Ледовое надгробие

8 июля 2001 в 00:00, просмотров: 356

В Японии нет, как в России, скорбного обычая — поминать сорок дней со дня смерти. Но именно в эти июльские дни будет как раз сорок дней, как в снегах Арктики погиб японский путешественник Хиоичи Коно. Что же делал там этот чудак-японец? Вопрос в пустоту: ни бескрайние снега, ни холодное синего цвета небо, ни ослепляющее солнце не ответят на него. Тот единственный, кто знал, зачем он это делает, уже тоже ничего не скажет — он отправился в вечное странствие, из которого никогда не вернется. Он сказал: “Поехали...”Деревня Каваногама приютилась у берега моря на полуострове Мисаки. Здесь 12 апреля 1958 года и родился наш скромный герой. Сразу за деревней вверх по сей день поднимаются террасы полей. Но семейство Коно было слегка не от мира сего. В то время как остальные обитатели Каваногамы копались в земле, как и тысячелетия до них делали их предки, “эти упрямые Коно” вздумали разводить скот и выращивать мандарины. За скотиной присматривал юный Хиоичи. И таскал 25-килограммовые корзины с мандаринами по крутым горным склонам. В школу в старших классах парню приходилось ездить 17 километров на велосипеде по горной дороге, каждый день пересекая горные перевалы.

Наверное, именно в эти давние юношеские годы движение вошло в кровь и плоть Хиоичи Коно. Парнишка вырос — пришло время зарабатывать на хлеб насущный. Но он никак не мог приноровиться к своей первой “взрослой” работе в газовой компании в Осаке — ему было не по себе сидеть прикованным к одному месту. К одному городу. И даже — к родной стране. В 19 лет Хиоичи сказал “прощай” газовой компании и... отправился на велосипедную прогулку. Прогулка растянулась на один год и один месяц. Он объехал всю Японию, намотав 16 тысяч километров и перебиваясь случайными заработками.

Теперь у Коно была цель. Вернувшись в Осаку, он стал подрабатывать на стройплощадках, причем вкалывал, как Титан, и накопил за год 2,8 миллиона иен. Не корысти ради. А для глобальной в прямом смысле цели. Свои заработанные честным трудом миллионы хранил дома, под циновкой из рисовой соломы — боялся, что если отнесет эти деньги в банк, его заподозрят в краже — иначе откуда у такого зеленого юнца такие деньги? Кирпич карман не тянетВ 80-м, в свои 22, Коно вновь поехал кататься на велосипеде — теперь уже по всему миру. В Австралии пришлось сделать остановку — деньги кончились. Но путешественника это не смутило. Деньги были лишь средством — Хиоичи устроился подработать в японский ресторан. А заодно (чего время терять!) забрался на гору Улуру. В прямом смысле слова это не гора — самый крупный в мире монолит 348 метров высотой и 9 километров в периметре. Причем на монолит Хиоичи взобрался со своим неразлучным велосипедом.

Затем из теплых экваториальных широт искатель приключений через Новую Зеландию и Гавайи двинул прямо на Аляску, где по реке Юкон спустился на 2000 километров. По его словам, испытал “и одиночество, и голод”. С Аляски махнул в Канаду, потом в Нью-Йорк, где опять подрабатывал на кухне японского ресторана. Там же, в Нью-Йорке, начал тренировки, чтобы лазить по горам. По настоящим горам. Публика, гуляющая в знаменитом Центральном парке, была немало удивлена, увидев юношу-азиата, бегающего с кирпичами в руках. Но Коно было не до любопытствующих прохожих — он поставил себе цель и с присущим выходцам из Страны восходящего солнца усердием медленно, но упорно шел, точнее — бежал к этой цели. Полгода по пути на работу и обратно Хиоичи таскал в рюкзаке за спиной мешок с песком — воспитывал в теле выносливость.

Первой его взятой настоящей высотой стала гора Мак-Кинли (6194 метра). В августе 1983 года упорный японец пересек североамериканский континент. Полугодовалое путешествие прошло без ЧП, лишь как-то Хиоичи остановил полицейский и под дулом пистолета допросил, кто он и куда путь держит. Затем отпустил с миром.

Коно любил говорить: “Идти — значит жить”. Вот так и провел он всю свою жизнь в бесконечном передвижении по поверхности старушки- Земли. В одной только Америке Хиоичи успел поучаствовать в трех марафонах за год. Но к тому времени он созрел для нового своего увлечения.Одна, но пламенная страстьПосле марафонских забегов наш вечный странник двинулся в Южную Америку, где всецело отдался альпинизму. Он покорял одну вершину за другой. В январе 86-го добрался до самого высокого пика в Южной Америке — вершины Аконкагуа (почти семь тысяч метров).

Покорив самую высокую точку южноамериканского континента, Коно полетел в Гималаи. Вместе с двумя другими альпинистами из Японии он решил взобраться на крутые заснеженные склоны горы Нанга-Парбат (высота 8125 метров). На высоте 6700 от стены неожиданно откололся кусок льда и ударил Хиоичи прямо в лицо, да так сильно, что Коно сорвался со стены и остался висеть на веревке в полубессознательном состоянии.

К счастью, на подмогу успели его спутники, и с их помощью Коно добрался до лагеря у подножия горы, где в это время совершенно случайно оказался дантист из расположенной неподалеку деревни. Не имея никакого опыта в пластической хирургии, стоматолог тем не менее решился зашить раны на лице Хиоичи. Половину из 27 швов пришлось накладывать без анестезии, ну да это бывалому, несмотря на молодость, Хиоичи было нипочем. Правда, после этого знаменательного приключения в Гималаях ему пришлось отрастить усы — чтобы скрыть многочисленные шрамы над верхней губой.

Пока Коно залечивал раны в лагере, за ним начала присматривать девушка Юнко, отправившаяся в экспедицию в составе группы поддержки. В Токио она работала стилистом — причесывала японских эстрадных и телезвезд, а в Гималаи поехала на поиски приключений. И она их нашла в лице Хиоичи Коно — одного сплошного приключения. Через год после встречи они поженились, родили двоих детей. Но даже семья не смогла привязать Хиоичи к одному месту. С 88-го по 90-й год он сумел побывать на двух семитысячниках (один из них — пик Коммунизма) и пересечь пешком в одиночку пустыню Сахару: под палящим солнцем прошел 5 тысяч километров! После Сахары Коно решил сменить обстановку — и следующей своей целью выбрал Северный полюс.Куда, вас, сударь, к черту занесло?Готовясь к походу в Арктику, зимой 1992 года Коно с тремя друзьями вновь поехал на Аляску, где форсировал на лыжах замерзшую реку Юкон. Подготовившись к походу физически, Коно понял, что в одиночку таких денег на путешествие (несколько сотен тысяч долларов) он не соберет. Несколько лет подряд он пытался найти спонсоров в Токио, но безрезультатно. И тогда Коно решил вернуться в родной город Мацуяма в префектуре Эхиме. Местная пресса обратила внимание на чудаковатого земляка, и в конце концов специально созданной группе “Команда поддержки экспедиции Хиоичи Коно на Северный полюс” удалось собрать необходимые 40 миллионов иен.

Весной 1997 года Хиоичи стартовал с острова Уорд Хант в канадском Арктическом архипелаге и через 60 дней, 2 мая, достиг Северного полюса. Коно стал первым японцем, дошедшим пешком до самой северной точки земли.

Странно было бы полагать, что на этом Хиоичи Коно остановится. Он и не остановился, а решил теперь вернуться домой. Следующая его грандиозная акция так и называлась — Reaching Home (“Возвращение домой”). Но чтобы пройти пешком с Северного полюса до японского города Мацуяма, опять нужны были тренировки. Коно сделал несколько пробных заплывов на каяке — по Берингову и Японскому морям, вновь взобрался на гору Аконкагуа. По разработанному маршруту, протяженность которого составила 15 тысяч километров, Коно должен был пройти с Северного полюса к самой северной оконечности Канады — острову Уорд Хант, затем по Канаде в сторону Аляски, пересечь Берингов пролив, уже на территории России через Анадырь добраться до побережья Охотского моря и двигаться вдоль побережья до Сахалина, с Сахалина перебраться в Японию, где до финиша — города Мацуяма — уже было рукой подать. Весь путь — на санях, лыжах, каяке и на своих двоих — должен был занять шесть лет. Но только на карте все это выглядело слаженно и просто.Поход в обнимку со смертьюХиоичи стартовал с Северного полюса 27 марта. Через шесть дней ему пришлось остановиться — сильные обморожения, ко всему прочему забарахлила радиостанция, а выходить на связь с группой поддержки в Японии нужно было ежедневно. Некоторое время Коно приходил в себя, и 21 апреля он продолжил свой путь. В четверг, 17 мая, Хиоичи снова не вышел на связь. Ассистенты в Японии связались со своими коллегами в Канаде и попросили поискать Коно. Облетая маршрут на частном самолете, спасатели нашли его сани и некоторые вещи. Затем пропавшего японца полетели искать самолеты канадских ВВС, но Коно так и не нашли. Объявив, что его уже наверняка нет в живых, канадцы прекратили поиски. Члены группы поддержки никак не могли в это поверить и стали требовать у канадской полиции продолжения поисков, угрожая потребовать вмешательства МИДа. Канадцы не хотели рисковать жизнями спасателей в безнадежных, как им казалось, поисках и отказались. Тогда друзья Коно отправились в Арктику на частном самолете.

Тело 43-летнего Хиоичи Коно было найдено 24 мая подо льдом Северного Ледовитого океана в 90 километрах от Уорд Хант. Нашли его почти случайно: решив собрать оставшиеся вещи и сани, ассистенты из группы поддержки посадили самолет и подо льдом заметили очертания тела путешественника. Вероятно, Коно привязал себя к саням и пытался перебраться через расселину в леднике, но не сумел — провалился в воду и захлебнулся.

Казалось, человек покорил Великий Север. Последней жертвой великих северных льдов долгое время считался знаменитый полярный исследователь Руаль Амундсен. Он погиб в 1928-м, пытаясь отыскать терпящую бедствие во льдах экспедицию генерала Нобеля. Но три года назад Север внезапно показал свой свирепый характер, забрав жизнь нашего соотечественника — руководителя полярной экспедиции Андрея Рожкова. И вот теперь в списке трагедий Севера появилось еще одно имя.

Через два дня в Канаду прилетела семья Хиоичи. По просьбе родственников Коно кремировали в Эдмонтоне. Жена погибшего путешественника Юнко Коно пообещала, что она с детьми символически завершит дело своего мужа: они собрались пройти финальный этап в акции “Возвращение домой” — от Хоккайдо до Мацуямы, пригласив поучаствовать всех желающих.

Один из ассистентов Коно, когда нашли тело путешественника, сказал: “Я думаю, он оставил свою душу в Арктике”.



Партнеры