Маньяк из бойлерной

24 июня 2001 в 00:00, просмотров: 978

Дома Нину Константиновну встретила тишина. В коридоре на стене она вдруг заметила страшные бурые пятна. Заглянула в одну комнату, другую, на кухню — никого. Рванула дверь ванной... Через секунду мир обрушился. Необратимо. Так, что исправить нельзя. По горло в воде лежала Катя — раздетая, со связанными за спиной ее же колготками руками. Обезумевшая мать перенесла девочку на диван, все шептала: “Катя, ну скажи что-нибудь, не молчи, девочка моя...”

Катя была у мамы единственным ребенком, долгожданным светом в окошке. Через три месяца после того, как Нина Савина родила красавицу дочку, муж ушел из семьи. Нина Константиновна об этом не жалела, все силы и душу отдавала ребенку. Одевала-обувала, холила и лелеяла. Жизнь свою, вычеркнув из нее понятие “личная”, посвятила Кате. Дочка росла послушной, любознательной, доброй — такой, какой хотела видеть ее мать. Заканчивая третий класс, успевала ходить в четыре кружка: хореографии, рисования, вязания и краеведения. Вечером две подруги — большая и маленькая — собирались за ужином. Пока Катя щебетала о дневных впечатлениях, Нина Константиновна молча улыбалась: в этой худенькой светловолосой девочке сосредоточилось для нее все счастье, весь смысл жизни. Дни катились своим чередом, не предвещая миру этой маленькой семьи никаких бед.

22 марта после обеда мама с дочкой отправились за покупками. Потом Катя побежала на занятия кружка, а мать пошла дальше по магазинам. Часов в семь вечера возле дома она случайно встретилась с приятельницей, позвала ее в гости — пообщаться, чаю попить. Подруга поблагодарила: мол, я только что от тебя иду, звонила-звонила, дверь никто не открыл, так что возвращаться не буду. “Странно, — подумала Нина Константиновна, — Кате давно пора быть дома”. Тревога усилилась, когда дверь квартиры оказалась просто прикрытой, а не запертой на ключ.

Дома Нину Константиновну встретила тишина... “Катя, ну скажи что-нибудь, не молчи, девочка моя...”

Невьянск вздрогнул от страшного преступления. И, увы, не в первый раз. В августе 99-го года здесь исчезла 12-летняя Наташа Козлова, в июле 2000-го на глазах у сестры неизвестный похитит 14-летнюю Катю Мамаеву. Кроме того, в районе с 98-го года пропали еще четыре девочки. Возможно, эти преступления и убийство Кати Савиной — дело рук одного человека.

Уже около года на Урале работает следственно-оперативная группа из сотрудников местной милиции, прокуратуры и Главного управления уголовного розыска МВД России. Она проделала гигантскую работу, проверяя сотни извращенцев, судимых, состоящих на учете в психдиспансерах и прочего подобного элемента (а его в Свердловской области предостаточно: только прошлогодняя амнистия разом освободила 10 тысяч человек). “Попутно” сыщики раскрыли около сотни преступлений — краж, грабежей, разбоев, одних только убийств — три десятка. Работа осложнялась тем, что, несмотря на множество фактов определенного рода домогательств взрослых “дядей” к девочкам, люди не торопились сообщать об этом органам.

Несколько раз казалось, что маньяк уже на крючке. Вышли, например, на 34-летнего педагога К., который хорошо знал двух пропавших девочек. При обыске у К. обнаружили своеобразный “набор молодого педагога”: видеокассеты с записями порно, детскую бижутерию и трусики, кучу презервативов. Но этот человек к убийствам оказался непричастен.

У другого подозреваемого — 32-летнего мастера по ремонту радиоаппаратуры — оперативники изъяли фаллоимитатор, учебники по половой психологии и анатомии, хирургические инструменты — зажимы, скальпели для надрезов мягких тканей, молоток. Однако и радиомастер не имел отношения к убийствам. Еще несколько человек арестованы за совершение насильственных действий сексуального характера, но и среди них маньяка не оказалось.

Под убийство Кати Савиной почти идеально подходил 45-летний екатеринбургский рабочий, дважды судимый за совершение развратных действий. 1 января этого года он снова напал на малолетнюю девочку. Как раз в день убийства Кати этот человек приехал в Невьянск, а Катин дом стоит недалеко от вокзала. Возможно, убийцей был он. А возможно — другой извращенец, тоже судимый, живущий с семьей Савиных в соседнем подъезде. И, быть может, свежие царапины на его лице — след Катиного отчаянного сопротивления?

Кропотливо проверяли всех, вызывающих даже самые ничтожные подозрения. В их числе слесарь-сантехник Рудов (фамилия в интересах следствия изменена). Оперативники обратили на него внимание по двум причинам: трижды сидел, в том числе и за изнасилования, да и работал в бойлерной напротив Катиного дома. Задержанный сантехник четко выстраивал алиби: 22 марта в конце рабочего дня за мной зашла сожительница, с ней и ушел домой. Сожительница подтверждала. Во что был одет? В желтую куртку из кожзаменителя. Коллеги, однако, подруги Рудова на работе не видели. Да и желтой куртки не помнили — все в один голос твердили, что в тот день Рудов был одет в черное драповое пальто. Пальто изъяли на экспертизу. Рудов занервничал. А потом сыщики “раскололи” сожительницу. Все ее слова оказались ложью, она лишь повторяла то, что велел ей говорить Рудов.

Прижатый к стенке, он “поплыл”. Все его четко выстроенное, продуманное алиби развалилось. Позже экспертиза покажет, что на его пальто остались микрочастицы с одежды Кати. Но и без этого оперативники уже были уверены — Рудов и есть убийца.

В тот день, 22 марта, он уходил с работы последним. В явке с повинной напишет: “Решил зайти в дом напротив, проверить стояк, который чинил полтора месяца назад. В подъезде, на втором этаже, увидел приоткрытую дверь, зашел, там — маленькая девочка, одна...” Оперативники считают — это неправда. Катю он скорее всего заметил еще на улице и в квартиру вошел, что называется, “на плечах” — следом за ней. Из явки с повинной: “Я попросил девочку снять с себя одежду. Она спросила: а вы ничего мне не сделаете? Я ответил — нет. Девочка вскрикнула. Я, не давая ей кричать, зажимал рот. Увидев, что она не дышит, начал делать ей искусственное дыхание”. Потом убийца отнес уже мертвую Катю в ванну, вымыл руки и ушел. На все это ушло у него не более получаса.

Убийца Кати Савиной не имеет отношения к исчезнувшим девочкам. На этот раз у него действительно железное алиби — в это время он находился за колючей проволокой.

На смертную казнь в России — мораторий. Но на зоне — свои законы. По ним такие, как Рудов, права на жизнь не имеют.Комментарий доктора наук, психиатра Михаила Виноградова.Маньяки-убийцы были, есть и будут. Это — генетический брак человеческой породы, он не зависит от социальных условий. Вопрос в другом — в скорости их поимки и изоляции. Поймать их действительно сложно. Сотрудники милиции, не один год занимающиеся “охотой” на маньяков, знают: почти всегда такой человек не попадает в поле зрения правоохранительных органов, внешне ведет вполне обычную жизнь, имеет семью, детей. Так было с Чикатило, с Анисимовым, который остается кандидатом №1 на роль убийцы барнаульских абитуриенток. Лет 10 назад в Крыму орудовал монстр, убивавший детей и снимавший все это на камеру. Когда его арестовали, местные жители чуть ли не митинги в его защиту проводили: не могли поверить, что скромный милый житель (к тому же заслуженный) и кровавый маньяк — одно и то же лицо. Действия маньяков всегда ситуативны, внезапны, у них нет внешнего мотива — ревность, месть, деньги, как в других преступлениях. Мотивом становится сам акт насилия, беспомощность жертвы, ее агония. И все же их ловят. Как вышли на Анисимова? Кропотливым трудом, отработав гигантское количество информации, сыщики нашли больше десятка его жертв, оставшихся в живых. Своим отказом девушки спугнули убийцу, заставили его уйти. И тем самым сохранили себе жизнь. А потом странного человека, представившегося университетским преподавателем, они видели торгующим на рынке обувью. За это несоответствие и “потянули” оперативники. Вообще по версиям таких преступлений работают тысячи людей, отрабатываются десятки тысяч человек.

Кто может быть маньяком? Каков он из себя? Что нам известно о таких “недочеловеках”? Кое-какие ответы на эти вопросы есть. Программа поведения монстра запускается, когда оказывается задетой мозговая миндалина. Это может быть и врожденным, и приобретенным — следствием травмы или болезни. В этом случае постепенно меняется даже внешность и поведение человека — он грубеет, становится брутальным в движениях, манерах, речь напоминает скандирование. Происходит поляризация личности: от слащавости и угодливости человек моментально переходит в состояние крайней агрессивности.

Теоретически даже в толпе можно вычислить маньяка. У него жесткий, пристальный взгляд, напряженная мимика. Осмотрев ребенка, он будет его “вести”, выслеживать, но никогда не пойдет на личный контакт (в отличие от развратника, который мягко, вкрадчиво, игрушкой или конфеткой попытается его завлечь). Маньяк будет выслеживать жертву там, где удобно совершить преступление: в безлюдном месте, в лесу, на пустыре. И оденется так, чтобы удобно было действовать.

Не секрет, что педофилы концентрируются в определенных сферах деятельности: среди учителей, цирковых педагогов, балетных и спортивных тренеров. Круг поиска маньяка тоже можно приблизительно очертить, исходя из профессии. Это может быть и военнослужащий-сверхсрочник, и человек, занятый примитивным физическим трудом. С помощью детектора лжи можно получить подсказку, и такие опыты проводились. Подозреваемому показывали кассету со сценами издевательства над детьми. У развратника это вызывало страх, ужас, отвращение. У маньяка-садиста параметры фиксировали сексуальное удовлетворение, восторг, зависть.

В Америке двоим убийцам-садистам смертную казнь предложили заменить операцией по выжиганию в мозге центра агрессии. Такие операции опасны — высока вероятность погибнуть или остаться инвалидом. Американцы согласились. Им повезло — выжили и даже лишились былой агрессивности. Но на поток такие опыты ни там, ни тем более в России не ставят — нет технической базы, нет правового регулирования этого вопроса. Может быть, выход в другом — на медицинских осмотрах, диспансеризациях среди неврологических больных обычных поликлиник брать на заметку людей с болезнями, необратимо меняющими психику?

Никаким тюремным сроком маньяка не перевоспитаешь. Рано или поздно он окажется на свободе и возьмется за старое. Значит, надо учиться действовать на опережение, усыплять дремлющего зверя до его пробуждения?



Партнеры