Игорь Шалимов: Куда я без мяча?

22 июля 2001 в 00:00, просмотров: 535

Странное все-таки ощущение, да?..

Вот сидит напротив меня человек, на которого аккурат десять лет назад смотрел во все глаза с трибуны и не мог сдержать обиды: Игорь Шалимов, один из любимейших моих спартаковских игроков, в игре с “Днепром”, кажется, прощался с Москвой. Уезжал в итальянскую “Фоджу”.

Человек, который с ходу покорил футбольную Италию. Быть может, сравнивать его дебют с триумфальным шествием Андрея Шевченко по изогнувшемуся в сапожок полуострову — явный перебор, но уж из российских-то легионеров он точно на Апеннинах ярче всех начинал...

Человек, которого сразу же по завершении того самого феерического первого сезона перекупил культовый миланский “Интер” аж за 15 миллиардов лир! И это был второй на тот момент по дороговизне трансфер итальянского футбола (только Роберто Баджо стоил тогда больше — 25.000.000.000, а, скажем, Диего Марадона, Пол Гаскойн или Рууд Гуллит обходились новым владельцам “всего” в 13 миллиардов).



Человек, который и в “Интере” по первости ни в коем случае не затерялся: 32 матча и 9 голов за сезон — совсем неплохо для полузащитника. И кто знает, если бы президент “Интера” Пеллегрини не решил вдруг договориться с “Удинезе” об обмене Шалимова на Дель Анно, а сам Игорь не встал бы в позу...

Человек, первым из наших заигравший в Неаполе — городе, где нынче заканчивают среднюю школу многочисленные Диего, родившиеся в середине — второй половине восьмидесятых. В то самое время, когда чуть ли не в одиночку добывал скудетто — чемпионские значки — для “Наполи” скандально прекрасный Марадона.

Сидит вот и говорит, что собирается играть в нашей второй лиге...

— Да, за команду под названием “Краснознаменск”. Но ты пойми: просто доигрывать во вторую лигу я бы никогда не пошел. Мне же хочется как бы на двух фронтах выступить: снова играть плюс заниматься какой-то организаторской деятельностью — но не тренерской... Дисквалификация у меня заканчивается двадцать восьмого августа (два года назад после одного из матчей “Наполи” допинг-проба Шалимова дала положительный результат, но сам он какую бы то ни было вину признавать отказывается до сих пор. — А.Л.), а дозаявлять по нашим футбольным законам можно только до седьмого. Но есть возможность, что меня дозаявят потом — в виде исключения. Нужно только написать письмо в Российский футбольный союз.

— Но почему “Краснознаменск”-то, Игорь?

— Не так давно эту команду купили мои хорошие друзья. Поначалу дело у них не очень пошло — всем подряд проигрывали. И где-то месяц назад они решили обратиться ко мне. Откликнулся живо — мне давно хотелось сделать свой маленький профессиональный клуб. Главный тренер у нас, кстати, не кто иной, как Геннадий Иванович Костылев, который возглавлял ЦСКА в то время, когда они обыграли “Барселону” и в Лигу чемпионов прошли...

— А ты сам какую занимаешь должность?

— Я себя назвал — “спортивный директор”. Занимаюсь переговорами с игроками, с клубами... Ну и на поле помогаю Костылеву и Володе Гречневу — помнишь, в “Торпедо” играл? Мне и вправду все это очень интересно. Взять и начать с нуля — вместе с людьми, которым доверяешь. У нас ведь очень мало по-настоящему профессиональных клубов... К тому же есть хороший пример — “Крылья Советов”. Там, конечно, у Германа Ткаченко немножко другой подход, но результат уже виден.

Впрочем, это все не значит, что я готов забыть о программе развития дворового футбола. Есть общество, организатором и учредителем которого я являюсь. Занимаемся строительством футбольных площадок, организацией дворовых турниров.

— Знаешь, этот вопрос я вообще-то не собирался задавать. Но сейчас он так и вертится на языке. Скажи, ну почему наши команды, которые больше всех в мире тренируются, проходят вот эти сборы трехмесячные, в результате в “физике” уступают?..

— Почему? Да потому что тренироваться можно и год: тупо носиться вокруг поля. А можно — заниматься по определенной программе... Сейчас в каждом уважающем себя западном клубе — даже второй, третьей лиги — есть тренер по физической подготовке. А в таких командах, как “Ювентус” или “Милан”, имеется даже группа целая — три-четыре человека. Это люди, изучающие, как можно улучшить стартовую скорость, выносливость. Для каждого игрока они готовят персональную программу: какие упражнения и сколько он должен сделать, какой у него должен быть вес...

В общем, если с умом подойти, то форму можно набрать за месяц, а не за три. Если этим вопросом будут заниматься профессионалы. А у нас кто физподготовкой ведает? Тренер главный. Но это же глупо! Тактика, психологическое состояние команды — вот что должно его занимать, а не разминка... В итоге у нас как получается? Дают пятнадцать минут на разминку — и пошли: кто в носу ковыряется, кто еще чего... С таким подходом мы долго еще ничего не будем выигрывать. Поэтому и надо все менять!

— У нас принято считать — не знаю, справедливо или нет, — что Лобановский в свое время даже опередил Запад. Как раз в том, что касается научного подхода к нагрузкам...

— Так и есть. Ведь такие тренеры, как Липпи, Сакки, они же сидели на трибуне, когда работал Валерий Васильевич, и просто записывали. Они у него учились! Конечно, это специалист мирового уровня.

— Хорошо, а если вспомнить девяностый год, чемпионат мира, что там произошло? Перетрудились в подготовительный период?

— Я думаю, вот в чем дело: ребята были уже в возрасте, почти всем под тридцать... А программа подготовки была рассчитана по тем же принципам, что и в 88-м. Тогда эта тактика сработала — наша сборная вполне могла даже выиграть чемпионат Европы. Англичан вынесли, итальянцев просто разорвали...

— Да, к вопросу о сверхнагрузках. Скажи, что же все-таки произошло, когда в Италии ты вдруг сорвал с себя майку “Фоджи” и ушел с тренировки? Не выдержал?

— Да, там у меня — единственный, кстати, раз в жизни — случилась истерика как раз из-за больших нагрузок. Ведь посмотри, как получилось. Почти целый сезон отыграл у нас, в Союзе, и за молодежную сборную, и за первую, и за “Спартак” в первенстве да в Кубке чемпионов. Потом — три дня отпуска, а там уже начался чемпионат Италии. В результате — два года практически без выходных. И у меня уже просто нервная система не выдержала.

— А с чего все началось? Я имею в виду конфликт с тренером.

— Да не важно... Ну если в двух словах: Земан, тренировавший тогда “Фоджу”, сказал что-то типа “вы, иностранцы, плохо играли...”

— Ну а закончилось чем?

— Поехал на три дня в Москву, отдохнул... И вернулся.

— Оштрафовали?

— Нет. Земан ко всей этой истории нормально отнесся. Даже наоборот — на следующий после возвращения день подошел и спросил: “Ну что, будешь тренироваться или пойдешь на массаж?” “Пойду на массаж...” — ответил я.

— Мне вот что про него интересно понять: почему Земан так хорошо работал в скромной “Фодже” и не прижился в “Роме” и в “Лацио”?

— У него был один недостаток: не любил ничего менять. Вот пример: когда его из “Лацио” убрали, пришел Дзофф, наладил заднюю линию — так они сразу поперли и попали в Кубок УЕФА. В атаке-то у Земана порядок был, команда много забивала, а вот обороной как следует не занимался... Он просто по сути своей не победитель. Не тот тренер, который может чего-то выиграть, как Капелло. Или Трапаттони. Тоже характерный случай. Человек выигрывал скудетто с “Ювентусом”, с “Интером”. А попал в “Кальяри” — и ничего не смог сделать... Видимо, существуют просто разные категории тренеров. Есть такие, которые могут выигрывать. Есть такие, которые спасают команду от вылета. А есть такие, которые умеют, скажем, вывести клуб из серии “В” в серию “А”...

— Ну вот перешел ты в “Интер” за баснословную сумму, не появились в тот момент мысли-то: все, мол, я теперь звезда — дороже меня только Баджо?

— Нет, о чем ты! Я лично и не собирался заострять внимание на собственной популярности... Вообще звездная болезнь, на мой взгляд, проявляется в изменении отношения к другим людям. Тут надо уже, наверное, окружающих поспрашивать: стал ли я тогда другим?

— Но все-таки ты, по-моему, явно не прочь стать звездой. Иначе вряд ли задумал бы петь, как я недавно с удивлением узнал...

— В тех материалах, которые выходили на эту тему в печати, мне многое не понравилось: все перевернуто с ног на голову. Писали, что я собираюсь посвятить себя карьере певца. Но ведь это не так. Прежде всего я — человек футбола! Хотя эта тема действительно поднималась — у меня был разговор с Шефом (он же — Влад Валов, лидер хип-хопового коллектива “Bad Balance”. — А.Л.). Мы с ним серьезно так поговорили: он рассказал, что любит футбол, хотел даже играть на высоком уровне, но после пары серьезных травм пришлось закончить. Но сейчас он играет постоянно — для удовольствия, конечно.

Да, у нас действительно есть идея записать вместе футбольную песню. Потому что проблемы в шоу-бизнесе и в футболе примерно одинаковые, как мне кажется.

— А в разработке текста ты планируешь принимать участие?

— Ну если только как-то подкорректировать, а вообще это все Шеф сам будет делать. Я ему просто рассказал свою историю... Но, конечно, должен получиться сильный текст. Иначе все это просто не имеет смысла...

— Как ты вообще с Шефом познакомился?

— Была такая благотворительная акция — “Прикоснись к сердцу ребенка”. Газманов там еще был в организаторах, городов пятнадцать, кажется, объехали... Ринат Дасаев с нами ездил постоянно, Андрей Пятницкий, Василий Кульков, Вагиз Хидиятуллин, я в трех играх принимал участие. Ну и артисты наши были — в том числе и Шеф. Он в нападении играл. И, знаешь, между нами сразу установилось взаимопонимание. Я его искал по крайней мере взглядом на поле...

— Вот ты говоришь, что в газетах, мол, переврали все слегка. Но уж в Италии-то, наверное, журналисты еще не то выдумывали!

— Да, помню, была история. Только приехал в “Фоджу” — ко мне подошел журналист и начал расспрашивать. “Баджо знаешь?” — “Да, знаю”. — “А “Ювентус”?” — “Да, знаю!” Вот, собственно, и все интервью... А на следующий день появилась огромная статья, в которой утверждалось, будто бы я хочу играть в другой команде — рядом с Баджо в “Ювентусе”. Тут я и понял, что с итальянскими журналистами нужно ухо востро держать... Вообще газеты, оценки все эти — больше для болельщиков. А игроки многие вообще не читают прессу. Вот Марсель Десайи, например. Он даже не знает, по-моему, на каком месте идет команда!

— Игорь, давай вернемся к истории с твоей дисквалификацией. Она так и закончилась в общем-то ничем? Ведь ты подавал апелляции...

— Да ничем она не закончилась. Я уже и забыл об этом... Хотя я боролся, чтобы мне скостили срок. Два года подавал апелляции... Но там это бесполезно.

— Эта ситуация смазала, наверное, впечатление от “Наполи”, вообще от того периода?

— Да, чуть смазала. Конечно, не так хотелось закончить карьеру. Поэтому я хочу закончить ее сейчас — во второй лиге. Поиграть от души!

— Понимаю, что вспоминать сейчас все это не очень приятно, но расскажи: что ты почувствовал, когда узнал о положительном результате допинг-теста?

— Сначала я даже не понял, что произошло, думал: так, ерунда какая-то. Я доктору еще, помню, об этом сказал, а он давай утешать: “Ничего страшного...” Ну а когда мне сказали про два года дисквалификации — у меня был шок. Настоящий шок...

— А на судьбу обида осталась?

— Я считаю, что ни делается, все — к лучшему. Значит, суждено мне было через это пройти. Чтобы потом вернуться в футбол. Куда я без мяча?!



Партнеры