Шахматы Фишера

17 июня 2001 в 00:00, просмотров: 1641

  До первого шаха

     Известно немало шахматных игр, которые тем или иным образом отличаются от классических, традиционных и при этом весьма увлекательны. В одних используется необычная шахматная доска, в других — необычные правила, в третьих на доске присутствуют необычные фигуры. А иногда встречаются две или даже три “необычности” вместе.

     Самый простой способ получить новую шахматную игру — изменить размеры доски. Доска 5х5 является самой маленькой для размещения всех шахматных фигур. При увеличении же ее размеров нет никаких ограничений, придуманы игры на всевозможных квадратных, прямоугольных досках и даже на бесконечной. Правда, желающих сыграть партию на них найдется немного, в основном шахматные композиторы-сказочники придумывают тут остроумные головоломки.

     Шахматы на прямоугольной доске 16х12 в свое время предложил третий чемпион мира Хосе Рауль Капабланка, таким путем он хотел избежать казавшейся ему неотвратимой “ничейной смерти” шахмат. Игра ведется удвоенным комплектом фигур, причем начальный ход пешки возможен сразу на четыре поля вперед (со второй горизонтали на шестую для белых и с одиннадцатой на седьмую для черных). Для победы достаточно заматовать любого из двух королей противника. Матч между Капабланкой и гроссмейстером Мароци, состоявшийся в 1929 году, закончился победой автора игры со счетом 3:1. Партии продолжались около ста ходов и тянулись часов по десять. Как показала жизнь, опасности “ничейной смерти” пока нет, и изобретение Капабланки распространения не получило.

     С помощью тех или иных преобразований стандартной доски из нее можно соорудить доски самой разной формы: цилиндрические, тороидальные, гексагональные, проективные и т.д. Но для получения оригинальной игры совсем необязательно “издеваться” над доской, достаточно ввести на ней иные правила.

     В игре “до первого шаха” все, как в настоящих шахматах, только выигрывает не тот, кто первым ставит мат, а тот, кто первым объявляет шах! При обычной начальной позиции белые форсированно берут верх, причем не позднее пятого хода.

     1. Кс3. Грозит выпад конем на е4, d5 или b5 с неизбежным шахом, у черных единственный ответ 1...е6 (1...е5 2. Кd5 и 3. Кf6+), и после 2. Ке4 Кре7 3. Кf3 второй белый конь с решающим эффектом вступает в игру: 3...Фе8 (3...d6 4. Кd4) 4. Ке5, и шах следующим ходом.

     Чтобы оживить игру, следует каким-то образом изменить начальную позицию, например, сдвинуть белую пешку с с2 на с3, а черную с с7 на с6. Теперь нет вступительного хода 1. Кс3 и форсированного выигрыша уже не видно: после 1. Фb3 d5 2. Фb4 Фd6! 3. Фа4 Сd7 4. Фh4 Кf6 черный король пока надежно защищен от шаха.

     В “шахматах без шахов” тоже все, как в классике, но объявлять шах запрещено, вернее, первый же шах должен быть одновременно матом. В “шахматах с шахами”, наоборот, если шах есть, его надо объявлять (любым способом).

     Если в позиции любой ход одной из сторон проигрывает, то мы говорим, что они в цугцванге (а если проигрывает и любой ход другой стороны, то цугцванг взаимный). “Шахматы без цугцванга” отличаются от обычных добавлением всего одного хода — хода на месте. В самом деле, цугцванга в них не бывает: всегда можно передать очередь хода партнеру.

     Любимая игра “МК” — шахматные поддавки. Мата здесь нет, а победителем становится тот, кто первым отдаст все свои фигуры или запатует их. Взятие обязательно, а если есть выбор, то брать можно любую фигуру, включая короля.

     Безграничное море игр возникает при появлении на доске сказочных, волшебных фигур, наделенных разными фантастическими свойствами, особенно популярны фигуры-животные: собаки, волки, коты, пантеры, крысы, верблюды, жирафы, зебры, всадники. Многие из них являются комбинированными: магараджа (амазонка) ходит как ферзь и конь, императрица — как ладья и конь, кентавр — как слон и конь. В старинных играх на доске появляются мудрецы, шуты, епископы и другие экзотические личности.

     Вот еще несколько удивительных фигур, которые можно встретить в мире шахматной фантастики. Сверчок ходит как ферзь, но перепрыгивает через свои и чужие фигуры, останавливаясь сразу за ними. Лев в отличие от сверчка приземляется на любом поле за перепрыгнутой фигурой. Сверхслон ходит как обычный слон, но может также отражаться от края доски, подобно бильярдному шару. Нейтральными фигурами могут играть и белые, и черные, а бьющим фигурам разрешается делать ход только со взятием. Бьющий конь — гиппопотам, а бьющий ферзь — динозавр. Рентгеновские фигуры оказывают воздействие на поля доски сквозь другие фигуры. Дипломат сам не ходит, но его брать нельзя, а около дипломата фигура того же цвета неприкосновенна. Камикадзе убирается с доски вместе со взятой фигурой.

     Немало разновидностей и у сказочных пешек. Пешка-хамелеон при взятии превращается во взятую фигуру, но своего цвета. Сверхпешка ходит на любое число полей по вертикали и бьет на любое число полей по диагонали. Пешка-такси движется вперед и назад. Берлинская пешка ходит по диагонали, а бьет по вертикали. Неподвижная пешка сама не ходит и не бьет, а ее брать можно. Пешка замедленного действия превращается только во взятые фигуры, а если таковых пока нет, она ждет подходящего момента.

     Некоторые шахматные фигуры имеют “военные должности”: гренадеры, саперы, солдаты, офицеры, генералы. После Первой мировой войны на доске появились грозные фигуры танков и самолетов, а после Второй мировой была изобретена атомная бомба, в которую превращается пешка, достигшая крайней линии. Эта страшная фигура ставится на любое поле доски и “взрывается”, уничтожая все вокруг себя в заданном радиусе.

     Любопытный турнир состоялся в начале века в Амстердаме. Он протекал по особым правилам: перед стартом соперники снимали с доски ферзевых коней, и этот “кавалерийский резерв” вводился в бой в подходящий момент. Для такой игры вполне подходит название “конь за пазухой”.

     В России в свое время играли в русские шахматы (другое название — таврели), сейчас интерес к ним возродился. От обычных шахмат они отличаются набором фигур и, главное, тем, что эти фигуры могут вставать друг на друга, образовывая башни (это возможно, потому что фигуры не натуральные, а нарисованные на плоских шашках). Между прочим, состоялось несколько чемпионатов России по таврелям, а в 1997 году — даже международный турнир с участием гроссмейстеров, в том числе Анатолия Карпова.

     Получить новую игру можно без введения особых правил, достаточно в исходной позиции поменять местами некоторые фигуры. В результате классическая теория дебютов полностью теряет свое значение. Пешки обычно остаются на своих местах, а фигуры переставляются тем или иным образом за пешечным частоколом. Всего начальных позиций такого рода более 25 миллионов. Значит, из обычных шахмат без всякого труда можно получить миллионы новых игр.

     Некоторые новаторы предлагают ограничиться перестановкой королей и ферзей. Наивные люди! Хотя новая игра непривычна, но она не отличается от стандартных шахмат. Поставьте рядом с доской зеркало и играйте в шахматы, глядя в него (цвет полей поменялся, но можно не обращать на это внимание). Зеркальное отражение исходной позиции совпадает с обычной, и “ферзевый гамбит” может неожиданно закончиться “детским” матом: 1. d4 d5 2. Cf4 Kf6 3. Фа5 Кс6 4. Ф:с7Х. Имеется немало забавных способов получить начальную расстановку фигур. Например, белые ставят одну из своих фигур на любое поле крайней линии, черные ту же фигуру ставят напротив и, в свою очередь, выбирают поле для следующей фигуры. Теперь белые ставят ту же фигуру напротив, и т.д. После завершения процедуры ни у одного из партнеров не будет оснований считать себя обиженным...

     А вот другой увлекательный способ расположения фигур. В середине доски помещается экран, и соперники по секрету друг от друга располагают на своей территории фигуры и пешки, как им заблагорассудится. Затем экран удаляется, и начинается игра по обычным правилам, но под названием “шахматы втемную”.

     Вот мы постепенно и подошли к оригинальному изобретению 11-го шахматного короля Роберта Фишера. Он уже давно отошел от классических шахмат и пропагандирует свое собственное изобретение — “шахматы Фишера”. О них мы поговорим с преемником Фишера, 12-м чемпионом мира Анатолием Карповым, но сначала немного отвлечемся...

    

     Три встречи

     — Анатолий Евгеньевич, сколько раз вы встречались с Робертом Фишером?

     — Три, но, к сожалению, не за шахматной доской.

     — Расскажите, пожалуйста, о них.

     — Первая произошла 26 июля 1976 года в Японии. Это был черный день в истории советских шахмат — наше “свидание” состоялось в семь вечера в Токио, а в десять утра в Амстердаме в полицейский участок явился Корчной и попросил политического убежища. С учетом разницы во времени на двух материках это произошло чуть ли не в одну и ту же минуту. А “черный день” потому, что, с одной стороны, Корчной остался на Западе, а с другой — спортивные чиновники перепугались, что “предатель” Карпов встретится за доской с Фишером. (А между тем вспомните, сколько упреков было брошено в мой адрес в связи с тем, что я взошел на престол, не сыграв с американским чемпионом.)

     Тогдашний гостренер СССР Александр Никитин изложил дело так, будто я договорился с Фишером “продать” шахматную корону. Более того, считая, видимо, что действует в интересах Родины, он предложил собирать на меня досье, согласовав этот вопрос с госбезопасностью, а также с Ивониным, зам. министра спорта, в ведении которого были международные шахматные дела. Однако ленинградский переводчик Александрович, помогавший Никитину обрабатывать тексты из иностранной печати, быстро понял, каким грязным делом занимается, и показал мне все документы и запросы из Москвы, — я тогда еще жил в Ленинграде. Я отправился в столицу к министру спорта Сергею Павлову и рассказал ему о досье и о том, как Карпов “торгует” чемпионским титулом. Он был не в курсе дела и тут же позвонил в Шахматную федерацию, потребовал Никитина, который, как сейчас помню, вышел... за молоком.

     Наконец Никитина разыскали. Я еще сидел у Павлова и поэтому слышал разговор по громкой связи. “Кому вы готовите досье на Карпова?” — спросил министр. Никитин растерялся и ответил: “Сергей Павлович, вас ввели в заблуждение”. “Пишите объяснение”, — велел Павлов и бросил трубку. А на следующий день поступила докладная записка от Никитина на имя Павлова: “Будучи застигнутым врасплох вопросом министра, я не решился ответить прямо и в результате дезинформировал его о том, собираются ли материалы на Карпова”...

     В конце концов удалось убедить Павлова, что я не предатель, а мой матч с Фишером вызовет небывалый интерес во всем мире. Наша вторая встреча с американским чемпионом прошла в Испании. Мы окончательно договорились провести матч, и оставалось только уточнить детали. Но на это ушел целый год, и наша третья встреча состоялась в Америке. Мы обо всем договорились и отправились в консульство Филиппин, чтобы отпечатать и подписать договор (президент Филиппин Маркос нашел под планируемый матч 5 миллионов долларов).

     Все было в порядке, но тут Фишер потребовал, чтобы матч назывался “Абсолютное первенство мира среди шахматных профессионалов”. Но тогда еще в нашем спорте слово “профессионал” было запрещенным, и я пытался объяснить Фишеру, что на такой матч меня просто не отпустят. Сначала Фишер согласился, уже взял ручку, чтобы поставить свою подпись, но тут бросил ее на стол: “Или мы подписываем все или — ничего!”. Так из-за одного слова разрушились мои надежды сыграть матч с Фишером. С тех пор мы никогда больше не виделись.

     Фишеровские открытия

     — Анатолий Евгеньевич, что вы думаете о фишеровских изобретениях?

     — Хотя Фишер уже почти 30 лет не сделал ни одного открытия на шахматной доске, ему принадлежат два совершенно удивительных открытия вне ее. Первое — это фишеровские часы, которые сейчас все активнее внедряются в шахматную практику. Они устроены так, что в некоторый момент (или даже с самого начала) после каждого хода игроку добавляется 2 секунды. Кажется, пустяк, а это во многих случаях спасает шахматные шедевры гроссмейстеров и мастеров. Представьте себе, что тот блондин, как говорил Остап Бендер, провел блестящую комбинацию против того брюнета и получил совершенно выигранную позицию: в конце концов у него образовался лишний ферзь против голого короля. Однако блондин потратил слишком много времени, у него осталась всего одна секунда, то есть падение флажка неизбежно, и, значит, шахматный шедевр погублен.

     Другое дело, когда игра идет с часами Фишера. После каждого своего хода блондин получает две дополнительные секунды, время он не просрочит, а благополучно заматует короля брюнета. Шахматное произведение будет спасено! Полагаю, что этот пример хорошо иллюстрирует достоинства фишеровских часов.

     — Ну а теперь о фишеровских шахматах...

     — В этих шахматах пешки стоят на своих привычных местах, а места фигур за ними определяются жребием. При этом слоны обязательно должны быть разнопольными, а белые и черные фигуры расположены симметрично.

     Примерно через десяток, чуть больше ходов на доске возникнут привычные контуры, но зато таким образом удается обойти всю современную теорию, ведь в ней многие позиции исследованы чуть ли не до глубокого эндшпиля. И часто побеждает не тот, кто лучше понимает игру, умеет ориентироваться в незнакомых ситуациях, а тот, кто помнит больше вариантов. “Зубрилы” имеют перевес. Вполне возможно, что у шахмат Фишера большое будущее. Они приобретают популярность в разных странах, и хотя серьезных турниров пока не проводится, многие любители и даже профессионалы иногда развлекаются таким способом.

     — Вам доводилось играть в фишеровские шахматы?

     — Находясь как-то в Гамбурге, я сыграл показательную партию с одним немецким мастером. Кратко прокомментирую ее. Исходная расстановка, которую нам предложили, была такой.

    

     Р. Швальфенберг

     — А. Карпов

     1. с4. “Ферзевый гамбит” — в том смысле, что пешка пошла от ферзя. Никакой теории в фишеровских шахматах нет и быть не может: наверное, отдельные начальные позиции кто-то подвергнет исследованию, но ведь их миллионы... 1...с6 2. d4 d5. Возникло пешечное построение, как в классической славянской защите, но “обязательные” ходы конями на f3 и f6 здесь исключены. 3. cd cd 4. Ф:c8?! Меняя ферзей, белые уступают линию “с”. Естественнее выглядело 4. е4! Пункт g2 несколько ослаблен (слона нет на f1), но на ход 4...Фg4 есть ответ 5. Ке3. После е2-е4 грозит е4-е5 с зажимом черных, а при 4...dе 5. С:е4 у них неприятности на ферзевом фланге. После 4...е6 черным трудно ввести в игру белопольного слона g8. Может быть, мой соперник хотел побыстрее добиться ничьей, но, видимо, забыл, что эндшпиль — не самое слабое место в моей игре... Тем более что в этой стадии уже легко забыть, в какие шахматы идет игра... 4...Л:с8 5. Кb3 Кd7 6. e4? В эндшпиль так в эндшпиль, заслуживало внимания 6. Лс1. 6...f6! Пассивный слон на g8 неожиданно обретает силу.

    

     7. Кe3 Кab6. Борьба за центр. 8. f3 Сd6 9. Сd3 g6 10. Сf2 Кc4. При замкнутой структуре черные владеют важным пунктом с4. 11. Лb1 Кdb6 12. ed? К:e3 13. С:e3 К:d5 14. Сd2 Сe6. Теперь уже ни один эксперт не определит, что игра начиналась в фишеровские шахматы. После того как слон покинул поле g8, позиция приняла вполне “человеческий вид”. При этом у черных заметный перевес, ведь центральная пешка “d” — неустранимый дефект белых, и коню d5 трудно противостоять. 15. g3. Беря под контроль пункт f4, но способствуя прорыву черных по линии “h”. 15...Крf7 16. Крe2 h5 17. Лbc1 Л:с1 18. Л:с1 b6. Сначала желательно ограничить белого коня. 19. Се4 h4 20. f4 hg 21. hg Лh2+ 22. Крd3? Немедленно ведет к потере пешки, но и после 22. Крf3 Сb4! белым трудно устоять: слишком ослаблен ферзевый фланг (понятие из дофишеровских шахмат). 22...Лh3 23. Лg1 К:f4+ 24. Крc2 Кe2 25. Лg2 К:g3 26. Сd3 Сd5. Белые сдались.

     Похоже, что начальная позиция в обычных шахматах — все-таки наиболее содержательна для игры. Недаром она создана древним мудрецом и подкреплена многовековой историей шахмат. Ну что же, и она может возникнуть в шахматах, придуманных современным мудрецом Робертом Фишером, но только как один из миллионов возможных вариантов...

    



Партнеры