Генсек и карабин "Медведь"

1 июня 2001 в 00:00, просмотров: 1296

Тридцать лет тому назад мне довелось участвовать в экспонировании советского охотничьего и спортивного оружия в столице ГДР Берлине. Эта экспозиция нашего гражданского оружия по своей значимости не могла сравниться с аналогичными показами на крупнейших международных ярмарках и национальных выставках СССР за рубежом, но имела некоторые особенности, позволяющие, надеюсь, считать ее небезынтересной для читателей журнала «Магнум».

Появлению экспозиции способствовало предстоящее проведение в Берлине VIII съезда Социалистической единой партии Германии в июне 1971 года и участие в нем делегации КПСС во главе с Л.И. Брежневым. Поэтому руководство Миноборонпрома СССР, желая не ударить лицом в грязь, озаботилось расширением и обновлением ассортимента своих товаров народного потребления на постоянно действующей выставке в Демонстрационном зале Торгового представительства СССР в ГДР.

Зал располагался в Берлине на улице Фридрихштрассе, недалеко от КПП «Чек-пойнт Чарли» в Западный Берлин. Постоянная экспозиция была дополнена широкой номенклатурой оптико-механических товаров, охотничьим и спортивным оружием, а также замечательными изделиями из хрусталя оптического завода в Никольске. Внешнеторговое объединение «Машприборинторг» поставило большую партию разнообразных часов — от настенных и настольных до наручных в различном оформлении.

Когда съезд начал свою работу, то, разумеется, каждый день весь персонал демонстрационного зала и мы, стендисты от промышленности, находились в состоянии готовности к посещению выставки делегатами и гостями съезда, дежуря у экспонатов весь рабочий день.

Номенклатура нашего спортивно-охотничьего оружия была во многом традиционна и состояла, в основном, из уже достаточно известных моделей. Из охотничьих ружей были представлены тульские образцы МЦ21-12, ТОЗ-66, ТОЗ-34Е, карабин ТОЗ-18 и ижевские ИЖ-18Е, ИЖ-58М, ИЖ-26Е, ИЖ-12, ИЖ-27, спортивные ружья ИЖ-25К, ИЖ-25Т. Ижмаш, конечно же, представил свои популярные охотничьи карабины «Барс», «Лось», «Медведь» (последние два — под патрон 9х53), а также спортивные винтовки. Штучные ружья изготовления ЦКИБ СОО были представлены моделями МЦ10, МЦ6, МЦ7, МЦ8, МЦ9 с высокохудожественной отделкой. Из числа спортивного оружия в стендах были экспонированы винтовки СМ-2, МБО-1М, АВ, «Тайфун-3», пистолеты МЦУ, ТОЗ-35, МЦ2-3, МЦ55-1, револьвер ТОЗ-36 и пневматическая массовая винтовка ИЖ-22. Все эти модели советского спортивного оружия были хорошо известны стрелкам ГДР и с успехом использовались ими в крупных спортивных соревнованиях. Экспонируемое в стендах оружие было дополнено соответствующими образцами советских патронов, в том числе весьма популярными из-за своих высоких баллистических качеств спортивными патронами «Олимп». Для рекламы имелось достаточное количество заводских проспектов на образцы оружия.

Кульминацией нашей работы на выставке стало, конечно же, посещение экспозиции Л.И. Брежневым и руководителями ГДР. Леонид Ильич появился без свиты (охрана, видимо, осталась у машины), в сопровождении лишь посла СССР Абрасимова. Брежнев без слов принял букет цветов от одной из сотрудниц и проследовал с послом к экспозиции. Поскольку стенд с оружием был одним из первых, я приготовился докладывать об экспонатах, но Абрасимов произнес: «Я сам!», поэтому мне пришлось отступить на шаг и остаться поблизости для ответа на возможные вопросы. Показав на стенд, Абрасимов сказал: «Вот, Леонид Ильич, карабин «Медведь»! В ответ Брежнев промолвил: «Да знаю я его! Когда стреляешь с вышки, в плечо тебе бьет, гильзы в тебя летят... Знаю я его!» Мол, что ты мне рассказываешь, когда я уже не раз применял его на охоте. И прошел дальше, не задержавшись у остальных экспонатов оружия. У него дома была солидная коллекция ружей, так что он их уже видел. Интересно, а где она сейчас?

Насчет эксплуатационных свойств карабина «Медведь» Брежнев не сказал ничего нового: отдача действительно была весьма ощутимой — 9-мм пуля весит 15 г! Относительно энергичности отражения гильз тоже правда — ведь перезаряжает карабин автоматика, ничего не сделаешь! Но все неудобства с лихвой компенсируются высоким останавливающим действием патрона 9х53, которым стреляет «Медведь» данного калибра, так что он вполне заслуженно был награжден еще в 1965 году Золотой медалью именно в ГДР — на Международной Лейпцигской ярмарке.

После мимолетного знакомства со стендами спортивно-охотничьего оружия Брежнев подошел к витринам с часами, о которых ему рассказывал сотрудник «Машприборинторга» К. Иванов. Остановившись около настенных часов «Янтарь» (кажется, Орловского завода), он произнес: «Хорошие часы... Висят у нас в спальной, мягкий бой, не беспокоят... Хорошие часы». Особенно внимательно он знакомился с целым рядом стеклянных кубов, в которых размещались самые разнообразные модели наручных часов. После этого Брежнев и Абрасимов, не поделившись мнениями о выставке, молча откланялись и убыли восвояси. Посещение выставки Брежневым, кажется, никто не фотографировал (во всяком случае, я не видел), поэтому фотографии на память не осталось.

На следующий день после приезда Брежнева и Абрасимова выставку в Демзале посетили руководители ГДР Эрих Хонеккер и Вилли Штоф. Вежливые немцы с каждым из сотрудников зала и стендистов, кто с ними общался, обменивались рукопожатием и осмотривали экспозицию весьма подробно и внимательно, выразив большое удовлетворение ее расширением, что дало возможность жителям Берлина узнать больше о советских товарах. Было высказано пожелание руководству нашего торгпредства, чтобы как можно больше высококачественных советских изделий появилось в магазинах ГДР.

Должен отметить, что экспозицию спортивно-охотничьего оружия не посетили какие-либо организованные делегации охотничьих обществ и спортивных организаций ГДР, видимо, в связи с хорошей известностью нашего оружия основных серийных моделей в этой стране. К тому же на выставке не было новых, оригинальных разработок, что могло бы привлечь особое внимание специалистов.

После окончания работы съезда СЕПГ напряжение на выставке, естественно, спало, и стендисты промышленности получили возможность ознакомиться с достопримечательностями столицы ГДР. Это резко отличает пребывание наше в Берлине от той поистине «железной» дисциплины, какой обычно скованы были сотрудники советских павильонов на международных ярмарках: никуда не выйдешь, стой у стенда безотлучно. Первым делом я постарался посетить большой охотничий магазин, ознакомление с которым представило немалый интерес. Правда, в части охотничьего оружия особых открытий не было: превалировали, конечно же, охотничьи ружья, изготовляемые немецким Народным предприятием имени Э. Тельмана, находящимся в древней «столице» оружейников Германии Зуле. В витринах магазина размещались и советские ружья серийного изготовления из Тулы и Ижевска. Но ассортимент вообще товаров для охотников и рыболовов меня просто поразил своим широчайшим разнообразием. С завистью пришлось сравнить его с номенклатурой такой продукции в тогдашних советских охотничьих магазинах.

Пришлось убедиться, насколько разнится от нашего отношение в ГДР к холодному оружию: в «пионерском» магазине к каждой униформе юного пионера полагался нож-финка в красивых ножнах! Значит, у подростков в ГДР была другая дисциплина поведения?

Знакомство с достопримечательностями столицы ГДР мы, само собой разумеется, начали с посещения Трептов-парка, где покоятся десятки тысяч советских воинов, павших при штурме Берлина весной 1945 года. Мы поклонились низко праху Героев и положили цветы к подножию монумента советскому Воину-Освободителю со спасенной им девочкой-Европой...

Берлин (говорю о Восточном, Западный для нас был тогда табу!) — это поистине «царство музеев». Каких только там их нет! Есть даже целый Остров музеев, где расположены крупнейшие из них. Не буду утомлять читателя их перечислением (всего их не один десяток); достаточно сказать, что в них хранятся величайшие реликвии мировой истории: Пергамский алтарь, Ворота богини Иштар и Улица священных процессий из Вавилона, богатейшие коллекции египетских древностей, экспонатов Европейского Средневековья, обширнейшая коллекция минералов в Музее природоведения и т.д. Для охотников весьма интересны в этом музее ствол дерева с навечно оставшимися в нем рогами и черепом оленя: видимо, во время «гона» он промахнулся и, вместо соперника, врезался с силой в дерево, не сумев выбраться.

В Музее немецкой истории (бывшем Арсенале) явно витает воинственный дух пруссачества. Побывал в «Маркишесмузее», проходил мимо больничного комплекса «Шаритэ» (они с Музеем природоведения фигурируют в «Семнадцати мгновениях весны»). Интересна «Мариенкирхе» с мрачной фреской «Тотентанц» («Пляска смерти»). Есть даже Музей гугенотов на площади Академии, Музей почты, да мало ли еще! Глубокое впечатление оставило посещение Карлхорста с его знаменательным Музеем капитуляции — апофеоз разгрома «тысячелетнего III рейха», испустившего дух всего через 12 лет (в каком состоянии музей сейчас, уцелеет ли?).

Но самое приятное и радостное удовлетворение доставила экскурсия в новый Берлинский зоопарк (старый «Цоо» остался в Западном Берлине) — это поистине благословенный «уголок» (правда, площадью 160 га!) девственной природы в большом городе. А ведь построен этот «Тирпарк» уже после войны, доставляя массу удовольствия всем посетителям. Звери, как правило, все на воле, отделенные от публики канавами с водой или изгородью, а «Обезьяний остров» доставляет столько радости ребятишкам... Ручные белочки, не боясь, лакомятся орешками прямо из рук посетителей... Вспоминая Московский зоопарк, зажатый среди городских зданий, по-хорошему позавидовал немцам.

Чего не удалось нам сделать по «туристической» части — это совершить поездку в Дрезден, с его знаменитой Галереей, и в Потсдам — город, где проходила летом 1945 года последняя конференция «Большой тройки» (увы, уже без Рузвельта), закрепившая итоги Великой Победы. Торгпредовцы пообещали такую экскурсию, но с привычной необязательностью не выполнили обещания.

Разумеется, не преминули мы и посетить торговые точки Берлина, правда, огромный магазин «Центрум» на Александерплац оказался «большим человеческим муравейником». Гораздо более спокойным получилось посещение частных магазинчиков, протянувшихся по всей «Шенхаузераллее» (улица красивых домов — (нем.): товары были те же самые, но без толчеи. Отдали должное по вечерам и посещению уютной пивной «У Клауса» — она находилась за квартал от торгпредовской гостиницы, что было очень удобно.

Хотя мое пребывание в ГДР в 1971 году продолжалось менее месяца, но и краткое знакомство с жизнью в Восточном Берлине сформировало убеждение, что гражданам Германский Демократической Республики явно грех было жаловаться на свое существование, если сравнить его с материальным положением населения СССР. Пусть цены в ГДР были выше наших (ориентировочно) на 30-40%, но и уровень зарплаты превышал таковой в Советском Союзе более, чем в 1,5 раза! Хорошо в ГДР была организована социальная сфера, активно велись жилищное строительство и капитальная реконструкция старого жилого фонда, развивался спорт и культурный отдых населения, многое другое, способствующее вполне нормальному уровню жизни. Строгости требований к поведению людей лично я не почувствовал (хотя, конечно, «шупо»-полицейский — это непререкаемый авторитет для каждого, как и должно быть).

Но, видимо, все-таки сверкающий рекламными огнями Западный Берлин (Восточный вечером освещен слабо) соблазнял зрелищем капиталистического «рая», что и вело к известным пограничным трагедиям. Но почему-то теперь очень многие «осси» все чаще вспоминают жизненные завоевания ГДР в области равноправия людей и социальных условий, отвыкнув за 40 лет от гнета капиталистических «боссов», чувствуя себя пока гражданами «второго сорта» — такова реальность. В заключение моего рассказа остается упомянуть, что все экспонаты охотничьего и спортивного оружия, присланные для показа во время работы съезда СЕПГ, были мною упакованы в штатную укупорку и отгружены обратно в Советский Союз: почему-то ВО «Разноэкспорт» не стало реализовывать их на месте, в Берлине.



Партнеры