно, что будет продана партия уникальных алмазов, принадлежащих российскому алмазному монополисту — компании “АЛРОСА”. Предполагаемая сумма сделки — 30 миллионов долларов. Представляю, как радостно потирают руки некоторые будущие участники торгов — порезвиться на такой сделке можно от души, к потным лапкам прилипнет немало алмазной “крошки” и зеленых купюрок. Чтобы продать эти алмазы, нужен специальный указ президента. Путин готов его подписать, если ему представят четкую схему, в которой будет обозначена адресная помощь населению, тем людям, которые сейчас стоят на улице. Схема будет — не вопрос, напишут и адреса. Можно не сомневаться, что и обещанные 1200 квартир для пострадавших построят. Но сколько при этом “схимичат” с деньгами!

...Только бы не забыли в радостной суете распределения финансов Лену почистить. А то она в следующем году опять радостно слижет новенькие дома.



Партнеры