Гроссмейстеры и деньги

26 августа 2001 в 00:00, просмотров: 952

Хоккеисты и футболисты зарабатывают за сезон десятки миллионов долларов. Конечно, шахматистам такие деньги не снятся, но жаловаться на бедность именитым шахматистам сейчас тоже не пристало. Впрочем, как мы увидим, благополучны они были не всегда.

“Гроссмейстеры и деньги” — сложная тема. Финансовые требования и гонорары, призовой фонд в турнирах и матчах, конфликты и скандалы на почве зеленых купюр и т.д. — тут есть о чем поговорить. Увы, автор этих заметок не настроен на серьезный лад. Но, может быть, более вдумчивые авторы используют предлагаемые сюжеты, касающиеся прежде всего шахматных королей, для солидного исследования данной темы, даже диссертации...

Первый шахматный король Вильгельм Стейниц был дважды женат. Но, судя по всему, ни первая жена, ни вторая не были с ним особенно счастливы — в те времена шахматная игра не могла стать источником материального благополучия. А ничем другим Стейниц не занимался — в молодости обладал незаурядными математическими способностями, но ради шахмат пожертвовал наукой. Последние годы Стейниц много болел, страдал острым нервным расстройством и умер в лечебнице для душевнобольных. Второй жене (первая умерла раньше) и его маленьким детям не осталось ни гроша. Первый чемпион мира был единственным, кому шахматы принесли только славу.

* * *Второй и третий короли — Эмануил Ласкер и Хосе Рауль Капабланка — перед любым состязанием диктовали свои финансовые условия. Кстати, Ласкер был первым в мире шахматистом, который требовал персонального гонорара за участие в турнире. В 1909 и 1914 годах ему был заплачен приз в золотых рублях из царской казны. Впрочем, с высоты сегодняшнего дня призы в те времена выглядят смехотворными.* * *Четвертый чемпион мира Александр Алехин многие годы находился в финансовых затруднениях. Во время Второй мировой войны он отправился на заработки в Испанию, а затем в Португалию, куда его пригласили на выступления. Алехин сильно болел, угасал на глазах, а шахматных гонораров не хватало, чтобы свести концы с концами. Кончилась война, Алехин собрался вернуться во Францию, но от жены не было никаких известий. Кто-то из португальских шахматистов написал ей отчаянное письмо: “Ваш муж находится в невыносимой ситуации — больной, без средств к существованию...”* * *Пятый чемпион Макс Эйве был благополучным человеком, в том числе и в материальном отношении, но отнюдь не благодаря древней игре: он имел надежные тылы — преподаватель математики, профессор. В 30-е годы и позднее это гарантировало высокий уровень жизни. Мало кто прожил такую счастливую жизнь, как Эйве: он много играл, много писал о шахматах, объездил весь мир как президент ФИДЕ и вместе с тем был абсолютно независим от шахмат.* * *Шестой по счету и первый советский чемпион мира Михаил Ботвинник был обласкан партией и правительством. Квартира, машина, дачный участок в престижном месте и другие приятные подарки были обязательным атрибутом наших выдающихся гроссмейстеров, и именно с Ботвинника началась эта традиция. Однако деньги спортсменам, в том числе шахматистам, не полагались, это было правилом дурного тона. Смешно, но за пятнадцать лет владения шахматной короной (с двумя годичными перерывами) Ботвинник заработал меньше, чем Карпов, Каспаров или Крамник за иной блицтурнир.* * *В 1955 году в Москве состоялся матч СССР—США, который посетил Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев. Он разговорился с Марком Таймановым и спросил его:

— А когда советские гроссмейстеры выступают за рубежом, они получают гонорар?

— Что вы, Никита Сергеевич, — ответил Тайманов, — как же мы можем брать деньги у буржуев?! Наша задача — показать, что мы сильнее их.

— А когда выступают в СССР, получают?

— Конечно, на что же мы тогда бы жили.

— Что-то здесь не так, — задумался Хрущев. — Выходит, у богатых капиталистов вы ничего не берете, а в нашей бедной стране берете. Это никуда не годится.

Хрущев дал соответствующее распоряжение, и с тех пор советским шахматистам, играющим за рубежом и проводящим сеансы одновременной игры, разрешили получать валюту.

Так партия в лице Хрущева, борясь с проклятой буржуазией, помогла шахматистам повысить свое благосостояние.* * *Седьмой чемпион мира Василий Смыслов тоже был обласкан властями, получил от государства все, что причитается. Но денег особенно не накопил и, покинув “большие шахматы”, вел скромную размеренную жизнь. Но тут ему немного повезло. Новый президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов утвердил специальную стипендию экс-чемпиону мира, и теперь Смыслов к своей пенсии в 20 долларов каждый месяц добавляет еще тысячу от Илюмжинова.* * *Восьмой шахматный король Михаил Таль был законопослушным гражданином, в 80-е, выиграв первенство мира по блицу, вместо того чтобы плюнуть на все и спокойно оставить себе приз в 50 тысяч долларов, имел глупость сдать гонорар куда положено и, кажется, взамен не получил ни копейки. Впрочем, Таль мало беспокоился о деньгах, тем более что еще больше, чем Спорткомитет, у него отбирали заработанное за шахматной доской дамы сердца. По поводу большинства талевских подруг, скрашивавших его существование, можно сказать, что их объединяла “одна, но пламенная страсть”. Поочередно они буквально преследовали гроссмейстера и редко упускали счастливый момент, когда их избранник получал чек за победу в турнире.* * *Девятый чемпион Тигран Петросян был состоятельным человеком, но не за счет победы в турнирах. Завоевав шахматную корону, он стал одним из самых знаменитых в мире представителей своей нации, и богатые и щедрые армяне разных стран чуть ли не считали своим долгом сделать Петросяну ценный подарок. После того как он сверг с трона Михаила Ботвинника в 1963 году и приехал в Ереван, весь город был у его ног. В солнечной Армении собрали по рублю целый миллион и вручили его новому чемпиону мира. А возвращаясь как-то в Москву из гастрольной поездки в Германию, он вез с собой полный вагон дорогих и качественных товаров, включая роскошную газонокосилку.* * *Десятый чемпион Борис Спасский сыграл множество претендентских матчей, провел два поединка с Петросяном, но особенно не разбогател. В 60-е годы Спасский постоянно обыгрывал датского гроссмейстера Ларсена, в то время одного из претендентов на шахматную корону. “Много амбиции, но мало амуниции”, — шутил будущий чемпион мира, хотя и уважал Ларсена и как человека, и как шахматиста.

А когда в 68-м их претендентский матч завершился очередным разгромом датчанина, Спасский тонко подметил:

— Ларсен играл, как любитель, но получал, как профессионал. Я же, напротив, играл, как профессионал, но получал, как любитель...* * *Тридцать лет назад шахматные призы были мизерные, например, в претендентском матче Спасский — Ларсен призовой фонд составлял всего 230 долларов. Наш гроссмейстер даже выразил недовольство тогдашнему президенту ФИДЕ Рогарду. Каково же было его удивление, когда Рогард сообщил, что назначает призы в соответствии с рекомендацией Шахматной федерации СССР. Когда Спасский убедился, что именно так на самом деле проявляется забота партии и правительства о советских спортсменах, он даже извинился перед президентом за свое высказывание.* * *Проиграв Фишеру второй матч, Спасский вышел на новую орбиту. Получив 300 тысяч долларов, он ни цента не отдал спортивным чиновникам и, естественно, сразу стал их врагом. Подобные поборы носили негласный характер, никаких законов на этот счет не существовало. Нужно было лишь проявить смелость и пренебречь унизительными правилами. Спасский сделал это первым. Отношения с властями немедленно испортились, и в конце концов шахматный король, женившись на француженке русского происхождения, уехал во Францию.* * *Да, благодаря одиннадцатому чемпиону мира Роберту Фишеру гроссмейстерские призы в турнирах выросли в десятки, сотни, а то и в тысячи раз. По этой причине Спасский в свое время назвал американского чемпиона “наш профсоюзный начальник”. А сам Борис Васильевич, надо сказать, оказался любимцем Фишера, его наиболее удачливым “подчиненным”. После первого матча со своим профсоюзным боссом Спасский, как мы видели, разбогател, а после второго вообще стал миллионером...* * *Двенадцатый чемпион Анатолий Карпов продолжил линию Фишера и делал все, чтобы к шахматам относились с уважением. При его царствовании размеры призов в матчах за шахматную корону только росли, тем более что поединки с Корчным, а затем с Каспаровым вызывали огромный интерес, замешенный, правда, на политике. Впрочем, до середины 80-х Карпову приходилось то и дело сдавать валюту в специальное окошечко в Спорткомитете СССР. А в 86-м и Карпов, и Каспаров добровольно-принудительно пожертвовали всем своим гонораром за матч-реванш в пользу пострадавших в чернобыльской аварии.* * *Дело изменилось в двух последних поединках Каспаров — Карпов, в 1987 и 1990 годах. Наступила перестройка, и шахматисты, как и многие спортсмены, перестали делиться деньгами со спортивными чиновниками, которые на их гонорары покупали себе иномарки и путешествовали по белу свету. За ничейный матч в Севилье Карпов и Каспаров получили по полтора миллиона долларов. Если не считать “левый” матч Фишер — Спасский, никогда прежде гроссмейстеры не имели таких призов.* * *С 1985 года в шахматном мире доминировал тринадцатый король Гарри Каспаров, и благодаря ему денежный вопрос вышел на первый план. Он требовал супергонорары за участие в турнирах, выступлениях, сеансах одновременной игры и т.д. Но неуемная страсть к деньгам иногда подводила Гарри. Так, в 93-м, чтобы не делиться двадцатью процентами с ФИДЕ, Каспаров убедил Шорта провести их матч за шахматную корону вне этой организации, для чего они вдвоем образовали так называемую Профессиональную шахматную ассоциацию. В результате в мировом шахматном движении произошел раскол, не преодоленный до сих пор: появились два чемпиона мира, две системы розыгрыша шахматной короны и т.д. Да, чемпион мира и претендент решили тогда немного подзаработать и “кинули” ФИДЕ, благодаря которой, собственно, получили все свои титулы и звания.




Партнеры