Александр Иншаков: Крестоносец XXI века

8 июля 2001 в 00:00, просмотров: 847

Где только не появляется Александр Иншаков, издалека видно, что идет настоящий мужик. Спокойный взгляд, крепкое, сбитое тело, рубашка на груди расстегнута. Не без умысла расстегнута — в щелочке мышцы накачанные, сильные. Красавец, спортсмен, самый известный в стране каскадер. Сто пятьдесят фильмов с его трюками. Может упасть, спрыгнуть, взорваться, сгореть, перевернуться, нырять, ползать, скакать, фехтовать, летать. А теперь замираем.

Президент ассоциации российских каскадеров.

Генеральный секретарь национальной Федерации карате России.

Первый абсолютный чемпион по карате. Пятый дан, черный пояс.

Заслуженный мастер по боевому самбо.

Президент Международного совета по абсолютным поединкам, раньше их называли “бои без правил”, а теперь “русский абсолют”.

Впечатляет, да?



Трюки трюками, а народонаселение узнает его в лицо после фильма “Крестоносец”. Там он не где-то за кадром прыгает и падает, а показался во всей красе да в главной роли. Дети теперь на палках дерутся, как дядя Саша в фильме на мечах, а одна бабуля после очередного показа попросила разрешения до него дотронуться и ушла взволнованная.

Есть у него даже частный самолет. Несколько лет назад в Анапе со всеми приключился шок, когда красавец Иншаков прилетел на фестиваль “Киношок” на собственном самолете, как Депардье на “Кинотавр”. Не только круто выглядит, но и круто живет мужчина.

Но самое интересное, что Иншаков — большой любитель собак, президент крупнейшей кинологической федерации страны, автор книги “Доги и бульдоги” и в кино привела его собственная собака.

— Мой пес снимался в детском фильме “Кыш и два портфеля”, я привозил его на съемку и забирал. Так я впервые появился на “Мосфильме”. Особого интереса к кино не было. Все, кто тогда занимался спортом, где-то подрабатывали — огурцы грузили на вокзалах или позировали в Строгановке, в Суриковском. Мы все были красивые, при мышцах. Нас рисовали, лепили. И в кино приходили тоже для того, чтобы подработать. Надо было пробежаться, прыгнуть, упасть, подраться немножко. Покувыркались — и все. А году в 78-м друг попросил меня помочь чилийскому режиссеру Себастьяну Аларкону, он снимал фильм “Санта эсперанса”, я там поизображал каких-то нехороших людей, поделал трюки и, может быть, не остался бы в кино — у меня спорт, физкультура, тренировки, — но ассистент по актерам Галя Бабич что-то во мне заметила и стала ко мне приставать (в хорошем смысле слова), чтобы я обязательно работал. Она порекомендовала меня в картину Михаила Туманишвили “Ответный ход”, там снимались Михай Волонтир, Вадим Спиридонов, Анатолий Кузнецов, Борис Галкин. И эта лента стала для меня этапной, моей первой большой работой, где со мной снимались еще сорок моих учеников. С нее я практически начал работать в кино.

Спортом Иншаков занимается с четырех лет. Отец был преподавателем физкультуры в школе. Дзюдо, самбо, бокс. С восьми лет занимался гимнастикой, был даже мастером спорта по спортивной гимнастике. С тех пор у него уже около 150 картин. Во всех он выступал постановщиком трюков и их исполнителем. В кино могут работать как минимум мастера спорта. Потом осваивают все — лошадей, автомототехнику, подводный спорт, пиротехнику, работу с огнем, с оружием, со страховкой, высотные дела, фехтование, драки. Так создается группа в составе пяти-шести человек, которая может потянуть практически любую картину.

— Для нас мало невозможного. Что нужно, то и будем делать. Какая задача будет поставлена режиссером, мы ее и выполним. И постоянно совершенствоваться, иначе другие обойдут. Надо постоянно держать себя в форме, звенеть и быть готовым. В Голливуде тоже работают наши ребята, и американцы ими довольны. С появлением наших пацанов там все стало оживленнее. Американцы к нам приезжали, говорили: “Вы знаете, если бы вы у нас работали, вы имели бы все”. А я ответил: “А вы знаете, нам и здесь неплохо”. Родину не хотелось покидать даже во времена оны, а тем более сейчас.

Это сладкое слово “популярность” Александр Иншаков узнал после выхода приключенческого фильма “Крестоносец”, где он и сорежиссер (с Михаилом Туманишвили), и продюсер, и актер, и отчасти сценарист. Фильм занял второе место в хит-параде по продаже лицензионных кассет в 1996 году. Дети от фильма без ума. И не только русские. Иншаков возил фильм на фестиваль русского кино в город Онфлер, это север Франции, и французские дети ставили кассету, смотрели ее, фильм заканчивался, и они ставили ее по новой. Александр Иванович играет каскадера экстра-класса, который снимается в фильме о крестоносцах, а в свободное от съемок время разбрасывает направо и налево гнусных мафиози, которые мешают работе съемочной группы. Мечи, рыцари, трюки, любовь-морковь с Ольгой Кабо. Про крестоносцев Иншаков снял три картины “Крестоносец”, “Крестоносец-2” и “Рыцарский роман”. И тут не обошлось без скандалов.

— Я много работал с Сергеем Тарасовым, автором многих исторических фильмов, в том числе “Стрел Робин Гуда”. И однажды он предложил мне сняться в его очередной картине и даже стать сорежиссером. Снимали фильм “Граф Роберт Парижский” по роману Вальтера Скотта. У нас возникли проблемы с финансированием, я подключил все свои связи, нашел деньги и стал еще продюсером фильма. Картина получалась слабенькая, а актеры хорошие — Виктор Павлов, Василий Лановой, Коля Еременко. Мы поссорились с Тарасовым, я остановил картину. Мне все советовали ее забыть. Легче снять новую. Мы встретились с Валерой Приемыховым и написали сценарий “Крестоносца”. Так появилась первая картина. Но исторического материала осталось много, жалко его выкидывать. А мы в то время очень дружили с Иваном Дыховичным, и он предложил мне снять продолжение, но сделать уже комедию. Я полностью доверился Ивану. Я был абсолютно убежден, что Иван не может не сделать хороший фильм. Начали снимать “Крестоносца-2”. Были веселые съемки, фантастически веселые сценки. Я вплотную занимался деньгами, у меня не было времени посмотреть и проконтролировать материал. И когда я показал картину на фестивале “Киношок” в Анапе, у меня у самого был шок. Я ожидал совершенно другого. Тех замечательных моментов, которые мы наблюдали во время съемок, не было. Картина была снята кусками, как будто ее снимали разные операторы. Музыка казалась непонятной. Я выгляжу там законченным идиотом. Не получилось комедии, не получилось того, о чем мы мечтали. Я из Анапы позвонил в Москву и попросил, чтобы картину сняли с печати, потому что в таком виде я ее видеть не хочу. Был расстроен. Мы в Москве встретились с Иваном, я ему высказал все свои “за” и “против”, он пытался убедить, что картина получилась, людям понравится, а мне это все только кажется.

На этом у нас общение закончилось и дружба тоже. Я разочаровался в нем. Он интересный человек, умница, но такое кино снимать нельзя. Для меня это был большой урок, как дальше делать кино и с кем. Миша Филипчук там снимался, фантастический пацан, из него, как из пластилина, можно лепить что угодно, а в фильме он мальчик непонятно для чего. В общем, одни негативные воспоминания. Но когда все эмоции улеглись, на горизонте появилась Вера Сотникова, которая снималась в “Графе Роберте Парижском”, который я остановил. Мы с ней на этом фильме сильно поругались, она меня подвела. Кто-то ей что-то не то сказал, она вспылила и покинула съемочную площадку, но это уже в прошлом. Мы уже давно помирились и любим друг друга. Она забрала материал, потом мне звонит: “Ты знаешь, сколько материала? Мы же можем закончить картину”. Я посмотрел, долго сомневался. Все-таки прошло лет шесть, мы все изменились — Коля Еременко, Витя Павлов, Василий Лановой, Люба Полищук, Вера и я. Но в результате переписали заново сценарий, досняли новый материал, и уже в новом варианте появился “Рыцарский роман”. Фильм благородный, и мужики нормальные, и женщины красивые.

Но никогда, к сожалению, уже не осуществится главная мечта Александра Иншакова — снять с Николаем Еременко “Пиратов XXI века”.

— То, что Николая нет, это беда, это потеря для российского кинематографа значительная. Коля мог сыграть еще много интересных ролей, к тому все шло. Мы с ним знакомы еще с “Пиратов XX века”. Я должен был там работать, мы готовили трюки, уже репетировали сцены захвата корабля, но я должен был ехать на соревнования, и в фильме снимались другие ребята. А работать вместе мы стали с “Графа Роберта Парижского” и до сегодняшнего момента очень тесно общались. Он на два года моложе меня, здоровый красивый мужик, тяжело все это. Я ходил попрощаться с ним на панихиду в Дом кино, но он для меня все равно остался живым, я не могу представить его другим. Не вяжется с ним никак.

Сейчас Иншаков продюсирует сериал “Бригада” с Сергеем Безруковым в главной роли о жизни четырех ребят начиная с конца 70-х годов и до сегодняшнего дня. Нетрюковое кино. “Однажды в Америке” на российскую тему. Александр Иванович мелькнет там в роли самого себя — известного каскадера. А чего бы, как говорится, и не снимать такого красивого. Кстати, там, где известность и мужская красота, всегда рядом сплетни. Все упорно говорят, что Александр Иншаков женился на Ольге Кабо. Красавец-мужчина на красавице-женщине. Почему бы нет? Вопрос Александра Ивановича крайне удивил.

— Насколько мне известно, Оля Кабо замужем, а я женат. Так что практически это никак не могло произойти. У меня жена Марина. Она не имеет никакого отношения ни к кино, ни к спорту. Она занимается домом. Она на самом деле любит заниматься домом, сажать, выращивать, хозяйка в прямом смысле слова. Со мной редко где появляется, потому что она не любит киношные тусовки. А Олю я очень люблю, после съемок в “Крестоносце” мы в шутку назвали ее почетным членом ассоциации каскадеров, потому что она прыгнула с четвертого этажа. Вместе со мной. Я ее уговорил, может быть, обманул немножко. Снизу вверх смотришь — ничего особенного, а когда сверху вниз, уже все по-другому. Это был финал “Крестоносца”, хеппи-энд. Я сказал ей: “Представляешь, как это было бы здорово, поставить такую точку — мы падаем с четвертого этажа. Давай?”. Я на ее глазах пару раз прыгнул с ребятами, показал, что ничего опасного. Я буду рядом, если что, положу рядом с собой аккуратно, упадешь, не ушибешься, я тебе гарантирую. Наверх забрался вместе с ней, оттуда еще пару раз прыгнул, чтобы она видела, что ничего страшного нет. Ну, и вперед! Она, конечно, испугалась. Упала нормально. Мы быстренько налили ей шампанского, поздравили. Она выпила, всплакнула немножко, и потом мы сделали с ней еще два дубля.

Еще во время съемок мы с ней упали с мотоцикла. Травмировались оба, потому что упали на асфальт. У меня был ожог, а она ободрала кожу. У нее следов не осталось, а у меня так до сих пор следы, потому что, когда падаешь через одежду, а на мне были джинсы, температура одежды очень повышается и получается ожог. Мы ехали на мотоцикле, резко разворачивались, и я ей сказал не делать лишних движений: “Держись крепко за меня”. Мы сделали два дубля, все нормально, она немножко расслабилась и во время последнего дубля, когда я начал разворачиваться, она зачем-то откинула руку — центр тяжести сместился, машина стала вставать на заднее колесо, мы еще попали на песок и машина кувыркнулась. Слава богу, скорость была небольшая, я к ней подбежал, испугался, честно говоря. Но уже к вечеру она была готова сниматься дальше, хотя у нее на боку кожа вся содрана. Но Оля — боец. Еще задолго до “Крестоносца” мы ее первый раз посадили на лошадь, она пару раз хлопнулась с нее, всплакнула, но снова села и до сих пор скачет с большим удовольствием.

Из Веры Сотниковой Александр Иншаков не пытался сделать каскадера, несмотря на то что в “Рыцарском романе” у нее воинственная роль. Вере, однако, удалось травмировать Николая Еременко во время съемок сцены соблазнения. Николай Николаевич упал на нее коршуном, но Вера попала ему куда надо по-настоящему. Зато Александра Иншакова за всю его двадцатипятилетнюю карьеру каскадера Бог миловал от серьезных травм.

— Как и всем остальным, нам страшно, но надо учиться этот страх преодолевать. Правильно в нужный момент собраться и сделать то, что другой человек не сможет сделать. Надо однажды заболеть этой профессией и потом оставаться ей верным. До тех пор, пока ты сможешь работать. И надо любить жизнь, а не играть со смертью. Не будешь любить жизнь, плохо кончишь. Хотя момент риска, конечно, есть. Иногда приезжаем побитые, но раны залечиваются. На нас все быстро зарастает. Как на собаке.

Кстати, о собаках, которых Иншаков так любит. Сейчас у него три английских мастифа — Ричард, Арнольд и Изольда.



Партнеры