ВОДИТЕЛЬ, НАЖМИ НА ТОРМОЗА...

12 августа 2001 в 00:00, просмотров: 255

  СЕРГЕЙ СУПОНЕВ

    

     — Однажды мы с товарищем моим напились допьяна и поехали купаться на пруд в Крылатском. Искупались и поехали домой. А там — патруль гаишный. Мы мимо них проехали, предусмотрительно погасив габаритные огни, чтобы номер не увидели. Не знаю, что они усмотрели, но стражи порядка бросились за нами в погоню. Пришлось спрятаться в зарослях около кинотеатра “Кунцево”...

     Затаились и сидим. Милиционеры ездили вокруг часа полтора, но не нашли нас, так как я спрятался со страху очень надежно. Когда они уехали, мы стерли с руля отпечатки пальцев, оставили машину и пошли пешком домой, совершенно протрезвевшие. Я придумал заявить с утра машину в угон — для этого отпечатки свои и стер с руля. Мы были в тапках и мокрых от купания трусах. Приходим домой, а там — жена моя. Говорит: где машина? Мы ей все рассказали, а она говорит: “Дуйте, дураки, в свой лес и приезжайте на машине, а не то я вас!..” (У нас тогда была одна машина на семью, и жену можно было, конечно, понять.)

     Ну, мы пошли: светает уже, кругом патрули ездят, а мы в тапках и в трусах идем по Рублевке за “девяткой” красного цвета. Еле нашли в кустах машину, завели и поехали тихонько домой. Добрались без проблем. Рискованный был этот поступок, но тогда я еще жены боялся больше, чем гаишников. Больше я никогда посты не проезжал...

    

     ЕФИМ ШИФРИН

    

     — Совершенно замечательная история произошла со мной несколько лет назад. Прямо от дома у меня угнали единственное движимое имущество — автомобиль. Конечно, дело не радостное, но все завершилось очень смешно.

     Как это бывает у многих: я вышел во двор, но машины там не обнаружил. Что делать? Я написал заявление в милицию, но там сказали, что вероятность найти машину равна нулю. Тогда я попросил у друзей из программы “Времечко” дать мне несколько минут эфира. На всю Москву я очень попросил вернуть автомобиль. Не знаю, может, я выглядел в тот момент очень жалко, но через несколько дней по телефону позвонили и сказали, где можно получить машину назад. Мы приехали за моим сокровищем — двух колес не обнаружили: их уже продали. Но в целом машина не пострадала. Молодой пацан объяснил нам, что в районе орудует банда по кражам авто. И напоследок он дал несколько рекомендаций, как уберечь машину от угона...

     Прошло три месяца. Ночью мне в квартиру позвонили. Смотрю в глазок — два милиционера. Сразу стало как-то неприятно: милиция, да еще и ночью, — можно подумать что угодно... Я спросил, что им от меня нужно, — на это получил веселый ответ, что у них для меня сюрприз! Оказалось, во время рейда дежурный под моими окнами обнаружил... угнанную у меня же машину! После возврата я по рассеянности забыл снять ее с угона в ГАИ, а дежурный, прогуливаясь по территории, обнаружил ее, о чем радостно мне и сообщил в два часа ночи.

    

     АЛЕКСАНДР ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ

    

     — Однажды, будучи студентом, я отправился навестить маму в Кемеровскую область. И по дороге наш самолет попал в буран...

     Сначала началась жуткая болтанка, но экипаж молчал, как партизаны, поэтому о том, что творится за бортом и что у нас заканчивается горючее, — мы узнали гораздо позднее.

     После всех перипетий экипаж принял решение садиться в поле. А за окном — февраль, холодно... Я бедный студент: ни валенок, ни теплой куртки, на мне только замшевые тапочки, в легкой ветровке... Просидели в снегах около двух часов, прождали, пока за нами из ближайшего города приехал трактор с огромными санями, в которых могло уместиться 100 человек. Всех пассажиров погрузили в эти сани — и по бездорожью, волоком, в метель потащили в ближайший аэропорт. Багаж же отправился следом со вторыми санями. От холода я отморозил себе ноги. В аэропорту, когда отогрелись и пассажиры, и члены экипажа, мы устроили грандиозное застолье по случаю нашего удачного спасения. Кстати, как нам потом сказали, если бы самолет был реактивным, а не моторным, то шанса выжить практически не было...

    

     АЛСУ

    

     — Хотя я еще и молодая, но поездить по стране уже пришлось предостаточно. И, тьфу-тьфу, пока никаких серьезных происшествий со мной не случилось. Но три недели назад я попала в ДТП...

     Я собиралась вылететь в Лондон на съемки нового клипа. И перед отъездом я договорилась со своим продюсером Валерием Белоцерковским о том, что мы встретимся в аэропорту. Из дома я выехала вовремя, поэтому опоздать на рейс не могла. Но на светофоре в мой “Мерседес” сзади на скорости въехал какой-то тип. Причем удар был такой силы, что до сих пор машина стоит на ремонте. Я даже не успела испугаться. Хотя ощущения очень неприятные. Но самолет ждать не будет, поэтому я поймала такси — и в аэропорт. Валера очень удивился, когда увидел меня в такси...

    

     МИХАИЛ ЗВЕЗДИНСКИЙ

    

     — Так как в дороге провожу большую часть жизни, то, конечно, различных случаев произошло немало. Но совершенно жуткий случай произошел со мной недавно, во время гастролей на Чукотке (я чуть не остался там навечно).

     Меня пригласили дать концерт в самом отдаленном поселке Чукотки. По-моему, он находился даже за Полярным кругом. Мои музыканты выехали первые, а я поехал за ними следом, причем для пущей безопасности мне в водители дали человека из местного населения. И он так разогнал машину, что она не удержалась на дороге и перевернулась...

     Вы знаете, мне часто приходилось испытывать разные удары судьбы, попадать в различные переделки, но такого у меня не было. В Москве, конечно, есть гололед, но Чукотке же многие километры — сплошной лед! Машина наша покатилась кубарем. Хорошо, что я не сильно пострадал — только голову разбил. Но тогда мне казалось: все. Не выживу. А уж когда после больницы, где мне быстро дали какие-то таблетки, я все же приехал в поселок, мои музыканты меня не узнали. На мне лица не было. Вот в каком состоянии я прибыл на концерт, который, кстати, несмотря ни на какие злоключения, прошел весьма успешно. Но все равно впечатления от этой поездки остались не самые лучшие.

    



Партнеры